Сюжеты

Бешеной популярностью пользуется в Италии фотография Муссолини, повешенного за ноги, с комментарием: «Очередь за Берлускони»

Сторонники непотопляемого Сильвио с треском проиграли местные выборы по всей стране

Этот материал вышел в № 59 от 3 июня 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

На площади перед готическим собором поют «Интернационал», песни партизан антифашистского Сопротивления и размахивают красными и оранжевыми флагами. Губернатор Апулии Ники Вендола взбирается на трибуну и кричит: «Мы освободили Милан!»....

На площади перед готическим собором поют «Интернационал», песни партизан антифашистского Сопротивления и размахивают красными и оранжевыми флагами. Губернатор Апулии Ники Вендола взбирается на трибуну и кричит: «Мы освободили Милан!». Толпа ликует. В социальных сетях пользуется бешеной популярностью фотография Муссолини, повешенного за ноги на площади Лорето, с комментарием: «Очередь за Берлускони». Если верить газетам и ТВ, Италия сменила цвет и вот-вот сменит правительство, положив конец почти двадцатилетнему доминированию на политической арене непотопляемого до сих пор телемагната и премьер-министра.

Поводом для неожиданного и неудержимого триумфа левых стали местные выборы. Повод средней значимости вроде бы, хотя на кону стояли несколько крупных городов, прежде всего Милан. Мэр Летиция Моратти не пользовалась особой популярностью, но за ней стоял экономический истеблишмент, а ставка на Экспо-2015 казалась беспроигрышной. К тому же экономическая столица Италии никогда не соблазнялась левыми идеями, максимум на что хватало смелости избирателей — умеренно социал-демократические руководители. Левые рутинно организовали праймериз, на которых неожиданно победил не кандидат Демократической партии — аморфной наследницы коммунистов, по-прежнему считающейся лидером и ядром оппозиции, — а Джулиано Пизапия, правозащитник и адвокат, по молодости загремевший в тюрьму за пособничество красным террористам (правда, потом оправданный). Спустя несколько месяцев этот совершенно внесистемный и нехаризматический кандидат разгромил Моратти в первом туре и превратил второй тур в понедельник, 30 мая, в триумф оппозиции: 55 процентов против 45.

Еще хуже дела обстояли в Неаполе, где бывший скандальный прокурор Луиджи Де Маджистрис в первом туре обошел официального кандидата левых, а во втором раздавил двумя третями голосов соперника от партии власти. Можно ссылаться на особый случай столицы Юга, заваленной уже не первый год мусором, который Берлускони время от времени убирал с помощью армии, но триумф откровенного популиста от партии «Италия ценностей», чью программу можно вкратце обозначить как «Всех посадить!», напугал многих. Волна протестного голосования прокатилась по всей стране, впервые за много лет свергнув коалицию Партия свободы (Берлускони) — Лига Севера, в том числе в регионах, где сепаратисты из Лиги правили давно и безраздельно.

Произошло немыслимое. Премьер, привычно превративший избирательную кампанию в референдум о собственной персоне, потерял — особенно в Милане — свой традиционный электорат. По опросам, Берлускони устоял перед любыми потрясениями, включая экономический кризис и скандалы с несовершеннолетними девушками по вызову. Но в этот раз крики о преследованиях прокуратуры и неминуемом нашествии коммунистов не возымели эффекта. Не помогла и пропаганда на грани ксенофобии Лиги, пугавшей миланцев цыганскими таборами на каждом углу. Моратти внесла в кампанию свою лепту рядом ляпсусов, развеселивших блогеров. В промежутке между первым и вторым туром партия власти опустилась до технологий, давно опробованных в России, но мало принятых в Италии, вроде нашествия фальшивых цыган, громогласно рассуждавших на улицах и в барах, как они будут пользовать итальянских женщин.

Ничего не помогло, и левые, до недавнего времени панически боявшиеся досрочных выборов, громогласно требуют теперь отставки правительства. Непотопляемый Берлускони — который, впрочем, и не думает об отставке — вдруг показался большинству итальянцев жалким молодящимся любителем девочек, и избиратели поддержали лозунги перемен и реформ (каких, впрочем, особо не уточняется). Очевидно, количество перешло в качество, как всегда незаметно, и Берлускони со своими скандалами, авторитарными замашками и пошлыми шутками на международных саммитах просто надоел, а низкопробная избирательная кампания его сторонников довершила дело. Уметь проигрывать непросто, и упорное нежелание партии власти признавать поражение усилило ощущение начала конца: на приеме у президента в честь Дня республики за рукопожатием главы государства стояла длинная очередь, в то время как вокруг премьера образовалась подозрительная пустота.

Впрочем, если не обращать внимания на безудержный энтузиазм победителей, Берлускони пока не о чем беспокоиться: Италия — парламентская республика, и правительство может рухнуть только в случае развала правящей коалиции, в противном случае впереди еще два долгих года у власти. Но ощущение, что закончилась целая эпоха, остается. Мало кто, однако, задается самым интересным вопросом: а что потом? Согласно опросам, Демократическая партия по-прежнему уступает Партии свободы, в лучшем случае догоняет ее 28%. Значит, все будет решаться в альянсах. А здесь у Берлускони дела обстоят лучше, чем у левых: Лига будет его шантажировать, требуя большей независимости для регионов Севера, но в одиночку создать правительство не сможет хотя бы в силу своей сепаратистской направленности (не говоря уже о почти анекдотическом культурном уровне своих кадров, пропагандирующих запрет на поездки в метро для иммигрантов и обязательное изучение в школе местных диалектов вместе или даже вместо английского). Оппозиция же состоит из странного конгломерата бывших коммунистов, умеренных католиков и социалистов, антиглобалистов, профсоюзов и интеллигенции, объединенных практически только ненавистью к премьеру, беспощадно проводящему строгую бюджетную политику. Демократическая партия не смогла провести на выборы ни одного своего кандидата: схватки за кресло мэра выиграли внесистемные, экстремальные политики. Социолог Лука Рикольфи вообще считает это главным итогом выборов: в абсолютном выражении единственные, кто прибавил в весе, — это популисты из «Италии ценностей», антиглобалисты, поддерживающие сатирика Беппе Грилло, и коммуно-католики с «зеленым» оттенком партии «Левые и свобода» губернатора Вендола, который напугал большую часть умеренного электората, призвав на митинге победителей в Милане немедленно «обнять наших братьев цыган и мусульман». Центристы так и не стали явной альтернативой ни либералам Берлускони, ни социал-демократам из Демократической партии и потерялись в избирательных урнах. Так что после Берлускони, который в почти 75 лет, наверное, в самом деле исчерпал свой ресурс, может вполне случиться потоп: без харизматического премьера его картонная Партия свободы, скорее всего, развалится, и создать парламентское большинство — правое или левое, неважно — станет делом весьма затруднительным.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera