Сюжеты

Мать-одиночка как мать-героиня

<span class=anounce_title2a>История России. Фрагменты</span>

Этот материал вышел в № 59 от 3 июня 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Общество

Александр МеленбергНовая газета

После памятного ХХ съезда КПСС (февраль 1956 г.), осудившего не менее памятный культ личности Сталина, заметно оживилась эпистолярная активность народа. Произошел сход горной лавины «писем трудящихся» на союзное правительство. В этой...

После памятного ХХ съезда КПСС (февраль 1956 г.), осудившего не менее памятный культ личности Сталина, заметно оживилась эпистолярная активность народа. Произошел сход горной лавины «писем трудящихся» на союзное правительство. В этой лавине выделяется очень стойкий поток просьб совсем не политического, не реабилитационного и не экономического (отменить колхозы) характера. Трудящиеся просили (даже слезно умоляли) пересмотреть сложившуюся в сталинские годы систему семейно-брачных отношений.

Показательно, что письма на имя Председателя Совета министров СССР товарища Булганина Н.А. отправляли не только матери-одиночки и беспокойные пенсионеры (что, в общем-то, понятно), но и мужчины так называемого «брачного возраста».

Приводим выдержки из этих писем за июль-сентябрь 1956 года в том порядке, в каком они были представлены на имя главы правительства.

Из письма Рощука Владимира Афанасьевича (Хмельницкая обл.):

Прошу Совет министров Союза ССР разобраться в моей семейной жизни и семье. И установить правильную жизнь моей незаконной семьи.

1. Я проживал с женою гр. Тимчук Е.Т. Законно мы вступили в брак. Жена связалась с сотрудником милиции г. Шепетовки. В 1949 г. уехала в Шепетовку.

2. В 1950 г. я живу с другой женой Форсюк И.М., в браке не состоим, и мне по закону не является женой. <...>

5. Я с незаконной женою имею своих двух кровных детей. Мою семью — жену и детей в сельсовете отказывают, что жена мне не является женой, а мои маленькие кровные дети не являются моими детьми, а я не отец для своих кровных детей. Потому что не состою в браке, а меня считают за квартиранта.

6. Когда родились дети, я ходил в сельсовет записать детей. Детей на мою фамилию не записали, а записали на фамилию жены как незаконные, а имя по отцу выбирайте любое, какое вам нравится, потому что дети не ваши. Прямо насмешка!

7. <...> Мне как отцу большая обида, что моих маленьких кровных детей называют незаконными, они не виноваты, что они незаконные и не могут пользоваться правами, как остальные миллионы детей СССР. А разве незаконные дети не хотят жить на свете. Они тоже хотят жить и пользоваться правами, как законные дети СССР <...>

 Из письма Никитиной Анны Степановны (Ленинградская обл.):

<...> Прошло уже 12 лет, как вышел этот закон, за этот период времени произошло столько изменений, да и люди совсем стали другие, а закон все еще имеет роковую силу. Пусть я мать-одиночка несу на себе тяжелый гнет, но почему мой ребенок наказан и носит имя незаконнорожденного, почему этот маленький гражданин Советского Союза должен с детства терпеть трудности материальные и моральные, достаточно того, что он лишен своего отца. Больше того, в школе более невыдержанные дети называют их пятидесятирублевыми. Какое это унижение.

<...> Неужели мы, матери-одиночки, по Конституции получили только обязанности, а права получили вот такие отцы.

 Из письма Никифоровой Н.А. (Куйбышевская обл.):

<...> Пока он с нами жил, он был отец детей, а как только он ушел, так я стала мать-одиночка. Это неверно! У детей есть отец! Дети не родились без отца! Отец от них не отказывается. Он даже одну дочь просит себе, возможно, потому, что знает, я ему не отдам, просто для приличия, чтоб не стыдно было от людей. Он к ним ходит <...>

Почему же он не отец им? Почему его государство не считает отцом и на него не распространяются законы как на отца? Почему такие отцы не должны помогать в воспитании своих детей? Ребенок ни в чем не виноват, он не знает, почему и каким образом он родился, но он должен расти, учиться и стать настоящим полезным человеком нашего общества, поэтому и мужчины должны нести ответственность за рождение и воспитание ребенка наравне с женщиной…

 Из письма Зорина Федора Михайловича (Краснодарский край):

Товарищ Булганин! Не очень приятно обращаться к Вам с вопросами личной семейной жизни, но другого выхода у меня нет.

<...> Было время, когда человека-мужчину обвиняли в сожительстве с женщиной, независимо, прав он или виновен, а плати алименты и давай ребенку свою фамилию: твой он или не твой, это никого не интересовало, суд все равно осудит.

Надоела такая игра. Сделали обратное. Рождается ребенок у родных, которые не зарегистрировались в ЗАГСе, и сколько бы отец ребенка ни просил, сколько бы он ни доказывал, что ребенок его родной, отцу не верят, ребенка записывают на фамилию матери, а запись об отце в документах ребенка не делается…

Из письма Мустафы И.Д. (Ворошиловградская обл.):

Здравствуйте, уважаемый Николай Александрович. Прошу извинить за мое такое письмо, и в то же время прошу обратить внимание на содержание его.

Я и мои товарищи по возрасту смотрим на жизнь нашей молодежи и видим много не только плохого, но и позорного, даже преступного <...>

Один (мой) сын работает, женат, причем, к большому позору, женатый не один раз, а три. Один раз взял девушку, прожил немного, стала нехороша, бросил ее, да еще не одну, а с сыном. Я как родитель и мать наша прикладывали силы, чтобы он не сиротил дитя, по-всякому доказывал, он и слушать не хочет, говорит: вы старые и ничего не понимаете, никакого здесь позора нет, это законом разрешается. Мы говорим ему, ну ты хотя бы помогай ей, они не зарегистрированы, а он отвечает, что, мол, мне самому не хватает <...>

<...> Неужели правительство не может обратить внимание на это и издать какой-то указ, который бы повернул отцов лицом к своим детям.

Из письма Кибалиной Лидии Николаевны (Москва):

Тов. Булганин! Я понимаю, что Вы заняты очень важными делами, но все же решила обратиться к Вам, потому что знаю, что Вы внимательно и заботливо относитесь к нуждам простых людей.

Вопрос этот не только мой, это вопрос многих матерей и детей.

Почему у нас существует закон, по которому ребенок, имея отца, не зарегистрированного в браке, не носит его фамилии, а в метрике в графе «отец» вместо имени ставится буква «зет»?..

<...> Разве виноват ребенок, если мать ошиблась, а отец оказался подлецом?

Отец моего ребенка, оставив нас, сказал: «Закон меня ни к чему не обязывает, жениться и воспитывать детей я не хочу, я хочу жить в свое удовольствие».

По этому принципу он и живет.

Ему сейчас 25 лет, год назад он окончил институт, перед ним открыты все дороги. Совести у него нет, закон ни к чему не обязывает, он и дальше намерен продолжать также, а страдать придется женщинам и детям!

Судя по письмам, гражданам Советского Союза очень не нравился регулирующий их семейно-брачные отношения Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 года «Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении почетного звания «Мать-героиня» и учреждении ордена «Материнская слава» и медали «Медаль материнства».

Название, действительно, звучало издевательски, если пропустив раздел о наградах, сразу открыть V главу сталинского указа:
 
Ст. 19. Установить, что только зарегистрированный брак порождает права и обязанности супругов…

Ст. 20. Отменить право обращения матери в суд с иском об установлении отцовства и о взыскании алиментов по содержанию ребенка, родившегося от лица, с которым она не состоит в зарегистрированном браке.

Ст. 21. Установить, что при регистрации в отделах ЗАГС рождения ребенка от матери, не состоящей в зарегистрированном браке, ребенок записывается на фамилию матери с присвоением ему отчества по указанию матери.

Ст. 22. Производить в паспортах обязательную запись зарегистрированного брака с указанием фамилии, имени, отчества и года рождения супруга, места и времени регистрации брака.

Хрущевские выдвиженцы, видимо, понимали всю ненормальность, даже трагичность ситуации. Что и заставило председателя Юридической комиссии при Совмине СССР (до такого статуса Хрущев понизил просталинский Минюст), министра внутренних дел, генерального прокурора и председателя Комитета советских женщин обратиться в правительство со следующим письмом:

В Совет министров СССР
Секретно

По вопросу о частичном изменении Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г.

…Указом от 8 июля 1944 г. установлено, что только зарегистрированный брак порождает права и обязанности супругов, и отменено право обращения матери в суд с иском об установлении отцовства и о взыскании алиментов по содержанию ребенка, родившегося от лица, с которым она не состоит в зарегистрированном браке.

Упомянутый указ был издан в период Второй мировой войны, вызвавшей большую убыль населения, в особенности мужчин брачного возраста, уменьшение рождаемости и другие тяжелые последствия. В связи с этим наряду с мероприятиями, продолжавшими общую линию нашего законодательства на укрепление семьи, было принято и такое мероприятие исключительного порядка, как запрещение доказывать отцовство и освобождение фактического отца, не состоящего в зарегистрированном браке с матерью ребенка, от уплаты алиментов на его содержание и запрещение записи фактического отца (даже в тех случаях, когда он признает ребенка своим).

В настоящее время нет оснований сохранять порядок, устанавливающий различие в правах и обязанностях родителей и детей в зависимости от того, рождены ли дети в браке или вне брака <...>

<...> При этом число детей, рождающихся от лиц, не состоящих в браке между собой, начиная с 1950 года систематически снижается: в 1950 г. этих детей родилось 944 тыс (19,7% к общему числу родившихся), а в 1955 году – 734 тыс (14,5%).

Следует иметь в виду, что разрыв между количеством мужчин и женщин брачного возраста в стране остается весьма большим (по ориентировочным данным ЦСУ СССР, в настоящее время мужчины брачного возраста составляют 44%, а женщины — 56%) <...>

При существующем положении вся забота по содержанию и воспитанию детей, рожденных вне брака, ложится исключительно на мать ребенка. Хотя государство выплачивает одиноким матерям пособие на содержание детей, но размер пособия недостаточен (50 рублей в месяц на одного ребенка, 75 — на двоих, 100 — на троих и более детей); к тому же пособие выплачивается только до достижения детьми 12-летнего возраста <...>

<...> Невозможность судебного установления и даже добровольного признания отцовства и взыскания алиментов с отца, не состоящего в браке с матерью ребенка, ставит наше законодательство в невыгодное положение по сравнению с законодательством стран народной демократии и даже многих капиталистических государств и вызывает нападки на советское законодательство на международных конференциях и съездах, затрудняет работу представителей СССР в некоторых международных организациях (Комитет по правам женщин при Социально-экономическом совете ООН, Международная конференция по защите прав детей и др.) <...>

<...> Следует допустить установление отцовства детей, рождающихся вне брака, как путем признания ребенка со стороны фактического отца, так и путем предъявления матерью иска в суде <...>

<...> Следует также обсудить вопрос о выплате государственного пособия не до 12 лет, как это установлено указом от 8 июля 1944 г., а до 16 лет, на учащихся же до 18 лет. Вопрос этот является в настоящее время весьма актуальным, т.к. с 1956 г. прекращается выплата пособий одиноким матерям на детей, родившихся в 1944 г. Необходимые для этого расходы будут с избытком покрыты экономией государственных средств в связи с возложением платежа алиментов на лиц, отцовство которых будет установлено.

Предлагаемые изменения закона мы считаем необходимым ввести лишь в отношении детей, родившихся после издания нового указа. Что касается детей, родившихся от лиц, не состоящих в браке, за период с 1944 г. по день издания нового указа, нецелесообразно распространять на них новый порядок. За период с 1945 по 1955 г. включительно родилось 8 652 000 детей, в свидетельствах о рождении которых нет записи об отце. Если новый закон распространить и на этих детей, то в судах возникнут миллионы новых дел о признании отцовства и взыскании алиментов с отцов, у большинства из которых уже имеются новые семьи.

10 октября 1956 г. А. Денисов
№2/6с Н. Дудоров
 Р. Руденко
 Н. Попова

 
На этот документ глава правительства Н.А. Булганин наложил резолюцию: «Юридической комиссии рассмотреть данный вопрос вместе с подготавливаемым проектом Основ законодательства о браке и семье. 17 мая 1957 г.».

Как видно, между датой письма и его рассмотрением прошло более полугода. «Внимательный к нуждам и заботам простых людей» «уважаемый Николай Александрович» не торопился. Был занят более важными делами. Тем не менее новое законодательство о семье и браке со скрипом, но подготавливалось.

Далее произошли форс-мажорные обстоятельства. Буквально через месяц после проставления резолюции. Они известны как выступление «антипартийной группы». Попытка Маленкова, Молотова, Кагановича и других лиц, в том числе Булганина, отстранить Хрущева от власти потерпела фиаско. В марте 1958 г. победители сняли Булганина с должности предсовмина. Параллельно разогнали группу помощников Булганина, занимавшуюся подготовкой семейно-брачных законов.

Увлеченные борьбой за власть слуги народа забыли о письмах народа, о мольбах народа, о нуждах народа… Ущемляющий матерей-одиночек сталинский закон действовал уже 24 года, когда о нем опять вспомнили. Сессия Верховного Совета СССР 27 июня 1968 г. наконец приняла «Основы законодательства о браке и семье» (со вступлением в силу с 1 октября того же года).

Ст. 16, ч. 3. В случае рождения ребенка у родителей, не состоящих в браке, при отсутствии совместного заявления родителей отцовство может быть установлено в судебном порядке.

Ст. 22. Алименты на несовершеннолетних детей с их родителей взимаются в размере на одного ребенка — одной четверти, на двух — одной трети, на трех и более — половины заработка (дохода) родителей.

Фактически был принят тот проект, который 12 лет назад прилагался к «письму четырех» в Совмин. И выплата пособий на детей (читай, алиментов) теперь производилась не за счет государства, а за счет родителей, и не до 12-летнего возраста, а до 18-летнего. В законе, утверждающем «Основы», было даже оговорено: «Установить, что предусмотренное ст. 16 <...> правило <...> применяется в отношении детей, родившихся после введения в действие «Основ».

То есть для родившихся после 1 октября 1968 года. Не дождалась Лидия Николаевна Кибалина и многие миллионы других не дождались помощи от советского государства…

В развитие «Основ» 16 октября того же 1968 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР, который отменил ст.ст. 20 и 21 (19-я уже утратила значение) сталинского указа от 8 июля 1944 г.

Отменена была и 31-я статья: «Органам прокуратуры в соответствии с действующим уголовным законодательством привлекать к ответственности виновных в незаконном произведении абортов…»

 Законные аборты были запрещены еще постановлением ЦИК и СНК от 27 июня 1936 г. Во времена хрущевской оттепели они вновь разрешены указом от 23 ноября 1955 г.

Тот же указ от 16 октября 1968 г. отменил еще один сталинский привет молодоженам — «Закон СССР от 4 февраля 1948 г. «О воспрещении браков между гражданами СССР и иностранцами»».

Из всего сталинского законодательства, если не считать ордена-медали, осталась только вышеприведенная 22-я статья об отметке в паспорте. Но ничто не вечно под луной. С 1 марта 1996 г. в России введен в действие «Семейный кодекс Российской Федерации». В нем ст. 49 полностью подтверждает смысл ст. 16 упраздненных «Основ» 68-го года. Совершенно в духе времени есть в кодексе и такие юридические понятия, как «брачный контракт», «суррогатная мать». Зато отметки в паспорте больше не требуется.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera