Сюжеты

«Еще ни один политзаключенный в Вельской колонии не выходил по УДО»

Бывший начальник оперчасти УГ-42/14 Виталий Лосев настроен пессимистично по поводу освобождения Платона Лебедева

Этот материал вышел в № 80 от 25 июля 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

 

Адвокат Виталий Васильевич Лосев много лет сотрудничает с нашей газетой. Постоянные читатели «Вельск-инфо» хорошо знают его как квалифицированного юриста, консультирующего вельчан по многим житейским вопросам – от защиты трудовых прав до...

Адвокат Виталий Васильевич Лосев много лет сотрудничает с нашей газетой. Постоянные читатели «Вельск-инфо» хорошо знают его как квалифицированного юриста, консультирующего вельчан по многим житейским вопросам – от защиты трудовых прав до конфликтов, связанных с ЖКХ или социальным обеспечением. Но, вероятно, далеко не всем известно, что Лосев длительное время работал старшим уполномоченным, а затем начальником оперативной части в бывшем Учреждении 42/14 (ныне ИК-14). На прошлой неделе он пришел с очередной своей публикацией на правовые темы, мы разговорились, и на предложение высказать своей мнение по перспективам дела Платона Лебедева он, неожиданно для нас, ответил согласием. Неожиданно, потому что до сих пор ни один нынешний или бывший сотрудник колонии не соглашался говорить на эту тему под своим собственным именем. Виталий Васильевич Лосев оказался первым, кто не стал скрывать свою позицию по данному, обсуждаемому и актуальному для думающего Вельска (и для всей России), вопросу.

– Виталий Васильевич, как по-вашему, есть шансы на освобождение Платона Лебедева по УДО?

– Хотелось бы в это верить, но я реалист. Просто так сюда человека не отправляют, тем более Ходорковского и Лебедева срочно повезли по этапу, как только они подали ходатайства об условно-досрочном освобождении. Уверен, что это не случайность, а верный знак того, что их пока не собираются выпускать. По крайней мере, за 14 лет моей службы в этой колонии политзаключенных ни разу не выпускали по УДО. Правда, было это давно, в советские времена…

– В Вельске ничего не было известно о политзаключенных в последние советские десятилетия, разве что о Мананникове* только…

– Ни один из диссидентов, которые сидели в Вельске, не был осужден по политическим статьям. В том–то и заключалось все издевательство или надругательство над ними, что их судили как заурядных уголовников. Благо, предлоги найти (устроить, организовать) можно было легко, в этом заключался своеобразный «кураж» советского режима над своими политическими противниками.

– Не кажется ли Вам, что сейчас ситуация аналогична?

– Любой здравомыслящий человек понимает, за что сидят Ходорковский и Лебедев.

– Кого из диссидентов позднего советского периода, сидевших в Вельской зоне, можете назвать?

– Запомнились, конечно, иностранцы: немец Вальтер Виттер, прибалтийский протестантский священник Рихард Спарин, русский Бланк-Марти, женатый на испанке и впоследствии уехавший в эту страну… Ну, и конечно, Алексей Мананников, впоследствии известный политик (я сам, кстати, однажды наложил на него взыскание за незастегнутую пуговицу). Это были очень образованные люди, яркие личности, и сиделось им тут не сладко. Каждого политзаключенного обязательно «опекали» сотрудники спецслужб, они имели свободный доступ в колонию и, при необходимости, создавали своим «подопечным» различные проблемы. Во всяком случае, на моей памяти за полтора десятилетия никто из нелояльных властям и тюремной администрации заключенных (не то что, диссидентов) по УДО из Вельской колонии не вышел…

– Не было ни одного случая?

– Дело в том, что процедура УДО вообще в советской и российской юридической практике плохо отработана , а статистика и тенденции слабо изучены адвокатским сообществом. Мне же, как человеку, знающему пенитенциарную систему изнутри, всегда неприятно заниматься этим вопросом. Слишком много грязи и несправедливости вокруг УДО, противно все это… При желании или по указанию сверху руководство колонии всегда найдет способ дать заключенному самую плохую характеристику. Бывает и наоборот: если человек на зоне не нужен (например, у него нет профессии, специальности), то от него могут избавиться по УДО как от балласта, а человека дефицитной профессии, наоборот, будут «стеречь как зеницу ока»… Звучит ужасно, но бывает и такое.

– Дело ЮКОСа имеет международное значение, на начальника колонии Сергея Бондаря и судью Николая Распопова выпал серьезный груз ответственности…

– Знаю обоих только с самой лучшей стороны. Это твердые, честные люди, и хорошие профессионалы. Но мы живем в конкретных исторических условиях: если из Москвы добро на освобождение Платона Лебедева не дали, то фамилия вельского судьи или начальника колонии значения не имеет. Будет фарс.

– По-вашему, они не посмеют ослушаться?

– В системе исполнения наказаний очень жесткая иерархия, это суровая на расправу система. Вы зря сетуете на полное молчание Сергея Николаевича Бондаря: при малейшем несанкционированном, не согласованном с Архангельском, действии, немедленно последует «звездопад». Уже не раз бывало в областном УФСИНе: начальник колонии высказался не так на рабочем совещании, и на следующий день он уже никто… Наверняка и в судебной системе порядки аналогичные.

– А каково Ваше личное мнение, следует ли удовлетворить ходатайство Платона Лебедева об УДО?

– Они уже отсидели 8 лет, всем понятно, по каким мотивам… Но если бы даже Ходорковский и Лебедев совершили то, за что их осудили, они уже отсидели свое с лихвой. Этих людей надо давно выпускать, даже президент высказался в том смысле, что «они не опасны для общества». Но мы не знаем кто принимает решение в Москве, поэтому ничего предсказать нельзя. Пока что, по-моему, все делается для того, чтобы Лебедева не выпускать.

Беседовал Константин МАМЕДОВ

«Вельск-инфо» № 28 (1082) 13 июля 2011 года

__________

*Алексей Петрович Мананников – известный советский диссидент, в 80-е годы активно занимался правозащитной деятельностью, распространял материалы польской «Солидарности» и другой самиздат. За антисоветскую деятельность получил 3 года лагерей, срок отбывал в Вельской колонии. Реабилитирован в 1991 году.

В 1990 году был избран народным депутатом РСФСР, затем был сенатором от Новосибирской области. После ухода из Совета Федерации Мананников продолжил политическую и правозащитную деятельность в качестве доверенного лица Михаила Горбачева на выборвах президента РФ в1996 году, затем стал возглавлять Сибирское отделение крупной международной правозащитной организации. В период путинской диктатуры (1999-2011) – вновь преследуемый (и неоднократно) ФСБ диссидент, периодически подвергающийся арестам.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera