Сюжеты

Захар Прилепин: Путин чуть-чуть ошибся в своих ответах

Монолог для «Новой»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 109 от 30 сентября 2011
ЧитатьЧитать номер
Политика

Захар ПрилепинПисатель

 

У меня нет никаких объяснений тому факту, что меня в который уже раз приглашают на встречу с г-ном Путиным. Если быть точным — в третий. Всякий раз, естественно, не одного, а в составе писательской делегации...

У меня нет никаких объяснений тому факту, что меня в который уже раз приглашают на встречу с г-ном Путиным. Если быть точным — в третий.

Всякий раз, естественно, не одного, а в составе писательской делегации.

Впервые я видел живого президента в 2007 году, в Ново-Огареве. Тогда я попросил его амнистировать политзаключенных нацболов, в ответ на что он спросил у меня: «Амнистировать — это хорошо, лучше расскажите, а что вам не нравится в России?»

И я ему десять минут рассказывал, что мне не нравится в России. Много чего.

По итогам встречи никого не амнистировали, зато, как мне сказали по секрету, человека, организовавшего встречу, из администрации президента уволили.

Часть блогеров по итогам встречи яростно бесновалась: зачем ты пошел к Путину? как не стыдно? что люди с твоими взглядами могут делать с ним за одним столом?

На вторую встречу с г-м Путиным я не пошел. «Опять кого-нибудь уволят, — подумал я. — Если и дальше так дело пойдет — в администрации кончатся хорошие кадры».

Я надеялся, что все тихо пройдет, но вновь разразился скандал. На этот раз часть блогеров бесновалась чуть иначе: почему ты не пошел к Путину? тебе что, нечего ему сказать? как можно увиливать от возможности сказать им правду в лицо?

К тому же пресс-служба президента, дабы нивелировать скандал (к шефу зовут в гости, а эти ретивые писатели отказываются), сообщила пришедшим литераторам, что Прилепина они даже и не звали, это какая-то ошибка.

В итоге ряд писателей, которые в отличие от меня пошли к Путину, после встречи больше рассказывали даже не о Путине, а о том, что они вот пошли, а Прилепин не пошел — но не потому, что он такой гордый, а потому, что его никто не звал, да-да, не звал. Особенно усердствовал редактор одной литературной газеты. Видимо, ему было очень важно, что его зовут, а меня нет.

Теперь вот была третья встреча.

Г-н Путин выглядел хорошо, улыбался почти непрестанно, настроен был более чем благодушно.

За овальным столом сидели Веллер, Сергей Минаев, Павел Санаев, Герман Садулаев, Устинова Татьяна, Ганиева Алиса, Донцова Дарья, Маринина Александра, Лукьяненко Сергей и еще ряд приятных людей из числа издателей.

Первым вступил Веллер и очень умно рассказал о засорении русского языка англицизмами и, кстати, еще о том, что говорить в угоду украинцам «в Украине» вовсе не обязательно — когда мы привыкли говорить «на Украине».

Владимир Владимирович с ним согласился, хотя про Украину не уточнил, насколько согласен.

В создавшейся паузе, вторым заявился я, и задал всего два вопроса.

Я сказал, что в России есть как минимум две важные вещи: литература и нефть.

Про литературу я все более-менее понимаю: нам очень нужно наладить систему книгораспространения, потому что когда я рос (а я рос в маленькой рязанской деревне) — во всех поселках и тем более городках были отличные книжные магазины. А сейчас хорошие книги не доходят даже до крупных городов, а в поселках и городках книгами не торгуют совсем.

Однако куда больше меня интересует нефтяная сфера, потому что там я понимаю чуть меньше.

Вот есть такой человек, Геннадий Тимченко, кстати говоря, хороший знакомый г-на Путина, миллиардер. Через офшорную компанию торгует русской нефтью, но при этом с недавнего времени является гражданином Финляндии. Нормально ли это, спросил я.

И есть такая компания, которая называется «Транснефть». Еще год назад Счетная палата говорила, что там произошли хищения на миллиардные суммы, но до сих пор нет ни виновных, ни подозреваемых, ни даже уголовного дела. Нормально ли это, во второй раз спросил я.

На что г-н Путин, чуть смешавшись вначале, но затем все более бодро и уверенно рассказал, что Тимченко был вынужден получить финское гражданство, т.к. безвизовый режим отсутствует, а по бизнесу приходилось проводить много времени в Финляндии. Зато он и русское гражданство сохранил. И вообще он занимается своим личным и частным бизнесом.

И что в компании «Транснефть», судя по всему, произошло не банальное хищение, а нецелевая трата средств, что, конечно, хоть и печально, но не трагично. Что такое нецелевая трата средств, Путин пояснил на примере. Например, хотел губернатор построить детский сад, а построил железную дорогу. Ничего не своровал, но только перепутал, куда тратить деньги. Тем более что «Транснефть» — частная контора, и они сами там знают, как лучше жить.

Про систему книгораспространения, о которой я тоже сказал, г-н Путин как-то позабыл.

Я не то чтоб был удовлетворен ответами, но хотелось оставить время и коллегам на беседу — и коллеги побеседовали о судьбах родины и литературы. Все было более чем благодушно, если не считать вопроса Павла Санаева касательно того, почему в Интернете можно легально купить наркотики. На что Владимир Владимирович ответил, что это «большая комплексная проблема», после чего ушел по своим делам.

А писатели пошли выпить коньяка. По крайней мере, мы с Садулаевым.

Однако в итоге встречи неожиданно выяснилось, что г-н Путин чуть-чуть ошибся в своих ответах.

И Тимченко не может иметь двойное гражданство, потому что в Финляндии это запрещено. И 78,1% капитала «Транснефти» принадлежит государству — то есть если там что-то воруют, то воруют у нас, а не у себя. И еще много интересных подробностей выяснилось, о которых г-н Путин умолчал. Но это тема для отдельной беседы.

А мой вечер закончился так.

За день до встречи писателей с премьером телеканал «Москва 24» пригласил меня к себе в гости на прямой эфир.

Пообщавшись с премьером, поспешил я в гости к «Москве 24», к ним на программу. Подъезжаю, значит, к их офису на такси и тут получаю от них SMS: «Эфир с вами отменен по техническим причинам». Даже не извинились, представьте себе.

Обошел я здание со всех сторон: свет горит, ничего не дымится — чего у них там поломалось, не знаю.

Но догадываюсь.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Теги:
путин
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera