Сюжеты

Люди со Старой площади захватили Китай-город

Чиновники занялись отчуждением исторического района Москвы. С настоятелем храма Святой Троицы в Никитниках плотно работает ФСО

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 118 от 21 октября 2011
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Китай-город возвращается к тому, каким он был когда-то. Квартал придворных аристократов, купцов и дьяков, исстари отгороженный от остальной Москвы крепостной стеной, вновь отсекают от города. Забор-новодел, как и прежде в царские времена, отделит страну и город от главного бюрократического квартала...


Фото: Юлия Балашова

Китай-город возвращается к тому, каким он был когда-то. Квартал придворных аристократов, купцов и дьяков, исстари отгороженный от остальной Москвы крепостной стеной, вновь отсекают от города. Забор-новодел, как и прежде в царские времена, отделит страну и город от главного бюрократического квартала. Дьяки администрации президента и аристократы из иных ведомств наконец снова получат физически изолированное от людей пространство.

Сегодня кусок Китай-города в границах между Ильинкой и Варваркой пока еще остается открытым для пешеходов. В начале осени район был еще открыт и для автомобильного транспорта. Но совсем недавно шлагбаумы, преграждающие свободный проезд, возникли в переулках Никольском, Никитниковом и Ипатьевском со стороны Варварки. Ограничили движение и в Рыбном переулке. Вместе со шлагбаумами появились будки с часовыми и металлические калитки.

Активисты из Архнадзора негодуют. «Такого, — говорил мне координатор движения Константин Михайлов, — не было даже при коммунистах — чтобы средоточие культурных памятников закрывали для свободного доступа людей. Фактически мы сейчас имеем дело с отчуждением целого исторического района в пользу канцелярских служб».

В среду, 19 октября, с коллегой Михайлова известным краеведом Рустамом Рахматуллиным мы отправляемся обследовать территорию. «Пока еще пускают, нужно идти. А завтра, может, уже и не сможем», — с неподдельной тревогой сообщает краевед.

Рахматуллин просит зафиксировать (на фотоаппарат) установленные в переулках шлагбаумы, которых не было еще несколько дней назад. Часовые прячут лица от объектива.

— Медленно, но верно мы теряем Китай-город для туризма, — рассказывает на ходу краевед. — Раньше здесь я мог провести экскурсионную группу почти в любой двор. Но с разрастанием администрации президента стали возникать турникеты, тупики, шлагбаумы. В какие-то места мы уже никак не можем попасть. Вот, скажем, палаты иконописца Симона Ушакова XVIII века. Тут теперь офис Федерального казначейства.

Вдруг глухие железные ворота казначейства открываются, и оттуда выезжает черный автомобиль с мигалкой.

— Редкий момент, когда можно увидеть боковой фасад, давайте воспользуемся, — взволнованно говорит Рахматуллин. Затем обращается к охраннику: — Могли бы вы не закрывать их секундочку, нам для съемки?

— Неа, — говорит охранник, — нельзя.

Нужно сказать, в связи с закрытием Китай-города пострадает не только туристическая привлекательность Москвы. Под вопросом окажется существование нескольких церковных приходов. И самого главного в этом историческом квартале — храма Святой Троицы в Никитниках. Храм — один из немногих архитектурных памятников Москвы, потенциальных кандидатов в объекты наследия ЮНЕСКО.

— Это величайший памятник, с его появлением родился «большой стиль» XVII века — узорочье, — рассказывает Рахматуллин. — Богатейший купец Никитников строил храм как свой домовый и одновременно как приходский, поскольку приход составляла дворня. При советской власти в храме был филиал Исторического музея, реставрировались уникальные настенные росписи XVII века. А сейчас доступ к храму может оказаться закрытым.

Но конечно, не совсем закрытым. На днях, например, к настоятелю храма отцу Арсению обратились сотрудники ФСО и Управления делами президента. И попросили составить списки «потенциальных прихожан» — «для установления личностей на КПП при входе в Китай-город и доступа на церковные службы и литургии».

— Наш приход — не очень большой, — рассказывает мне помощник о. Арсения по экскурсионно-просветительской работе Сергей Борисов. — Бизнесмены, менеджеры и пенсионеры из спальных районов. Кто-то приходит чаще, кто-то реже, как их всех собрать в единый список? Мы не знаем, нужно еще и согласие самих людей…

— А местные чиновники приходят? — спрашиваю Борисова.

— Очень редко ходят. У них своя служба, у нас своя. Ну, иногда кто-нибудь и забежит свечку поставить…

— Вы обращались к своему начальству?

— Вы об РПЦ? Вы полагаете, они в силах что-то сделать?

— Наверное, патриарх Кирилл мог бы решить проблему одним звонком. Обращались к нему?

— До Кирилла далеко, — с грустью вздохнул Борисов. — Да и зачем ему это.

В пресс-службе Московской Патриар-хии «Новой» сообщили, что не в курсе ситуации вокруг храма в Никитниках, хотя и сказали, что похожие случаи — с церквями посреди чиновничьих кварталов — имеются. Но формулировать свою позицию по этой теме Патриархия не считает нужным.

Федеральная служба охраны также отказалась от комментариев, переадресовав все вопросы в Управление делами президента. На момент подписания номера УДП на запрос газеты не ответило.

Кстати, важная деталь. Проблемы у храма начались вскоре после вселения в здание напротив именно УДП. Еще недавно здесь, в особняке семейства Вадковских, на Старой площади, 10/4, были офисы РСПП, фармацевтической фирмы и благотворительного фонда. Но все они были выставлены вон, на особняке появилась табличка «Управление делами президента», а Никитников переулок превратился в парковку черных машин с мигалками.

Сейчас новые обитатели здания ведут большой ремонт. С Рахматуллиным нам через арку удалось пройти во внутренний двор особняка. Всюду мельтешат гастарбайтеры в синей спецодежде, две узбечки месят цементный раствор.

— По-моему, это наш последний визит сюда, — сказал краевед. — Теперь это все их.
 

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera