Сюжеты

Журфак — не амфора

Официальный визит Медведева на свободолюбивый факультет свита президента хотела ритуально обставить. Что из этого вышло

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 119 от 24 октября 2011
ЧитатьЧитать номер
Политика

Вера КичановаНаталия Зотова«Новая газета»

 

В прошедший четверг президент Медведев посетил здание факультета журналистики МГУ, чтобы пообщаться — но не с местными студентами, из которых, как выяснилось, пустили всего трех человек, а с представителями государственных молодежных организаций и других университетов. События вызвали гигантский резонанс

Евгений Фельдман — «Новая»

В прошедший четверг президент Медведев посетил здание факультета журналистики МГУ, чтобы пообщаться — но не с местными студентами, из которых, как выяснилось, пустили всего трех человек, а с представителями государственных молодежных организаций и других университетов. Несколько студентов выразили протест: подняли плакаты с «неудобными» вопросами. С одними из них сотрудники ФСО провели воспитательную беседу и пригрозили отчислением, а других и вовсе задержали и доставили в отделение полиции. События вызвали гигантский резонанс: поднявшийся информационный шум услышал и президент — теперь Медведева снова ждут на факультете.

 

Вера Кичанова, студентка факультета журналистики МГУ:

Мне было бы обидно, если бы журфак превратился в Холуёво

Я учусь на четвертом курсе журфака МГУ. Вчера к нам в гости приезжал Медведев, чтобы пообщаться со студентами. Я наивно решила, что это касается и меня, и решила по такому случаю задать президенту несколько вопросов — вероятно, неудобных.

Мне было интересно, посоветовался ли президент с премьер-министром перед тем, как ехать на наш факультет? Не жалко ли тратить бюджетные деньги на такие «выборы» без оппозиции? Почему в Грузии, где я недавно побывала, реформа полиции прошла успешно, а у нас свелась к ребрендингу? Еще я бы поинтересовалась, как поживает дело об избиении Кашина и ряд других дел, которые президент обещал взять под свой контроль.

Прошел слух, что в здание пускали не всех. Мы шли вместе с Олей Кузьменко — студенткой второго курса. Факультетская охрана нас пропустила, а потом вмешался сотрудник ФСО — он вдруг подошел к нам, забрал студенческие билеты и куда-то унес. Пока мы возмущались, он вернулся, вернул билеты и объявил: «У вас двоих сегодня занятий не будет. Вы сами понимаете, почему». Мы не вполне понимали. Нас выгнали во двор, где толпилась какая-то молодежь, явно не с журфака. Мы попробовали пройти снова, и снова были выставлены на улицу. На этот раз сотрудники ФСО мрачно проследили, чтобы мы не задерживались даже во дворе факультета.

О том, что творилось внутри, мы читали в «Твиттере»: мою однокурсницу выгнали за то, что она пришла в футболке с надписью: «Кто бил Олега Кашина?»; кто-то развесил листовки про Медведева, а ректор Садовничий сказал: «Это негостеприимно». Аудиторию, где ждали президента, укомплектовали в основном людьми, не имевшими никакого отношения к журфаку, и учили их, как правильно аплодировать… Нас было трое — я, Оля и Катя Поличенкова, все студентки МГУ, все журналистки, и у нас остался один способ задать свои вопросы. Мы встали с плакатами напротив факультетских ворот. Простояли две минуты — на глазах у толпы студентов нас схватили и увели в полицейский автобус. Там попытались отобрать мобильные, но я объяснила полицейским, что нельзя.

Телефон просто разрывался. Такого количества добрых слов я не получала даже в день рождения. За день три раза переполнялся лимит входящих сообщений — приходилось их удалять. Писали в основном незнакомые люди: «Я Вас не знаю, но поддерживаю!», «Челябинск с вами!», «Не бойтесь, Краснодар с вами», «Ребята, держитесь! Самара с вами!», «Спасибо, Петербург с вами», «Студенты Ульяновска вас поддерживают!»… А еще все время звонили из СМИ. Думаю, благодаря этому шуму нас довольно быстро отпустили. Ну то есть как быстро — относительно: час продержали в автобусе, полчаса катали и примерно час в ОВД «Арбат».

Сотрудники полиции, растерянные, не знали, в чем нас обвинить. Я подозреваю, что и их телефон звонил не переставая, потому что кто-то разместил в «Твиттере» номер ОВД с призывом звонить и спрашивать о нас. В какой-то момент полицейский посадил нас писать объяснительные, а сам залез в интернет и стал читать, что пишут ленты про наше задержание. «А там случайно не написано, что мы им должны предъявить?» — спросил его другой. Не предъявили ничего: нас внезапно выставили за дверь без всяких протоколов и расписок. В их бумагах значилось, что с нами провели «воспитательную беседу».

Раз уж речь зашла о воспитании… Никакой коллективной чести и совести — в данном случае нашего многострадального журфака, — конечно же, не существует. Совесть у каждого своя, персональная. Мы с Олей Кузьменко и Катей Поличенковой, а также те четверо студентов, которые попытались задать VIP-гостю вопросы в стенах журфака и тоже были задержаны, не защищали честь журфака. Мы защищали свою собственную репутацию, прежде всего профессиональную, журналистскую. А нам ясно дали понять, что от журналистов требуется не раздражать власть неугодными вопросами, а хлопать в унисон. Совесть не бывает коллективной, а вот репутация бывает. И мне было бы обидно, если бы журфак в глазах людей превратился в Холуёво из недавней песенки.

А к Медведеву у меня больше вопросов нет.

 

«На встрече с Медведевым было всего три человека с факультета»

О том, что Медведев собирается приехать на журфак, чтобы встретиться со студентами, большинство моих однокурсников узнали накануне вечером. Утром мыли полы, в одной аудитории накрыли стол, а кураторы курсов снимали листовки с «неудобными» вопросами, появившиеся на стенах. Например: «Сколько еще должно произойти катастроф, чтобы вы утратили доверие к Левитину?»

Народу на журфак явилось куда больше, чем в обычные учебные дни. По факультету расхаживали сотрудники ФСО с прозрачными проводками в ушах: указывали, кого пускать на факультет, а кого нет. Меня поначалу пропустили, но когда я вышла ненадолго, а потом попыталась вернуться, меня встретил тот же сотрудник: «Для вас занятий сегодня нет». Пришлось проскользнуть хитростью.
При этом пары никто не отменял, хотя непонятно, для кого преподаватели вели занятия, — казалось, все студенты журфака собрались на балюстрадах второго и третьего этажа. Лестницу и дорогу до аудитории «зачистили». Ждать пришлось долго — Медведев опаздывал на полтора часа.

Одна из студенток сняла свитер, под которым оказалась футболка с надписью «Кто бил Кашина?». Через полминуты ее увел под руку сотрудник ФСО. Затем ее вывели из здания. «Простых» студентов тоже «вычистили», поставив своих, видимо, специально отобранных.

Все знали, что в аудиторию не проникнуть — туда пускали только по загадочным спискам. Перед сакральной аудиторией я не заметила ни одного знакомого лица. «Это, оказывается, наши студенты, — шутили мои однокурсницы. — Точнее, «НАШИ» студенты».

Медведева встретили восторженным визгом. Президент поднялся по главной лестнице, помахал рукой и быстро отвернулся, когда пятеро третьекурсников подняли над головой листки с надписью: «Пресса — от слова «прессовать». Сотрудники ФСО вырвали плакаты и отвели активистов в пустую аудиторию, где около трех часов с ними вели воспитательную беседу.

А попавшая в аудиторию девушка сообщила в «Твиттере», что на встрече с Медведевым было всего три человека с факультета журналистики.

Наталия Зотова
 

Комментарии заинтересованных лиц

Илья Кирия, профессор, экс-преподаватель факультета журналистики МГУ:

«Если нужна «своя» массовка, просто закрой университет для занятий»

 

<…> Вторжение политики в университеты недопустимо. Использование университета как площадки для дискуссий и презентации позиций вполне допустимо. Но использование университета как площадки, где позиция студента подавляется, недопустимо, ибо автоматически превращает университет в аппарат символического насилия, в инструмент. <…>

Только от руководства вуза в конечном счете зависит — вовлекать ли студентов и преподавателей в «политические игры» или нет.

<…> Если нужна «своя» пригнанная массовка, а сами студенты, строго говоря, не нужны, просто закрой университет на этот день для занятий. И тогда ты будешь простым «распорядителем» арендованных на время помещений, куда нагонят «нашистов».


Ясен Засурский, президент факультета журналистики: 

«Никаких мер в отношении студентов не принимается»

 

Оппозиционно настроенных студентов поддержал завкафедры новых медиа, внук президента журфака Ясена Засурского — Иван Засурский. Однако и протесты он не одобрил.

«Ситуация, которая была на журфаке, была ошибкой со стороны тех, кто организовывал встречу, потому что люди очень радостно, восторженно приняли Медведева, но не один из них не смог пройти внутрь — в том числе люди, у которых были к нему серьезные и сложные вопросы. Я считаю ошибкой не пускать этих людей, и встречаться не с ними, а с заранее подготовленными активистами, хотя я понимаю, почему это происходит, — заявил он. — Мой ответ на это очень простой: я надеюсь, что он все-таки придет к нам, и будет встречаться с нашими студентами, и будет отвечать на любые вопросы. Приходите к нам, Дмитрий Анатольевич, ничего страшного, видите — студентам вы понравились. А те, которые с неудобными вопросами, — мне кажется, вы сможете на них ответить».

В субботу Засурский написал в своем ЖЖ, что ему позвонила пресс-секретарь Дмитрия Медведева Наталья Тимакова. «Она сказала, что президент благодарен журфаку за гостеприимство и вдохновлен субботником. Наталья сообщила мне, что здание факультета на Моховой выбрали для того, чтобы не перекрывать город, и дала понять, что Медведев обязательно приедет еще раз, чтобы встретиться со студентами факультета и ответить на любые их вопросы. Ну что же, welcome! Ждем!»

«Это останется на их совести», — сказал Ясен Засурский «Интерфаксу» в пятницу. «Студенты по-своему выразили свое отношение, но встреча была запланирована не с ними, запланирована была встреча с представителями молодежи, у нас только, можно сказать, арендовали площадку», — пояснил он.

Реакция

Три открытых письма студентов факультета журналистики по поводу визита Медведева

В пятницу днем на сайте сбора электронных подписей появилось открытое обращение к руководству МГУ по поводу событий, произошедших на журфаке: «Факультет журналистики был использован как площадка для предвыборной встречи лидера одной из партий с подсадными утками, что нарушает принцип независимости университета», — говорится в письме. Подписавшиеся под ним просят руководство факультета однозначно выразить свою позицию, а от Медведева потребовать извинений. Автор письма — Юлия Галямина, бывший главный редактор Каспаров.ru. К вечеру субботы письмо подписали 1767 человек.

http://www.sborgolosov.ru/voiteview.php?voite=523

Второе открытое письмо было опубликовано студентом 4-го курса факультета журналистики Виктором Левановым. Под ним могут подписаться те, кого «утомило искусственное раздувание трагедии» вокруг визита Медведева на журфак. Предлагается прочесть студентам цикл лекций на темы: «Что такое гражданское общество», «Чем объективная журналистика отличается от политического протеста», «Как правильно задавать вопросы президенту» и «Наука тепло принимать гостей». Напомним: на молодежном форуме «Селигер» Леванов спросил премьера Путина: «Псевдоинтеллектуалы и оппозиционеры моего факультета поговаривают, что вы создали ОНФ, только чтобы помочь «Единой России» победить на выборах в Госдуму. И второй вопрос: возьмете меня работать к себе в пресс-службу?». На данный момент под письмом подписались 602 человека. Стоит отметить, что среди подписантов присутствуют «Жалкий Дмитрий» и «Партия Единая Россия».

http://www.sborgolosov.ru/voiteview.php?voite=525

Открытое письмо написала и студенческая корпорация «ЖУРФАК». Его представители считают отношение сотрудников ФСО к студентам факультета циничным, однако сожалеют и по поводу акции студентов, поднявших плакаты «с резкими формулировками». Заканчивается письмо выражением надежды на то, что Медведев посетит факультет еще раз, чтобы все желающие смогли задать свои вопросы.

http://igor-malinin.livejournal.com/214065.html#comments

Евгений Фельдман — «Новая»

No comment

В здании факультета журналистики МГУ днем в субботу прошла уборка: сразу после визита президента часть студентов и выпускников факультета объявила о «необходимости убраться у себя дома». Вечером перед акцией Медведев в комментариях к своей записи на Facebook отметил: «Студенты некоторые — просто молодцы: собираются на субботник, прибраться на факультете. Сердце радуется...».

Всего в акции приняли участие около пятнадцати человек, среди них были журналисты «Эха Москвы» и корреспондент «Коммерсанта» Вероника Куцылло. Ещё несколько человек аплодировали активистам с балюстрады.

Уже за час до назначенного времени охрана здания была напряжена — студенческие билеты проверяли крайне строго, студентов других факультетов вуза спрашивали о причинах прихода на журфак. Тем не менее благодаря помощи президента факультета Ясена Засурского в здание смогли попасть и участники акции, и освещавшие ее журналисты и блогеры.

В течение пятнадцати минут активисты протерли тряпочками перила главной лестницы факультета, шваброй убрали всю пыль со ступенек и протерли порог и вывеску аудитории 232, в которой накануне состоялась встреча с первым лицом. Собранную пыль пришлось выносить на тряпке: «уборщики» шутили, что на факультете после уборки нет «совка».

В обращении, опубликованном перед акцией, подчеркивался неполитический характер уборки — ее целью было восстановление чистоты и репутации в доме.

 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera