Сюжеты

Ожидающий смертной казни Коновалов: «Я сделал это для дестабилизации»

Суд по делу «минских террористов» закончен. Их фотороботы составили после задержания, а признание оказалось получено до первого допроса

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 124 от 7 ноября 2011
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Суд по делу «минских террористов» закончен. Их фотороботы составили после задержания, а признание оказалось получено до первого допроса

 

Дмитрий Коновалов (слева) и Владислав Ковалев (справа) в зале суда. Фото ИТАР-ТАСС

В Белоруссии завершилось судебное следствие по делу так называемых «минских террористов» — Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалева, обвиняемых в целой серии взрывов в Минске и Витебске в 2005—2011 годах, включая самый страшный — взрыв в минском метро 11 апреля 2011 года, в котором погибли 15 человек.

Судебный процесс начался 15 сентября, материалы дела составляют более 550 томов. По заявлению следствия, обвиняемые признали свою вину, а теракты совершали для «дестабилизации общественного порядка и устрашения населения». При этом, по утверждению прокуратуры, главный обвиняемый Коновалов руководствовался «ложно понимаемым чувством самореализации и своего превосходства над людьми», а его сообщник Ковалев — «ложно понимаемым чувством товарищества».

По сути, все обвинение опирается на признание Дмитрия Коновалова. В самом начале процесса в суде была показана видеозапись допроса, на котором он признается в совершении теракта (давать показания в суде он отказался). На ней Коновалов лаконично рассказывает, что приехал в Минск 10 апреля с большой спортивной сумкой, в которой была бомба, на следующий день спустился в метро, доехал до станции «Октябрьская», положил сумку возле скамейки и нажал на кнопку. Бомбу он, по его словам, за три дня изготовил в своей витебской квартире.

На вопросы следователей о мотивах Коновалов раз за разом отвечал одинаково: «Для дестабилизации обстановки в Республике Беларусь». Слово «дестабилизация» он выговаривал с трудом. И во время допросов, и в клетке на суде Коновалов большую часть времени смотрел в пространство, иногда невидяще улыбался и отказывался отвечать на вопросы.

Владислав Ковалев сначала тоже признал свою вину, но на суде заявил, что дал признательные показания под давлением.

Как рассказала «Новой» мама Владислава Ковалева Людмила, при задержании и ее сына, и Коновалова били. «Диму избили очень сильно, у него отбиты легкие, ссадины на голове, лице, ногах. Сын рассказывал, что слышал его крики, их подруга Яна Почицкая, вызванная на допрос, видела, что к Диме приезжала «скорая». Скрыть это было уже нельзя, поэтому следователи заявили, что у Коновалова ОРЗ. Влада били меньше. Потом на суде зачитали результаты экспертизы: все следы побоев были признаны старыми».

Полтора месяца судебные заседания шли каждый день. За это время следствие успело опросить жителей Витебска, в подъездах которых неизвестные (предположительно обвиняемые) взрывали петарды; друзей и одноклассников Ковалева и Коновалова, квартирную хозяйку, школьную учительницу… В начале ноября казалось, что суд еще только готовится к разбору обстоятельств главного обвинения — теракта в Минске. Но затем судья отклонил все ходатайства защиты: отказался вызвать в суд и сотрудников метрополитена, и некоего Кудрина, в интернете взявшего на себя ответственность за теракт, и спецназовцев, которые задерживали Коновалова и Ковалева. Судебное следствие неожиданно объявили оконченным.

«Прекратить суд было необходимо, — уверена правозащитник Людмила Грязнова, лидер организации «Правозащитный альянс». — Судье приходилось идти по минному полю. Любые экспертизы и исследования конкретных фактов доказывали, что обвиняемые не создавали взрывных устройств и не проносили их в метро. У них не обнаружили следов взрывчатых веществ ни на одежде, ни на волосах, ни под ногтями. На следственном эксперименте они не смогли собрать бомбу, и эксперты доказали, что в подвале, где они якобы собрали взрывное устройство, сделать это невозможно. Лишний вопрос адвоката — и дело пришлось бы отправлять на доследование. Отсюда такая спешка».

В последний день процесса адвокат Коновалова Станислав Абразей ходатайствовал повторно показать видеозапись с камер слежения станции метро, на которой видны силуэты двух людей с большой сумкой в руках. «Я прошу дать мне всего лишь 20 минут, и ни у кого в этом здании не останется сомнений, что видеозапись имеет факты монтажа», — заявил Абразей. В ходатайстве было отказано.

С видеозаписями камер метро вообще вышла странная история. Как заявило следствие, именно благодаря им террористы были опознаны и задержаны. Вот только задержание проходило 12 апреля, а выемка видеозаписей — 19-го. Фотороботы преступника вообще были составлены, когда Ковалев и Коновалов уже сидели в СИЗО.

Дело «минских террористов» было расследовано не просто быстро, но молниеносно. Их задержали 12 апреля, а на следующий день президент страны Александр Лукашенко объявил, что теракт раскрыт: «Как мне доложили следователи, задержанные признались не только во взрыве в метро, но на их совести теракты в День независимости (в 2008 году. — Е. Р.) и еще ранее в Витебске». Выступление президента началось в 9 утра. Первый допрос Коновалова и Ковалева — через три часа после этого, в 11.50.

В отличие от политических процессов прошлой весны, суд над «минскими террористами» проходит без участия международных наблюдателей и гуманитарных организаций. В день, когда корреспондент «Новой» был на заседании суда, паспортные данные всех посетителей переписывались, лица снимали на видео, сотовая связь была заблокирована. В большом зале сидели только несколько журналистов, двое правозащитников и двое пострадавших. Оба они активно вмешивались в процесс, выдвигали ходатайства и явно выступали на стороне защиты. Третий, отец пострадавшей в теракте Инессы Крутой, после нескольких громких выступлений в суде был отправлен в тюрьму по обвинению в хулиганстве, а оттуда увезен в психиатрическую больницу «Новинки».

Родителей Коновалова в суд привезли только один раз, в машине с тонированными стеклами и в сопровождении людей в штатском. Их соседи рассказывают, что Коноваловых всюду сопровождают сотрудники спецслужб, квартиру поставили на сигнализацию. «Я несколько раз ходила к ним, — рассказывает Людмила Ковалева. — Но они даже не вышли ко мне».

Прения сторон начнутся в суде 14 ноября. Сразу после этого будет объявлен приговор. Каким он будет, понятно заранее: 31 октября Александр Лукашенко раздал государственные награды за раскрытие теракта в метро. Для Ковалева это означает пожизненное заключение. Для Коновалова — смертную казнь.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera