Расследования

Концы прятали с начала

Раскрываем тайны следствия: как украсть миллиарды, запутать следы, убрать исполнителей, закрыть свидетеля и, спрятав похищенное, подставить невиновных

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 128 от 16 ноября 2011
ЧитатьЧитать номер
Политика

Сергей Соколовзамглавного редактора

Раскрываем тайны следствия: как украсть миллиарды, запутать следы, убрать исполнителей, закрыть свидетеля и, спрятав похищенное, подставить невиновных<br><br>Материал — в память о юристе Сергее Магнитском, со дня смерти которого именно сегодня исполняется два года, — не будет публицистическим. Какие тут красивые слова и пафос, когда люди, из-за которых он погиб, — на свободе, а украденные деньги — те самые 5,4 млрд рублей, которые он пытался вернуть в бюджет, — по-прежнему на чьих-то счетах и вложены в чью-то недвижимость. Потому и текст будет — специфическим. Для лиц, заинтересованных в истине, для тех, кто в ней вовсе не заинтересован, ну и для тех, кому важно знать: как работает правоохранительная система, перед которой поставили задачу — отнять и уничтожить.

 

Это дом, в котором началась афера с кражей 5,4 млрд рублей. Якобы здесь заседал третейский суд «Детокс», сменивший собственников украденных компаний

Материал — в память  о юристе Сергее Магнитском, со дня смерти которого именно сегодня исполняется два года, — не будет публицистическим. Какие тут красивые слова и пафос, когда люди, из-за которых он погиб, — на свободе, а украденные деньги — те самые 5,4 млрд рублей, которые он пытался вернуть в бюджет, — по-прежнему на чьих-то счетах и вложены в чью-то недвижимость. Потому и текст будет — специфическим. Для лиц, заинтересованных в истине, для тех, кто в ней вовсе не заинтересован, ну и для тех, кому важно знать: как работает правоохранительная система, перед которой поставили задачу — отнять и уничтожить.

Надеюсь, прочтут и будущие следователи с судьями, которые — я уверен — пусть и через много лет, но проведут настоящее следствие и вынесут справедливый вердикт. Именно этого добивался и Сергей Магнитский. Лучший способ почтить его память, чем попытка доделать начатое им, мне в голову не приходит.

Поэтому это будет расследование расследования. Хроника заметания правоохранительными органами следов многомиллиардного хищения. И если приглядеться внимательно, то бросится в глаза — как согласованно действуют мошенники и те, кто должен их ловить, в деле сокрытия улик и денег, в своем противостоянии тем, кто пытался добиться расследования уголовного дела. И глупости, когда говорят, что следствие и прокуратура не умеют работать, — умеют, и очень даже изобретательно, — когда это нужно им.

 

2007 год

Как все началось для компании Hermitage и представлявшего ее интересы Сергея Магнитского (служащего Firestone Duncan), по-моему, известно уже практически всем, кто хотел об этом знать. Но вынужден повториться — того требует логика расследования.

28 мая 2007 года ГСУ при ГУВД Москвы возбуждено уголовное дело № 151231 по факту якобы имевшего места уклонения от налогов со стороны ООО «Камея» (руководитель — г-н Черкасов, компания входила в группу Hermitage). Якобы — потому что налоговые органы уверяли в обратном (документы: 1, 2, 3 ). Но мнение лейтенанта, которая провела бухгалтерскую экспертизу, в итоге пересилило позицию ФНС. (Прошу уделять особое внимание номерам уголовных дел и их процессуальной судьбе, поскольку именно в этом кроется мастерство заметания следов. И в этом же заключается разгадка той хитроумной операции по сокрытию истинных виновников кражи гигантской суммы денег из бюджета и укрывательству путей отхода этих миллиардов из России. Для удобства — приводим табличку.)


 

4 июня 2007 года в Hermitage (глава — Билл Браудер) и Firestone Duncan (обслуживала интересы в том числе компаний Hermitage, глава — Джемисон Файерстоун) пришла с обыском группа товарищей под руководством оперативника управления по борьбе с налоговыми преступлениями (УНП) ГУВД Москвы Кузнецова. Дело на тот момент вел некий милицейский следователь Нестеров (документ), который вскоре из повествования выпадет как элемент технический. В обысках также принимала участие следователь ГУВД Дмитриева, которая тоже выпадет из истории, но всплывет в 2011 году — в СИЗО, правда, в связи с другим коррупционным делом.

Тогда вместе с документами «Камеи» из Hermitage и Firestone Duncan вынесли все, что попало под руку и влезло в коробки. В том числе — оригиналы учредительных документов компаний «Парфенион», «Махаон» и «Рилэнд» (далее — Три ООО).

Спустя несколько дней уголовное дело перекочевало к более опытному следователю Павлу Карпову, он (прошу и на это обратить внимание) вел в свое время дело о попытке захвата Михайловского ГОКа, по которому обвиняемым проходил некто Клюев, а в массовке мелькал юрист Павлов. Особых следственных действий по делу не проводится, а обеспокоенным представителям Hermitage объясняют (и будут объяснять вплоть до конца декабря), что необходимо изучить огромный массив изъятой документации, а потому и изъятые документы вернуть никак нельзя.

Зато происходит необычайно бурная оперативная деятельность — опытный оперативник Кузнецов как оглашенный лично носится по московским банкам с запросами на предмет проверки депозитариев и поиска активов Hermitage (документы: 1, 2). Но ничего не нашел, потому что глава Hermitage уже продал находящиеся в его управлении акции «Газпрома» в интересах своих клиентов, которые, а не Браудер, и получили с этих сделок деньги. Как я предполагаю, изначальная цель силовой операции как раз в том и заключалась — найти акции. И понятно, что вряд ли следователи испытывали к ним глубоко личный интерес.

Параллельно начинает происходить какое-то и вовсе не понятное движение.

15 июня — то есть через 10 дней после обысков — некий третейский суд при ООО «Детокс» рассматривает спор некоего ООО «Плутон», зарегистрированного в Казани, с другой компанией, чье название не имеет значения. Значение имеют два обстоятельства. «Плутон» в лице господина Маркелова называет себя собственником Трех ООО. А «третейский суд» похож на фантом — по крайней мере расположен в развалюхе (фото справа, документ), владелец которой уверяет, что никакого подобного арендатора у него не было. Но «суд» выдал некий документ, из которого следует, что «Плутон», а вовсе не Нermitage, хозяин компаний, чьи документы изъяты при обыске. Что затем и стало аргументом в многочисленных арбитражах.

То есть получается, что злоумышленники, фамилии и биографии которых выяснятся много позже, а именно: рецидивист и мастер лесопилки Маркелов, уголовник Хлебников и наркоман Курочкин, ухитрились каким-то образом получить доступ к документам, хранящимся в ГСУ ГУВД Москвы, перерегистрировать с помощью подложных документов Три ООО на себя, открыть новые счета в новых банках — Универсальный банк сбережений (к которому самое непосредственное отношение имеет г-н Клюев — просил же запомнить фамилию) и «Интеркоммерц», и провести с блеском несколько арбитражных процессов в Москве, Казани и Санкт-Петербурге (в них принимал участие и г-н юрист Павлов с одними и теми же партнерами — то на стороне истцов, то на стороне ответчиков), где с помощью опять-таки подложных документов и подставных компаний смогли получить на руки решения, согласно которым они переплатили государству налогов на 5,4 млрд рублей (подробно:  см. «Новую» от 07.09, 27.09 и 29.09.10). И затем предъявить уточненные декларации в московские налоговые № 25 и № 28, потребовав вернуть переплаченное. (Документы на сайте, подробности в «Новой» от 07.09, 27.09 и 29.09.10). На все это им потребовалось время с июня по декабрь 2007 года, пока следствие изучало изъятое при обыске.

И все бы прошло гладко, если бы в октябре судебный пристав из Санкт-Петербурга не позвонил бы по настоящим телефонам Трех ООО, чтобы уточнить что-то по поводу исполнительного производства, а секретарь питерского арбитража по ошибке не прислала бы решение по старому юридическому адресу. Так Магнитский с удивлением и узнал, что фирмы, чей он юрисконсульт, оказывается, принадлежат уже кому-то другому, с кем-то судятся и кому-то проигрывают гигантские суммы. Поездка адвокатов Hermitage на очередной судебный сеанс в Питер принесла еще больше неожиданностей: выясняются подробности перерегистрации компаний — оказывается, оформлена она была 11 и 17 сентября, а часть исков была подана от имени новых собственников еще ДО этого — в августе. Причем в деле принял участие некто господин Стражев, который не существует в природе.

Адвокатам Hermitage стало ясно — происходит какая-то афера, в которой пытаются задействовать их компании, ведь просто так их красть не было никакого смысла — там уже денег-акций не было. С этого момента все действия стороны Hermitage я буду выделять курсивом, чтобы было проще оценивать хронику противостояния.

Hermitage докладывает о ситуации своему старшему партнеру — банку HSBC, в котором, кстати, до сих пор открыты настоящие счета украденных компаний, — и его глава, а также юристы Hermitage в конце ноября — начале декабря 2007 года пишут ТРИ заявления о преступлении: в Следственный комитет, Генеральную прокуратуру и в департамент собственной безопасности МВД (документы: 1, 2, 3, 4, 5).

Два заявления (из ГП и ДСБ) отправляются вниз — в московскую прокуратуру и ГУВД Москвы, а оттуда — прямиком к следователю Карпову в рамках возбужденного дела № 151231 (дело «Камеи»). То есть 12 декабря — за полмесяца до хищения 5,4 млрд рублей, следователь ГУВД уже знает о подготовке преступления. Но не делает ничего. План «Перехват» удался.

За одним, правда, исключением: в силу ссоры с прокуратурой СКП заяву никуда не отдает, о ней никому не говорит, а приберегает на всякий случай.

Тем временем в декабре налоговые инспекции стремительно «проводят проверку» представленной мошенниками информации, за один день принимают решения о возврате налогов (документы: 1, 2), а перед самым Новым годом деньги из Федерального казначейства уходят на счета мошенников в банках УБС и «Интеркоммерц».

 

2008 год

И лишь только после праздников следователь Карпов начинает интересоваться: а что это вы написали в заявлении? — как собираются украсть? — кто? — быть такого не может. 16 января от него приходит телефонограмма адвокату Hermitage Хайретдинову — явиться на допрос. Но, во-первых, как можно допрашивать адвоката? А во-вторых, не поздно ли?

18 января — Три ОО собираются перерегистрироваться в Новочеркасск, для того чтобы там объединиться, потом укрупниться с другими ООО, а затем — схлопнуться. Hermitage пишет письма в налоговые Новочеркасска: осторожно — мошенники. Там пугаются и возвращают документы обратно в Москву — для уточнений. 29 января Hermitage подает иск в арбитраж с требованием отменить все перерегистрации до выяснения обстоятельств смены собственника. 30 января и 4 февраля из Москвы в Новочеркасск приходят уточненные документы, представляющие собой стопки чистых листов бумаги.

К этому дню — 4 февраля 2008 года — все деньги со счетов УБС и Интеркоммерцбанка уходят в другие финансовые учреждения, а потом начинают стремительно распыляться по стандартной схеме вывода активов (подробно — в «Новой» от 17 апреля 2011 г.).

И лишь 5 февраля просыпается Следственный комитет в лице следователя Рассохова, который возбуждает уголовное дело № 374015, по заявлению Hermitage, и держит его где-то в ящике стола, несмотря на то, что ему постоянно шлют телеграммы: документы уничтожают.

Но сам факт возбуждения дела в непредсказуемом СК, очевидно, кого-то очень сильно напряг, как и активность Hermitage. И 6 февраля на основании рапортов сотрудников УНП ГУВД Москвы, где трудится Кузнецов, следователь ГУВД по ЦФО Будило возбуждает третье уголовное дело — № 153107 — по факту якобы имевшего место уклонения от уплаты налогов Тремя ООО. Материалы эти выделяются из того дела, что ведет следователь Карпов, который, очевидно, к этому времени успел ознакомиться со всеми изъятыми документами, но особо не принял во внимание, как водится, мнение ФНС: налоги Три ООО уплатили полностью, став одними из крупнейших доноров бюджета за истекший период. Логика очевидна: жалобщиков — скомпрометировать и прижать, дело в СКП — застопорить, время — выиграть.

8 февраля. Мошенник Маркелов продает Три ООО компании «Бойли Систем», зарегистрированной в 2007 году на Британских Виргинских островах и переданной по доверенности некоему скромному представителю рабочего класса из Новочеркасска по фамилии Сметанин, живущему в какой-то типичной для российской глубинке развалюхе (фото справа). Причем с доверенностью — странность: якобы английский нотариус ее принял от некоей Лилии Чик, которая ее принесла от имени некоего Джона Келли, но в интересах Сметанина. Вы можете себе представить английского нотариуса, который сам не видел договаривающиеся стороны, а поверил совсем постороннему человеку, принесшему ему документы? Тем не менее Сметанин — хозяин иностранной компании, он назначает живущую неподалеку пенсионерку Старову (фото справа) гендиректором и нанимает адвоката Николаева.

13 февраля адвокат Николаев в помещении ИТАР-ТАСС (!) устраивает пресс-конференцию: Сметанина при покупке надули, подаю иск в Казань по месту регистрации «Плутона» с требованием изъять регистрационные файлы. Конечно, это было сделать нужно, так как до этого они были затребованы Hermitage.

20 февраля. Уголовное дело № 374015, возбужденное в СКП по заявлению Hermitage в отношении мошенников Маркелова, Хлебникова и Курочкина, очевидно, ввиду незначительности суммы украденного — всего-то 5,4 млрд — сплавляется в СО по ЮАО Москвы следователю Гордиевскому, который поначалу, как рассказывают адвокаты, очень этому удивлялся. Но после того как оперсопровождение дела возглавил все тот же Кузнецов, удивляться, очевидно, перестал. Таким образом, все уголовные дела так или иначе оказались под контролем тех силовиков, которые и начинали спецоперацию. Но Hermitage продолжал слать документы Гордиевскому и жаловаться на его бездействие.

И 26 февраля в Элисту срочно вылетают: следователь Карпов и сотрудники Кузнецова — Дроганов, Толчинский, Кречетов.

27 февраля. В течение одного дня реанимируются два старых (2004 года) уголовных дела в отношении фирм Браудера, прекращенных в 2005-м за отсутствием состава преступления. Повторюсь: за один день отменяются два постановления об их прекращении, следствие возобновлено, а фигуранты, включая Браудера, объявлены в розыск. Это уже четвертое дело — № 401052.

26 и 28 февраля Hermitage жалуется генпрокурору Чайке и главе СК Бастрыкину на неэффективность мер по пресечению преступной деятельности. Жалобы спустили все тому же Гордиевскому.

Тем временем похищенные компании и их новые владельцы («Бойли Систем») живут своей жизнью, суть которой — как можно быстрее обанкротиться и исчезнуть. Они свою задачу выполнили, деньги с их помощью похищены. Но ни в коем случае нельзя дать возможность старым собственникам — Hermitage — вернуть контроль над компаниями, поскольку это позволило бы открыть всю документацию и, самое главное, — пути денежных средств.

7 марта, когда стало окончательно ясно, что с Новочеркасском не получилось, все хозяйство переезжает в налоговую подмосковных Химок, правда, большинство документов утеряны, и дальнейшие допросы несчастных теток из новочеркасской налоговой ясности в этом отношении не добавили. «Бойли Систем» в лице гендиректора пенсионерки Старовой создает ликвидационную комиссию, но во всех процессах почему-то в качестве третьей стороны появляется давно продавший себя вместе с Тремя ООО маркеловский «Плутон». Чтобы уж окончательно все запутать и закинуть в многочисленные уголовные дела очередную липу, в Химки Старовой направляются новые исправленные декларации Трех ООО за 2006 год. Но в суды приходят адвокаты Hermitage и фактически блокируют всю операцию.

24 марта. Гендиректор Старова принимает решение о ликвидации компаний, в том числе и Трех ООО. Hermitage добивается запрета на это действо.

24 марта. Калмыцкое дело № 401052, по которому Браудер в розыске, передано в ЦФО следователю Будило, который уже ведет уголовное дело № 153107, выделенное, в свою очередь, из основного № 151231. Подождите путаться в номерах — это только начало извилистого пути следствия, которое в итоге так и не нашло никаких украденных денег, но натворило столько, что разобраться в этом теперь не под силу всему СКР, включая уборщиц.

26 марта. Следователь Карпов выносит постановление в рамках дела № 151231 в отношении руководителя «Камеи» и партнера Браудера Черкасова о привлечении его в качестве обвиняемого. Таким образом воевать с Hermitage начинают уже на двух фронтах. Потом появится, правда, и третий, и четвертый…

27 марта дела № 401052 и № 153107 соединяются в одно производство, и ему присваивается № 153123 (не путать с № 151231). С этого момента дело живет очень сумбурной жизнью, то приостанавливается начальником СК МВД генералом Аничиным, то носится между подразделениями, но именно в этом деле потом появятся «признаки преступления, совершенного Магнитским», правда, несколько позже. А пока нужно подстраховаться на тот случай, если все-таки кому-то взбредет в голову искать похищенные миллиарды. На то и существуют номинальные директора, они же мошенники, типа Маркелова.

28 марта. Следователь Будило в рамках дела № 153123 становится счастливым обладателем протоколов допросов Маркелова. Который сообщает: он — человек не главный, а всей операцией с компаниями управлял некто Гасанов, который все ему и продал. Удобно, поскольку Гасанов ухитрился умереть 1 октября 2007 года — за несколько месяцев до хищения, и никаких показаний по определению дать не может. Его историю болезни не нашли, следовательно, и толком не установили причину смерти, зато спустя долгое время при обыске на квартире обнаружили часть документов Трех ООО. 28 марта — это пятница. А в понедельник, в ходе арбитражного процесса в Казани, где фиктивным образом судятся «Бойли Систем» Старовой—Сметанина с «Плутоном» Маркелова и куда переправлен иск Hermitage, адвокаты «Бойли» требуют изъять протоколы допросов Маркелова, будто бы за выходные следователь Будило им доложился, что они у него есть.

Но адвокаты Hermitage — в частности Магнитский и Хайретдинов — продолжают страшно мешать: жалуются и сообщают о новых данных, которые им стали известны в ходе расследования.

И 4 мая опер Драганов из группы Кузнецова пишет рапорт следователю Гордиевскому: в результате ОРМ установлено, что зловредные адвокаты якобы пользуются поддельными доверенностями. То, что это — чушь, доказано многократно. Но не будем особо пока углубляться (делу адвокатов мы посвятим в свое время отдельный текст), главное — наметился тренд: во всем виноваты адвокаты, раз их подзащитных (Браудера, Черкасова и других) уже нет в России, именно адвокаты баламутят воду и мешают завершить начатое в прошлом году.

20 мая — еще раз допрошен уголовник Маркелов, который уточняет, что слышал от умершего Гасанова фамилию адвоката Хайретдинова, якобы тот давал Гасанову какие-то указания по телефону.

5 июня Гордиевским впервые допрошен Магнитский, который вовсе не рассказывает про Гасанова и Хайретдинова, а называет по именам всех мошенников и крышующих их ментов.

11 июня, несмотря на активные следственные действия, Гордиевский почему-то приостанавливает дело № 374015. Почему, станет ясно позднее — расскажу в следующей серии.

А эту закончу вот на чем. Банк УБС — основной получатель ворованных денег — меняет собственника, им становится никому не известный мелкий бизнесмен Коробейников, который подает заявление на ликвидацию финансового учреждения, и тем же июнем 2008 года зампред ЦБ Меликьян соглашается с тем, что банка больше не будет. Документация банка свозится на склад временного хранения, который в данный момент найти уже невозможно — по его адресу другие конторы, часть документов изымается следствием, но не доезжает до места назначения, поскольку КамАЗ, перевозивший добро, попадает в ДТП и сгорает дотла со всем содержимым. И в довершение всего неудавшийся банкир Коробейников 24 сентября 2008 года выпадает, по данным СК МВД, из окна строящегося пентхауса. Но где это происходит и при каких обстоятельствах, почему-то не знает никто — ни в Москве, ни в области.

Продолжение — в следующем номере

P.S. Сергею Магнитскому посмертно была вручена премия Transparency International за борьбу с коррупцией

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera