Мнения

Сбывается мое предсказание: либо режим уничтожит Интернет, либо Интернет уничтожит режим

Этот материал вышел в № 132 от 25 ноября 2011
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юлия ЛатынинаОбозреватель «Новой»

 

В воскресенье президент Медведев с богобоязненной супругой отправились на день рождения патриарха, и их там не освистали. А премьер Путин по предвыборному случаю отправился в «Олимпийский» на бой Емельяненко с Монсоном, и произошло, с одной стороны, невероятное, а с другой — предсказуемое.

Ну, вы сами представьте — меры безопасности при появлении премьера известны. Помните, ехал в МИСИ, так всю Ярославку на пять часов остановили. Вот представьте себе, что перед этими водителями в воздухе вдруг появляется Путин. Как бы они свистели? Вот зрители (которых в туалет не выпускали и во время боя вместо Емельяненко то и дело Путина показывали) свистели ровно так, как водители.

В какой-то момент система распадается настолько, что начинает принимать контрпродуктивные решения, что видно уже из того, что власть, наступив в дерьмо, всем принялась совать ботинок под нос и кричать, что это лаванда и что освистывали-де не Путина, а выносимого в этот момент и поверженного Монсона.

Увы, проверить, освистали Путина или нет, было чрезвычайно просто: следовало подождать и посмотреть — придет Путин в «Олимпийский» или больше не придет. Если не придет, значит, освистывали его.

Ждать долго не пришлось: ровно через день после боя Емельяненко Путин снова должен был появиться в «Олимпийском», чтобы попротестовать против наркотиков вместе с дивным фондом «Федерация», — и не появился.

Кстати, объяснение, что «буу» толпы было адресовано Монсону, никуда не годится и по другой причине: нам на полном серьезе объясняют, что свистевшим во время выступления Вождя даже не пришло в голову, что они свистят во время выступления Вождя. Они, мол, просто не заметили, что Отец нации толкает речь, и во время этой Великой речи были заняты тем, что освистывали другого человека.

Проблема не в том, что Путина освистали. Проблема в том, что это не единичное явление. Ровно в тот же день болельщики освистали хоккеиста Антипова, который сразу после матча «Трактора» и ЦСКА стал агитировать за ПЖиВ; в Кемерове на концерте Макаревича освистали ПЖиВчика, который вылез на сцену и заявил, что концерт проходит при поддержке ПЖиВ, и то же самое произошло на концерте певицы Валерии.

Во всех этих эпизодах реакция исполнителей еще важней реакции зрителей: музыканты принялись открещиваться. Макаревич после недолгого молчания заявил, что все произошло так быстро, что он даже мяукнуть не успел, а продюсер Валерии Пригожин побежал на «Свободу» и там принялся рассказывать, что города, где они выступали, «совсем не за «Единую Россию», у них там другие предпочтения».

То есть исполнители сочли, что если они не открестятся, они потеряют публику. Публика им показалась важнее, чем ПЖиВ.

Но есть и еще более важный момент. История с освистанием Путина приобрела характер Новости с момента появления ее в ЖЖ Навального; Макаревич извинился только после того, как поднялась буря негодования в Интернете. Общим знаменателем и катализатором тут служит Интернет. Сбывается то, о чем я писала с год назад в своей статье: либо режим уничтожит Интернет, либо Интернет уничтожит режим.

Путина сделали телеканалы, они были волшебной палочкой, превратившей лягушку в царевну. Путин, придя к власти, первым делом установил контроль над этой волшебной палочкой, чтобы обратно не превратиться в лягушку. Он взял телевидение сначала, а нефть и газ — потом.

Благодаря этому одиннадцать лет Новостью было то, что было показано по телевидению. Правило было простое: Что Не Показано По Телевидению, Того Не Произошло.

Теперь правило поменялось. Что Не Обсуждается в Интернете, Того Не Произошло. Не обсуждается выступление Путина перед доярками — значит, его не было. Обсуждается, как Путина освистали, — значит, это было.

Более того, впервые за много лет мы видим, что Кремль начинает реагировать на то, Что Обсужается в Интернете.

Это тем более примечательно, что в течение всех предыдущих лет главной реакцией режима на любое народное негодование было отсутствие всякой реакции. «Не прогибаться» перед народным протестом была главная заповедь — и в истории с Химкинским лесом, и где угодно.

И вдруг — прогибаются. Блогосфера зашумела о летчиках, сидящих в Таджикистане (в пику государству, заботящемуся о Буте), и государство, вместо того чтобы молчать, вдруг бросается заботиться о летчиках. Блогосфера зашумела о свисте в «Олимпийском», и государство, вместо того чтобы хранить олимпийское молчание, начинает объясняться про олимпийский свист.

11 лет ситуация в России менялась в худшую сторону: каждый следующий год был хуже предыдущего. И вот ситуация меняется резко, необратимо, на наших глазах. Потому что еще год, да что там — еще шесть месяцев назад было совершенно невероятно, чтобы эстрадный продюсер, опасаясь потерять публику, открещивался от ПЖиВ и чтобы пресс-секретарь Путина снизошел до того, чтобы объяснять блогерам, что это не Путина освистали, нет-нет, вы не думайте, они Путина не слушали. Пока Отец нации толкал речь, они освистывали другого человека.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera