Расследования

На каждого студента у ментов хватит наркоты. Одних подсадят, других посадят

Как студент Плешки попал в руки вымогателей, а генерал ФСБ выявил крупных дилеров в УФСКН Москвы

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 133 от 28 ноября 2011
ЧитатьЧитать номер
Политика

Елена Милашинаредактор отдела спецпроектов

 

Как студент Плешки попал в руки вымогателей, а генерал ФСБ выявил крупных дилеров в УФСКН Москвы

 

Студент Зайцев
Сентябрь 2009-го. Опер Калинин на отдыхе за границей

В Зюзинском суде г. Москвы подходит к концу суд над 26-летним студентом Иваном Зайцевым. Его судят по статье 228.1 УК РФ.

Из материалов уголовного дела следует, что студент Зайцев был задержан сотрудниками службы по ЮЗАО УФСКН во время так называемой «контрольной закупки» при попытке сбыта за 3000 рублей амфетамина «массой более 0,02 грамма, но не менее 1,0 грамма».

Одновременно в двух шагах от от Зюзинского — в Черемушкинском суде г. Москвы — судят оперуполномоченного 4-го отдела службы по ЮЗАО УФСКН 29-летнего Романа Калинина. Его обвиняют по нескольким статьям УК РФ. Самые тяжкие — превышение должностных полномочий и приготовление к сбыту крупной партии ЛСД (общей массой 7,377 грамма). Обвинение по этим статьям должно быть предъявлено группе лиц, но на скамье подсудимых — только оперуполномоченный Роман Калинин. Остальных членов преступной группировки следствие не установило.

Что странно. В уголовном деле Калинина есть рапорт заместителя начальника УФСБ Москвы генерал-майора П.Н. Топорова. Цитирую: «В соответствии с полученной оперативной информацией, отдельные сотрудники Службы по ЮЗАО УФСКН РФ по г. Москве в целях создания условий по незаконному освобождению от уголовного преследования Калинина Р.В. в конце 2009 г. незаконным путем реализовали крупную партию наркотиков для получения необходимых денежных средств. Указанные наркотические средства хранились в помещении Службы по ЮЗАО УФСКН РФ по г. Москве.

В настоящее время, в связи с активизацией расследования у.д. № 371336, вышеописанная ситуация может повториться…»

 

Дело студента Зайцева и дело наркополицейского Калинина связаны между собой очень тесно. По сути, это одно искуственно разделенное преступление.

1 сентября 2009 года в гараж по адресу: улица Фруктовая, дом 8, где студент Зайцев тюнинговал старую «Волгу» (хобби), ворвалась группа людей во главе с наркополицейским Калининым с пистолетом в руке. С ходу Калинин ударил Зайцева ногой в пах. Удар был такой силы, что в тот же день Ивану сделали срочную хирургическую операцию — орхэктомию.

Но в больницу Зайцев попал лишь через несколько часов и только тогда, когда его родители выплатили 170 000 рублей. (Следователем опрошен посредник, получавший деньги. Он признал, что деньги брал для сотрудников службы по ЮЗАО УФСКН.)

Сначала избитого студента Зайцева доставили в кабинет оперуполномоченного Романа Калинина и записали на видео его «признательные показания» о том, что он якобы пытался сбыть наркотики. В обвинительном заключении по делу Романа Калинина написано: «На протяжении всей видеозаписи отчетливо видно, что Зайцев И.Н. испытывает сильную боль, выгибает спину, руки последнего разведены в стороны…»

Дело против студента Зайцева было заведено 2 сентября 2009 года. То есть на следующий день после хирургической операции. Но поскольку ампутация органа является тяжким вредом здоровью, неумолимо встал вопрос о возбуждении уголовного дела против того, кто этот вред причинил: то есть против оперуполномоченного Романа Калинина.

Родители Ивана Зайцева (люди достаточно влиятельные) приложили огромные усилия, чтобы это дело было возбуждено. Система со скрипом сдалась лишь через два месяца. После многочисленных заявлений во все инстанции (в том числе в службу собственной безопасности УФСКН) Роман Калинин стал сначала подозреваемым, а потом заочно обвиняемым по уголовному делу № 371336 по статье 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»). Почему заочно? А потому что наглый очень. Ни на один допрос к следователю он так и не явился. Был объявлен в федеральный розыск и при попытке скрыться за границу задержан сотрудниками ФСБ, включенными в следственную группу для оперативного сопровождения. При осмотре его машины обнаружили ЛСД в особо крупном размере (Калинин на суде признал, что наркота принадлежит ему), и к нейтральной 286-й статье добавилась 228.1 УК РФ.

По этой же статье судят Ивана Зайцева, студента-отличника самого сложного факультета одного из самых лучших вузов страны — Плехановского университета. Зайцев побывал на хирургическом столе, отсидел в Бутырке, где на него было совершенно покушение на убийство, был направлен следствием на принудительное психиатрическое освидетельствование в Кащенко, более 50 раз являлся на допросы (для сравнения: Калинина допрашивали всего лишь четыре раза). Находясь под таким прессом следствия, Иван Зайцев тем не менее сдал все сессии на «отлично» и стал победителем московской олимпиады по информатике. Характер, проявленный Зайцевым, противоречит всей фабуле обвинительного заключения, в котором студент Зайцев описан как типичный наркоман и мелкий наркодилер.

Так почему вообще дело против студента, несмотря на свою абсурдность, дошло до суда?

Ответ на этот вопрос надо искать в уголовном деле против наркополицейского Романа Калинина.

 

На суде по Калинину судья Журавлева спросит следователя Симонова (изначально вел дело Калинина): зачем нужно было привлекать сотрудников ФСБ для оперативного сопровождения следствия? Странный вопрос для судьи, которая обязана была прочитать дело перед тем, как приступить к его рассмотрению в суде.

Кроме рапорта генерала ФСБ, свидетельствующего об устойчивой преступной группе под вывеской «Служба по ЮЗАО УФСКН по г. Москве», в деле Романа Калинина есть много вызывающих свидетельcтв об отлично налаженной схеме наркобизнеса, которым заправляют те, кто должен с этим бизнесом бороться.

Например, есть сведения о лаборатории по производству наркотиков в Санкт-Петербурге. О сети распространения наркотиков (от Питера до Краснодарского края) с конкретными именами посредников и «крышевателей» в погонах. Есть данные о регулярных имитациях ОРМ (оперативно-разыскных мероприятий) с целью банального вымогательства. Cхема примитивная и эффективная одновременно: если задержанный отдавал деньги, его отпускали, в ином случае против жертвы возбуждалось уголовное дело по попытке сбыта наркотиков. Наркоту сами же наркополицейские и подбрасывали. Судя по материалам уголовного дела, оперуполномоченный Роман Калинин проворачивал фальшивые ОРМ многократно и «работал» в связке со следственным отделом службы УФСКН. При обыске рабочего места Калинина следователи нашли не заполненные, но уже подписанные следователем СО УФСКН Богдановой бланки протоколов ОРМ. Сам обыск службы по ЮЗАО УФСКН проходил в условиях, приближенных к «боевым»: следователей на протяжении нескольких часов не пускали в здание Службы наркоконтроля, угрожая «открыть стрельбу» (цитирую рапорт следователя из материалов уголовного дела).

Из дела Романа Калинина следует, что вопросы о хорошо налаженном наркобизнесе наркополицейских следовало адресовать как минимум начальнику службы по ЮЗАО УФСКН А. Камбегову и начальнику отдела службы собственной безопасности УФСКН РФ по г. Москве М. Кабирову. А также сотрудникам МВД  Устинову и Рубцову. И, вероятно, еще многим другим, чьи фамилии должны были всплыть в ходе расследования этого уголовного дела. Однако, когда очень явно запахло жареным, уголовное дело против Калинина было передано вышестоящему следователю. Ему же — следователю Мышастому — передали дело против студента Ивана Зайцева.

 

С тех пор следственная группа из 10 (!) человек (даже по более тяжким преступлениям, например серийным убийствам, работают гораздо более «скромные» группы) начала заниматься странными вещами. Например, был вынесен отказ в возбуждении дела по факту вымогательства денег у родителей студента Зайцева. Никаких последствий не имел рапорт следователя Симонова (проводил вместе с сотрудниками ФСБ обыск в здании службы по ЮЗАО УФСКН) о противодействии следствию и угрозах применения против сотрудников СК РФ и ФСБ РФ огнестрельного оружия. Никакой проверки не последовало в отношении следователя СО ФСКН Богдановой, подписавшей пустые бланки протоколов ОРМ. Никаких последствий не имели свидетельские показания о возможной «побочной» деятельности наркополицейского Калинина: угон дорогих машин и их переоформление через знакомых в ОВД, а также странные сделки с квартирами одиноких стариков, после которых старики исчезали (в уголовном деле указаны конкретные обстоятельства, имена и адреса).

Удивительно, но факт! Без внимания следствия остался даже рапорт генерала ФСБ Топорова. То есть не было предпринято совершенно никаких действий по установленному ФСБ факту «реализации крупной партии наркотиков» самими наркополицейскими. Кстати, генерал Топоров оказался провидцем, когда говорил, что деньги за наркоту нужны для «создания условий» по освобождению Калинина Р.В. от наказания. Мне, например, совершенно не понятно, на какие доходы оперуполномоченный службы наркоконтроля может позволить себе трех дорогих адвокатов.

Впрочем, не буду обвинять все следствие. Факты незаконной жизнедеятельности российских наркополицейских были выявлены, именно когда дело вел следователь СО по Чертановскому району СУ по г. Москве СКП РФ Андрей Симонов. Думаю, следователь Симонов довел бы это громкое дело до логического конца и посадил бы на скамью подсудимых не только одного Романа Калинина, пойманного за шкирку лишь по факту нанесения тяжкого вреда здоровью студенту Зайцеву. Но раскрутить это дело до уровня наркобанды, в которую, по сути, превратилась служба по ЮЗАО УФСКН, следователю Симонову не дали.

Когда дело перекинули следователю Мышастому, из уголовного дела против Романа Калинина стали пропадать целые тома. По характеру пропаж можно приблизительно понять логику следствия: дело против Романа Калинина началось с «тяжкого вреда здоровью» студенту и должно им же и ограничиться.

Именно поэтому из дела Романа Калинина пропали все билинги, которые свидетельствовали о невиновности Ивана Зайцева. Билинги железно подтверждали, что никакого ОРМ по адресу: улица Фруктовая, дом 18, не было. А было нападение на Зайцева по адресу: ул. Фруктовая, 8.

 

Почему это принципиально?

Все дело в том, что наркополицейские из ЮЗАО Москвы имели право расследовать дело только в пределах своего округа. Но лакомая жертва — Ваня Зайцев со своими более-менее обеспеченными родителями — живет в соседнем, Южном административном округе.

Фруктовая, 8, — это нападение с целью вымогательства. То есть преступная деятельность сотрудников наркоконтроля, поставленная на регулярную основу. Выражаясь языком Уголовного кодекса — совсем другая квалификация преступных деяний.

Фруктовая, 18, — это всего лишь превышение своих служебных полномочий Романом Калининым при задержании преступника.

Улавливаете разницу? Она — в единичке!

Следователь Мышастый выбрасывает билинги из уголовного дела и приписывает единичку к восьмерке. И получает новый адрес преступления — улица Фруктовая, 18. И преступление получает очень банальное — задержание наркодилера, во время которого произошел эксцесс исполнения.

На этом адресе следствие стоит мертво. Как, впрочем, и оба суда — Зюзинский и Черемушкинский. Судья Исаков отказал в допросе очевидца нападения на студента,  а судья Журавлева отказала Ивану Зайцеву в ходатайстве о приобщении исчезнувших билингов. Потому что если приобщить, то получится, что студента Зайцева судить не за что, а наркополицейского Калинина судят не за то, за что должны.

Полгода я просидела на обоих судах. Все ждала, когда судьи перестанут мусолить сфабрикованный следствием эпизод с «контрольной закупкой» наркотиков у Ивана Зайцева и — как результатом этой «контрольной закупки» — нанесением тяжкого вреда здоровью студента. Целых полгода я ждала, когда судьи перейдут к куда более серьезному (на мой взгляд) составу преступления, а именно — железным фактам наркобизнеса под крышей службы наркоконтроля. Увы, суды подошли к концу. Ни судья Исаков, ни судья Журавлева не заинтересовались сенсационным рапортом генерала ФСБ Топорова. Это как?

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera