×
Сюжеты

Прощай, Наташа

Ушла из жизни Наталья Казьмина, известный театральный критик, завлит театра Эрмитаж

Культура

Марина Токареваобозреватель

 

Не пишется, не идет из-под клавиш этот глагол «была». Наташин уход – из невместимых. Будто молния ударила и сожгла одного из талантливейших людей цеха. Нашу профессию называют журналистикой, критикой, театроведением; Наташа Казьмина не просто журналист, не только критик, не столько театровед - человек театра...

Не пишется, не идет из-под клавиш этот глагол «была». Наташин уход – из невместимых. Будто молния ударила и сожгла одного из талантливейших людей цеха. Нашу профессию называют журналистикой, критикой, театроведением; Наташа не просто журналист, не только критик, не столько театровед  - человек театра. Её скептический, хмуроватый, пристальный взгляд  все замечал и всему находил меру: и событиям сцены,  и людям закулисья, и первым лицам театра,  и маленьким, окольным, не главным. Знание настоящего масштаба людей и процессов, дар интуиции и безошибочного, вовремя сказанного слова   - из особых даров Наташи.

Подробности спектакля, его движения и повороты, подробности и повороты внутренней жизни режиссера и актеров умеют видеть многие критики. Наташа не просто человек с блестящим, художественным письмом – человек крепкой внутренней  баррикады, не умевший и не желавший быть милой с кем нужно, хвалить, кого выгодно. В  сегодняшней театральной критике, где одна из самых  сильных линий не на установление истины, а на ее имитацию и  обслуживание, белых ворон не много. Наташа - из  самых ярких.

Горячая, пристрастная, иногда заблуждающаяся  – что  мы  без своих заблуждений? – умевшая горько огорчаться из-за неточных или глупых жестов  людей, за которых «болела», она так умела вдруг  над всем посмеяться, во всем увидеть иронический ракурс, что тем  излечивала и себя,  и окружающих. А умела всех раньше  сказать о происходящем  взвешенно, точно, неотменимо.  Иногда вдруг все бросала и отправлялась домой печь пироги. Глядя на её руки в тяжелых кольцах, я  часто  вспоминала умные руки Наталья Крымовой, умевшие  не только писать, как никто,  но и печь, и чинить, и  шить.  Наталью  Казьмину окружал еще и этот талант – вести дом, растить детей, любить родных. И в  театре Эрмитаж она, хозяйка, зав.лит, как-то по особенному отворяла свою боковую дверку, встречала перед спектаклем, поила в  антракте чаем и не только. И не обижалась, если ты после этого писал про спектакль  правду, – не всегда похвальную.

Ей стало плохо в «Современнике», перед спектаклем «Горбунов и Горчаков.  Она не услышала, как   Горчаков  говорит Горбунову: "Ты вправду спишь? Да, судя по всему, ты вправду спишь... Как спутались все пряди... Как все случилось, сам я не пойму. Прости меня, прости мне, Бога ради»…

Прощание с Натальей Юрьевной Казьминой 30 ноября в 11 часов в театре Эрмитаж.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera