Сюжеты

Правозащитники подготовили доклад для Совета судей города Москвы

Фото: «Новая газета»

Общество

 

Публикуем полностью доклад рабочей группы по проблемам избрания меры пресечения. Доклад разбит на три части: содержание под стражей тяжелобольных подследственных, содержание под стражей обвиняемых в экономических преступлениях, административные аресты...

Доклад

Рабочей группы по проблемам избрания меры пресечения
в виде заключения под стражу, продления срока содержания под стражей и арестов
Общественной комиссии по взаимодействию с судейским сообществом г. Москвы
 

Доклад готовился на основании обращений в Рабочую Группу в последние полгода и не претендует на полный обзор решений московских судов.

Наш доклад разбит на три части: содержание под стражей тяжелобольных подследственных, содержание под стражей обвиняемых в экономических преступлениях, административные аресты.


1.    Случаи взятия под стражу без учёта физического состояния подследственных и обвиняемых (тяжелая болезнь, невозможность получения в условиях заключения медицинской помощи в необходимом объёме).

Прежде всего, должен быть  разрешён вопрос об ответственности за случаи смерти тяжелобольных подследственных, вызвавший сегодня такой резонанс. Как известно, за последний год в следственных изоляторах Москвы умерло около 50 человек. Очень высокий резонанс вызвали смерть Сергея Магнитского (16 ноября 2009 г.) и смерть Веры Трифоновой (30 апреля 2010 г.), умерших в следственных изоляторах. До сих пор объективного расследования всех обстоятельств этих трагедий не произведено.

Конечно, соответствующую правовую и моральную ответственность несут все — следователи, ходатайствующие об избрании меры пресечения в виде содержании под стражу; прокуроры, поддержавшие следователей; администрации изоляторов и медики ФСИН, бестрепетно дающие заключения о возможности пребывания тяжело больных в условиях заключения и не обеспечивающие доступ к полноценному лечению.
Отдельно мы можем говорить о вине каждого, но самая большая ответственность лежит именно на судьях, принимающих решение о помещении тяжелобольного человека под стражу или продляющих его пребывание там.

Хотя по нашему мнению – долг соблюдающего законы судьи в таких случаях не только отклонять ходатайства следствия, но вынесение частных определений в отношении руководства следственных изоляторов.
   
Ниже приведены примеры, по нашему мнению, неправосудного содержания под стражей тяжелобольных людей, в каждом из которых есть прямая ответственность судей, вынесших такие решения.

1.1.    Гулевич Наталья Милентиевна. В Рабочую Группу обратился Гулевич В.В. – муж Гулевич Наталии Милентиевны, обвиняемой по ч. 4 ст.159 УК РФ, содержащейся под стражей с 4 декабря 2010 г.

От него нам стало известно о грубейшем нарушении прав в области ненадлежащего оказания медицинской помощи обвиняемой Гулевич Н. М., страдающей рядом тяжелых заболеваний. С первых дней своего ареста она страдает от высокого давления, которое в кризисные моменты достигает критических показателей 220-230 на 160-180.  

Кроме того, за это же время Гулевич Н.М. была срочно прооперирована в гражданской больнице им. Боткина. Помимо гипертонии у неё имеются и другие заболевания: отказывают почки, мочевой пузырь без катетера не функционирует, прогрессирует остеохондроз и др.
Согласно медицинским справкам и медицинским заключениям Гулевич Н.М. нуждается в срочном комплексном стационарном медицинском обследовании в специализированной клинике г. Москвы с последующей госпитализацией в соответствующее медучреждение, поскольку состояние её здоровья вызывает серьезные опасения за её жизнь. Любое промедление времени может привести к тяжелым последствиям.
Полагаем, что согласно статье 3 Европейской Конвенции о правах и свободах человека подобное отношение к Гулевич Н.М. со стороны сотрудников УИС может быть приравнено к пыткам и бесчеловечному отношению, унижающему человеческое достоинство.

Однако судьи Тверского районного суда г. Москвы (Быковская Л.И., Ухналева, Ковалевская С.В. и Сташина Е.В. - дважды) вопреки требованиям ст.108 УПК РФ, продолжают продлевать меру пресечения в виде содержания под арестом обвиняемой по экономическому преступлению Гулевич Н.М., находящейся в тяжелом состоянии здоровья. Хочу подчеркнуть, что в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г №22 было конкретно рекомендовано как можно тщательнее подходить к избранию меры пресечения в виде содержания под стражей, при этом особо подчеркнута необходимость учитывать состояние здоровья.

Несмотря на то, что судебное заседание 4 декабря 2010г, на котором рассматривался вопрос об аресте Натальи Гулевич, было открытым, и не было никаких причин делать его закрытым, судья  Тверского суда Быковская Л.И. не допустила в зал родственников Натальи Гулевич (муж Натальи Гулевич - Валерий Владимирович и свекор Натальи Гулевич - Владимир Леонтьевич, ветеран ВОВ).

4 октября 2011 ф/с Тверского суда Ковалевская С.В. (в заседании участвовали следователь Ульянова К.А. и прокурор Григорян Г.Б.) продлила срок содержания Гулевич под стражей до 6 ноября 2011 г.

Следует отметить, что прокурор Григорян и следователь Ульянова участвовали в 2009 году в нашумевшем деле, когда была заключена под стражу  тяжелобольная самая пожилая на тот момент подследственная России — 77-летняя Александра Владимировна Звонарёва, к тому же обвиняемая по экономической статье.

19 октября 2011 года Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда отменила Постановление Тверского районного суда г. Москвы о продлении срока содержания Гулевич под стражей как незаконное и необоснованное, однако не освободила Гулевич из-под стражи и направила дело на новое рассмотрение.

Несмотря на отмену постановления Мосгорсудом, 24 октября судья Тверского суда А.В. Криворучко оставил в силе решение о продлении содержания Гулевич под стражей до 7 ноября 2011г.

После огромного общественного возмущения, Мосгорсуд был вынужден дать согласие на освобождение Гулевич под залог. Но при этом была названа абсолютно несоразмерная сумма – 100 миллионов рублей, в два раза превышающая сумму залога, установленную судом для Василия Алексаняна. Один банковский день, оставшийся на сбор средств, превратил это условие в фикцию. Несмотря на готовность защиты внести залог в 7 миллионов рублей, Тверской суд 7 ноября (ф/с Ковалевская С.В.) вновь оставил Гулевич под стражей на месяц, до 2 декабря, что является уже откровенным вызовом общественности.     

Жалоба защиты Гулевич в Европейский Суд по правам человека по обращению адвоката Анны Ставицкой была коммуницирована по срочной процедуре. 22 ноября 2011 по требованию Европейского суда и усилиям общественности и, конкретно, уполномоченного по правам человека г. Москвы А.И. Музыкантского, была помещена в городскую клиническую больницу №47, где, как мы надеемся, ей будет оказана необходимая медицинская помощь и проведено медосвидетельствование, по итогам которого ей должна быть изменена мера пресечения.  

По нашим сведениям, в настоящее время здоровье Н.Гулевич продолжает ухудшаться, первое судебное заседание по существу назначено на 30 ноября 2011 г. в Таганском суде.


1.2. Меквевришвили Георгий Отарович.  В настоящее время находится в больнице СИЗО №77/1 («Матросская тишина»), подозревается в совершении кражи (ч. 3 ст. 158 УК РФ). Меквевришвили страдает тяжелой формой заболевания органов пищеварения, а именно спаечной болезнью брюшной полости, спаечной тонкокишечной непроходимостью, некрозом петли тонкого кишечника с перфорацией. Ранее Меквевришвили был прооперирован в связи с заболеванием кишечника, по его словам, ему было вырезано 8 см кишечника. На животе у него образовалось два послеоперационных свища, в связи с чем он нуждается в постоянных перевязках. Как сообщает адвокат Сычева Ю.А., её доверитель находится в крайне изможденном состоянии, по причине сильных болей и невозможности употреблять большую часть больничной пищи СИЗО.

Согласно медицинским справкам и медицинским заключениям Меквиврешвили Г.О. нуждается в срочном комплексном стационарном медицинском обследовании в специализированной клинике г. Москвы с последующей госпитализацией в соответствующее медучреждение, поскольку состояние его здоровья вызывает серьезные опасения за его жизнь. Любое промедление времени может привести к летальному исходу.

03.10.2011г. Ф/с Замоскворецкого районного суда г. Москвы Л.Б. Москаленко — продлила срок содержания под стражей Г.О. Меквевришвили до 06.01.2012.

1.3. Канкия Станислав Орденович. В настоящее время находится в больнице СИЗО №77/1 («Матросская тишина») в крайне тяжелом состоянии, после очередного приступа ишемического инсульта головного мозга. Находится под стражей с 10 июня 2010 г.

Канкия С.О. обвиняется по ч. 4 ст. 159 УК РФ. Мера пресечения в виде заключения под стражу продлевается по настоящее время. На данный момент Канкия страдает заболеванием системы кровообращения, которое занесено в перечень заболеваний, дающих право на его освобождение из-под стражи. В этом перечне указаны следующие заболевания: «Гипертензивная (гипертоническая) болезнь с недостаточностью кровообращения III степени либо при наличии осложнений и стойких нарушений функций организма, приводящих к значительному ограничению жизнедеятельности и требующих длительного лечения в условиях специализированного медицинского стационара… Последствия цереброваскулярных болезней с выраженными явлениями очагового поражения головного мозга и наличием стойких нарушений функций организма, приводящих к значительному ограничению жизнедеятельности и требующих длительного лечения в условиях специализированного медицинского стационара»

Несмотря на наличие тяжелых заболеваний и обвинения в экономическом преступлении, что в совокупности точно должно было привести к избранию меры пресечения, не связанной с заключением под стражу, С.О. Канкия решением ф/с Тверского районного суда Криворучко А.В. был помещен под стражу 10 июня 2010 года, а затем срок его содержания под стражей неоднократно продлевался, невзирая на продолжающееся ухудшение его физического состояния:

19 июля 2010 г. Ф/с Тверского районного суда г. Москвы Неверова Т.В. — продление содержания под стражей на 4 месяца;
16 ноября 2010 г. Ф/с Тверского районного суда г. Москвы Сташина Е.В. — продление срока содержания под стражей на 3 месяца;
18 февраля 2011 г. Ф/с Тверского районного суда г. Москвы Ухналева С.В. — продление срока содержания под стражей на 3 месяца;
16 мая 2011 г. Ф/с Тверского районного суда г. Москвы Неверова Т.В. — продление срока содержания под стражей на 20 суток;
15 августа 2011 г. Ф/с Бабушкинского районного суда г. Москвы Мартыненко А.А. — меру пресечения в виде заключения под стражей оставить без изменений.
24 октября 2011 г. Ф/с Бабушкинского районного суда г. Москвы Мартыненко А.А. — меру пресечения в виде заключения под стражей оставить без изменений — до февраля 2012 г.

С 24 октября 2011 г. в Бабушкинском районном суде г. Москвы, под председательством ф/с Мартыненко А.А. еженедельно проводятся судебные заседания «по существу». 19 сентября С.О. Канкия перенес инсульт. В выписке из городской больницы № 20 относительно состояния С.О. Канкия сказано следующее: «органическое поражение головного мозга, гипертоническая болезнь, высокий риск повторного инсульта с летальным исходом», рекомендован палатный режим. То есть участие обвиняемого в таком состоянии в заседаниях суда невозможно. Но судья Мартыненко игнорирует данную  информацию, ссылаясь на то, что старший фельдшер больницы СИЗО №77/1 дает справку о том, что С.О. Канкия может участвовать в судебных заседаниях.

Судебные заседания проводятся на третьем этаже Бабушкинского районного суда, каждый раз С.О. Канкия поднимается туда по лестнице. Более того, во время каждого перерыва его спускают вниз, в конвойную комнату, а затем ему приходится опять подниматься по лестнице.
24 ноября 2011 г. на очередном заседании в Бабушкинском районном суде г. Москвы, проводившемся под председательством судьи Мартыненко А.А. С.О. Канкиня был избит судебными приставами прямо в зале заседания. После этого суд пригласил к участию в заседании врача-психиатра ПНД №16, который, просмотрев медицинские документы С.О. Канкия и пронаблюдав его поведение во время заседания, сформулировал экспертную оценку состояния подсудимого, согласно которой Канкии необходимо лечение в стационаре, при таком поражении мозга ему необходимо находиться под постоянным наблюдением специалистов, в том числе врача-психиатра. Судья Мартыненко и прокурор Калинина в ответ на мнение эксперта выразили сомнение и предположили, что Канкии достаточно амбулаторного лечения. В результате, невзирая на мнение эксперта, которое также было занесено в протокол судебного заседания, судья Мартыненко оставил ходатайство защиты об изменении меры пресечения неудовлетворенным, и С.О. Канкия остается под стражей до 4 февраля 2012 г.

Следующее заседание состоится 1 декабря 2011 г. в Бабушкинском суде.

1.4. Степанов Александр Юрьевич.  В настоящее время содержится в ФКУ СИЗО-5 УФСИН России по г. Москве, обвиняется по ст. 159 ч. 4. Находится под стражей с 2 февраля 2011 г. Степанов инвалид с детства,    страдает гепатитом и иными заболеваниями, которые имеют тенденцию к обострению в условиях заключения, в результате чего создается угроза жизни А.Ю. Степанова. Следствие игнорирует и еще целый ряд обстоятельств, а именно: на иждивении у Степанова находится 5 детей, двое из них несовершеннолетние. В силу  возраста никто из детей не работает. Двое детей являются инвалидами по неизлечимым заболеваниям. На иждивении Степанова находятся престарелые родители, имеющие группу инвалидности и нуждающиеся в уходе.

02 февраля 2011 г. Тверским районным судом г. Москвы в отношении Степанова А.Ю. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на срок до 01 апреля 2011 года включительно.  

29 марта 2011 г. Ф/с Тверского районного суда г. Москвы Е.В. Сташиной продлен срок содержания под стражей обвиняемого Степанова А.Ю. на три месяца 00 суток, а всего до пяти месяцев 00 суток, то есть до 01 июля включительно.

29 июня  2011 г. Ф/с Тверского районного суда г. Москвы А.Б. Ковалевской продлен срок содержания под стражей Степанова А.Ю. на 04 месяца 00 суток, а всего до 09 месяцев 00 суток, т.е.  до 01 ноября 2011 года включительно.  

15 августа 2011 г. судьей Московского городского суда Л.Ю. Ишмуратовой вынесено постановление об отказе в удовлетворении надзорной жалобы адвоката Мартынова Е.Н.

27 октября   2011 года  судьей Тверского районного суда г. Москвы Е.В. Сташиной продлен срок содержания под стражей Степанова А.Ю. на 03 месяца 00 суток, а всего до 12 месяцев 00 суток, т.е.  до 01 февраля 2012 года включительно.  

1.5. Кудояров Андрей Владиславович. Директор школы №1308 был задержан в мае 2011 г. по подозрению в получении взятки в размере 240 тыс. рублей.

А.В. Кудоярову была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу ф/с  Никулинского суда Мальцевым П.В., и он был помещен в СИЗО № 3.

А.В. Кудояров имел хронические заболевания — гипертонию второй степени и больное сердце, что подтверждалось справками, неоднократно представляемыми адвокатами Кудоярова. Несмотря на это, судьи Никулинского районного суда П.В. Мальцев и А.В. Бобков по ходатайству следствия дважды продлевали Кудоярову арест. Защита Кудоярова обращалась в судебную коллегию по уголовным делам кассационной инстанции Мосгорсуда, но безрезультатно.

Председатель коллегии М.А. Комарова, а также судьи Г.Е. Хотунцева и Л.Т. Мартынова трижды оставляли в силе решение районного суда о содержании Кудоярова под стражей.

8 октября 2011 г. А.В. Кудояров скончался в СИЗО №3 г. Москвы, не дождавшись суда.

1.6. Владимир Николаевич Орлов. Обвиняется по ст.ст. 163 (вымогательство), 209 (бандитизм), 105 (убийство) и 222 (незаконное хранение оружия) УК РФ. Находится под стражей с 30 мая 2010 г.

К моменту задержания Орлову установлены диагнозы: Гипертоническая болезнь III стадии, 3 степени, риск очень высокий (4 степень). 18.01.2010г. перенёс гипертонический криз II порядка. Ишемическая болезнь сердца, атеросклероз аорты, коронарных артерий. Состояние после острого нарушения мозгового кровообращения по ишемическому типу от 2009 года. Сахарный диабет II тип более 20 лет, инсулинопотребный, тяжёлое течение с множественными осложнениями, в стадии субкомпенсации. Диабетическая Ангиопатия. Синдром диабетической стопы с обеих сторон. В области 1-го пальца обеих стоп некротические изменения по типу выраженных трофических изменений (гангрена?). Диабетическая ретинопатия OU, слепота на OS (левый глаз). Органическое эмоционально неустойчивое поражение головного мозга смешанного генеза с мнестико-интеллектуальным снижением прогрессирующим, приходящими психотическими расстройствами.
Смешанная (внутренняя, открытая и наружная) гидроцефалия (другими словами – «водянка» головного мозга). Окклюзия (т.е. острое нарушение кровообращения) левой ВСА и левой СМА. При сравнении с томограммами от 05.2008г. выявлена отрицательная динамика.
У больного часты транзиторные ишемические атаки (ТИА), каждая из которых при определенных обстоятельствах грозит новым инсультом (в лучшем случае). Последняя перед задержанием ТИА произошла 14.05.2010г.

11.05.2010г. Орлову В.Н. установлена инвалидность второй группы.

Постановлением Солнечногорского городского суда Московской области от 04.06.2009г. в отношении Орлова Владимира Николаевича  избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Он помещен в СИЗО № 12 Управления ФСИН по Московской области.

В июле 2010 г. состояние Орлова В.Н. резко ухудшилось, для оказания ему экстренной медицинской помощи в СИЗО постоянно вызываются бригады скорой помощи, состояние Орлова расценивается как предынсультное.

Первое продление срока содержания под стражей прошло на выездном заседании суда в Зеленоградском следственном изоляторе в отсутствие Орлова, который не смог выйти из камеры.

В сентябре 2010 Орлов переведен в  ФБУ ИЗ-77/1 «Матросская Тишина» УФСИН  РФ по г. Москве, поскольку только там имеется больничный блок.

16.05.2011 г. в ФБУ ИЗ-77/1 поступило заключение Врачебной комиссии, из которого следует,  что у Орлова В.Н. в ходе освидетельствования Врачебной комиссией установлены заболевания, препятствующие содержанию под стражей, Орлов В.Н. был переведен в ГКБ № 20, где в ходе освидетельствования установлены новые заболевания - абсцесс простаты, сепсис, цистостома, прямокишечный свищ.

Ему произведены две полостные операции, результатом которых стало практически полное удаление простаты и отсутствие самостоятельного мочеиспускания.

Всего Орлову  6 раз продлевался срок содержания под стражей. При этом сам Орлов смог присутствовать в судебном заседании лишь 1 раз - 18.11.2010.

18.11.2010 Преображенский районный суд  г. Москвы (ф/с Гарбар) с участием Орлова продлевает Орлову Владимиру Николаевичу срок содержания под стражей  до 25.02.2011 г.
18.02.2011 г. Преображенский районный суд  г. Москвы продлевает Орлову Владимиру Николаевичу срок содержания под стражей до 25.05.2011 г. (Орлов не участвует по состоянию здоровья)
25.05.11 г. судья МГС Откин М.К. в отсутствие Орлова (Орлов находится в реанимации ГКБ № 20!) продлевает срок содержания под стражей до 25.08.11 г. – никакие свидетельства о состоянии здоровья не приняты во внимание.
14.07.11 г. Кассационная инстанция Мосгорсуда (Олихвер Н.И., Румянцева Е.А., Комлева Ю.В.) оставляет решение в силе. При этом Орлов участвует по телемосту, лежа на медицинской каталке, говорить практически не может.
19.09.11 г. судья Мосгорсуда Бондаренко Э.Н. отказывает в удовлетворении надзорной жалобы.
Дальнейшее продление срока содержания Орлова под стражей производится в Московском областном суде.

1.7. Овсянников Алексей Николаевич — обвиняется в получении взятки в размере 400 тыс. рублей. Содержится под стражей с 31 августа 2011 г. В настоящее время находится в больнице СИЗО №77/1 («Матросская тишина»). В больницу при «Матросской тишине» Овсянников был переведен из городской больницы №20, куда он был доставлен по скорой помощи.

31.08.2011 — судья Головинского районного суда г. Москвы О.В. Дроздова заключила А.Н. Овсянникова под стражу.
19.10.2011 — кассационная инстанция — коллегия трех судей Мосгорсуда под председательством Усова В.Г. (судей Арычкиной Е.И. и Монекина Д.И.) отказала в удовлетворении жалобы на заключение Овсянникова А.Н. под стражу.
24.10.2011 — судья Головинского районного суда г. Москвы Базаров
С.Н. продлил срок содержания Овсянникова А.Н. под стражей до 29.11.2011.   
07.11.2011 — кассационная инстанция — коллегия трех судей Мосгорсуда
под председательством Арычкиной Е.И. отказала в удовлетворении жалобы на продление срока содержания Овсянникова А.Н. под стражей.
Заключение под стражу и последующее продление производилось, несмотря на представление защитой во все судебные заседания следующих выписок из историй болезни Овсянникова А.Н., согласно которым:
«Овсянников А.Н. страдает хроническим холициститом, хроническим панкреатитом, хроническим гастродуоденитом, гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью, язвенной болезнью 12 перстной кишки, синдромом раздраженного кишечника, болезнь Крона под подозрением»
«Овсянникову А.Н. требуется специальное обследование и лечение в условиях гастроэнтерологического стационара: проведение эндоскопических (ЭГДС, колоноскопия с биопсией) и рентенологического (ирригоскопия) исследований»

В запрашиваемом защитой Овсянникова медицинском освидетельствовании ему отказывают следователь и администрация СИЗО-5 по г. Москве.

2.    Необоснованное содержание под стражей лиц, подозреваемых в совершении экономических преступлений.  

Несмотря на то, что в апреле 2010 г. были приняты поправки в УК, исключающие избрание заключения под стражу в качестве меры пресечения для подозреваемых или обвиняемых в совершении экономических преступлений, суды под любыми предлогами саботируют эту важную меру.
В связи с этим следует отметить, что согласно представленной Мосгорсудом справке по 2010 и первому полугодию 2011 года число взятий под стражу по экономическим преступлениям почти не уменьшилось. К правозащитникам продолжают поступать обращения по поводу заключения под стражу тяжелобольных и обвиняемых в совершении экономических преступлений.

2.1. Наибольший резонанс вызвал конфликт Мосгорсуда и Верховного Суда РФ по поводу продления ареста осужденным М.Б. Ходорковскому и П.Л. Лебедеву. Юридически ситуация была настолько прозрачной, что упорство московских судов вызывает недоумение. В соответствии со смягчающими УК поправками, подписанными президентом Д.А. Медведевым, Ходорковскому и Лебедеву, очевидно, арест не должен был быть продлен. Тем не менее,  арест был дважды продлен решением судьи Хамовнического суда В.Н. Данилкина.
В результате Ходорковскому пришлось объявлять голодовку, скандал вызвал международный резонанс, Верховный Суд дважды признал позицию Мосгорсуда и Хамовнического суда незаконной и необоснованной, а престиж столичных судов понёс существенный урон.

2.2. К нам поступило обращение защитников А.Д. Волкова и Д.А. Воротынцева. Менеджерам Волкову А.Д. и Воротынцеву Д.А., обвиняемым по ст. 159 ч. 4, ст. 165 ч. 3 п. «а», «б», ст. 174.1 ч. 2, ст. 327 ч. 2  УК РФ по уголовному делу №280011, Тверским районным судом была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, и эта меры неоднократно продлевалась. В данном случае мы усмотрели игнорирование позиции Верховного Суда РФ об избрании меры пресечения по делам, связанным с предпринимательством.  

Также в данном случае совершенно непонятным выглядит факт, что Волкова и Воротынцева заключили под стражу, а других обвиняемых по этому же делу с таким же составом вменения —  Бондаренко А.В. и Белову А.И. освободили под залог.

2.3. Другой известный нам случай заключения под стражу человека, обвиняемого в экономическом преступлении — Егай Александр Михайлович, обвиняемый по ч. 1 ст. 201 и по ч. 4 ст. 159, ч. 4 ст. УК РФ.

26.04.2011 г. в отношении Егай А.М. Ф/с Хамовнического районного суда г. Москвы Сыровой М.Л. была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

23.05.2011г. Ф/с Хамовнического районного суда г. Москвы Лутов А.В. продлил меру пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого Егай А.М. до трех месяцев.

21.07.2011г. Ф/с Хамовнического районного суда г. Москвы Мищенко Д.И. продлил меру пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого Егай А.М. до пяти месяцев.

23.09.2011 г. судья Хамовнического районного суда г. Москвы продлил меру пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого Егай А.М. до шести месяцев.

2.4. Рощин Игорь Викторович — обвиняется по ч. 4 ст. 188 УК РФ (контрабанда), содержится под стражей с 18 января 2010 г.
14.01.2011 судья Мосгорсуда Откин М.К. продлил меру пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого И.В. Рощина до 04.05.2011

12.04.2011 судья Мосгорсуда Гайдар О.Ю. продлил меру пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого И.В. Рощина до 04.08.2011
03.08.2011 Ф/с Никулинского районного суда Бобков А.В. продлил меру пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого И.В. Рощина до 22.01.2012

2.5. В заключение этой части доклада нельзя не остановиться на широко обсуждаемом в прессе случае взятия под стражу и вынесения приговора Козлову Алексею Александровичу. Он был взят под стражу и, в последствии, обвинен московскими судами.
31.07.2008г. Судья Тверского районного суда г. Москвы Макарова Н.А. удовлетворила ходатайство об избрании А.А. Козлову меры пресечения в виде ареста, вынесенное полковником СК МВД Н.В. Виноградовой и согласованное заместителем начальника СК МВД О.В. Логуновым.
18.09.2008г. Судья Тверского районного суда г. Москвы Сташина Е.В. продлила срок содержания под стражей на два месяца и 28 суток.
15.12.2008г. Судья Тверского районного г. Москвы Ухналева С.В. продлила срок содержания под стражей еще на один месяц.
15.03.2009г. Судья Пресненского районного суда г. Москвы Гайдар О.Ю. приговорил А.А. Козлова к восьми годам лишения свободы по ст. 159 ч.4, ст. 30 ч.4, ст. 174 ч.3 п. «б» УК РФ.

В 2011 г. Верховный суд, рассмотрев надзорную жалобу, отменил решения московских судов и не только вернул дело в районный суд для рассмотрения по первой инстанции, но и освободил А.А. Козлова из-под стражи.

В настоящий момент, по имеющейся у нас информации, процесс А.А. Козлова вновь идет с обвинительным уклоном. В частности, все ходатайства защитников не удовлетворяются.
                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                        

3. Политически мотивированное заключение под стражу

Путенихин Дмитрий  (Матвей Крылов)
1 ноября 2011 в 18:30 судья Тверского суда г. Москвы Е.В. Сташина избрала для Д. Путенихина меру пресечения в виде ареста и содержания под стражей до 30 декабря 2011 г. Он обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 статьи 296 УК РФ (угроза жизни представителю власти). Ему грозит до двух лет лишения свободы.

Очевидна политическая мотивированность данного решения. Д. Путенихин совершил административное правонарушение — облил прокурора водой из бутылки, этот случай был зафиксирован большим количеством прессы, имеется много видеозаписей произошедшего, в том числе сделанных центральными телеканалами. На видеозаписях отчетливо слышно, что Путенихин произнес фразу «Не забудем, не простим», в которой не содержится никакой угрозы жизни и здоровью прокурора. Выкрикнутая Путенихиным/Крыловым фраза «Не забудем, не простим!» — это широко известный уже шесть десятилетий лозунг, который связан с памятниками жертвам Холокоста, и потому никак не может восприниматься как угроза. В то же время, обвинение утверждает, что он выкрикнул фразу «Смерть прокурорам», однако, видеозаписями подтверждается, что он эту фразу не выкрикивал. Наиболее вопиющим нарушением мы считаем отказ судьи приобщить к делу упомянутые выше видеозаписи.  

25 ноября 2011 г. судьи Мосгорсуда Н.В. Буянова, И.Ю. Колесникова и О.А. Музыченко рассмотрели апелляцию адвоката Д. Путенихина и оставили Д. Путенихина под стражей до 30 декабря. При вынесении решения о помещении под стражу судья Е.В. Сташина ссылалась на отсутствие у Д. Путенихина места работы и регистрации. На заседании 25 ноября защитой были представлены справки с места работы и с места прописки. Но почему-то это не повлияло на решение суда, и Д. Путенихин остался под стражей.

4.    Административные аресты

Представленная Московским городским судом справка по административным арестам указывает на то, что число решений мировых судов по административным арестам  «за невыполнение законных требований представителей милиции» быстро растёт:

Так за первое полугодие 2011 года их число составило 3/4 от всего числа таких решений за весь 2010 год. И это притом, что число пресеченных массовых акций в 2010 году было больше. Это очевидно означает необоснованное расширение критериев, по которым мировыми судьями определяется состав административного правонарушения по признакам ст.19.3 КоАП РФ. Причём, апелляционные и кассационные рассмотрения данные арестные решения не отменяли, и лишь иногда (чисто символически) снижали срок ареста. С нашей точки зрения, это указывает на неготовность московских судов обеспечивать права административно задержанных.   
На систематическую практику необоснованного расширения критериев при вменении нормы ст. 19.3 КоАП РФ и на грубейшие  процессуальные нарушения подобных дел указывает анализ обращений, поступивших в Рабочую группу. Из этого анализа следует, что во всех решениях мировых судей, а также федеральных судей, рассматривающих апелляционные жалобы, имеют место два обстоятельства, формирующие обвинительный уклон:

•    все решения принимались на основе некритического отношения к рапортам и свидетельским показаниям сотрудников правоохранительных органов;
•    при принятии решений полностью игнорировались  как показания свидетелей защиты, так и фактическая ситуация в момент задержания, например, реальная возможность покинуть место проведения массовой акции в условиях плотного окружения сотрудниками милиции/полиции;
•    полностью игнорируются доводы защиты и доказательства, представленные защитой.

Так, Л.А. Пономарёв в сентябре 2010 года был дважды административно арестован – за общение с журналистами на месте несогласованного митинга (12 сентября) и за нахождение на улице рядом с людьми, несущими российский флаг в День Российского флага 22 августа. Л.А.Пономарев подтверждает, что все перечисленные выше нарушения имели место и в его делах.

При рассмотрении в суде дел в отношении политиков, правозащитников и гражданских активистов, таких как Борис Немцов, Лев Пономарев, Илья Яшин, Сергей Удальцов, Константин Косякин и других характерно, что судьи занимают позицию обвинителей. Поскольку КоАП РФ не предусмотрено участие в деле стороны обвинения, поэтому судьи вынуждены выполнять функцию отправления правосудия и установления истины по делу, что уже входит в компетенцию стороны обвинения.

Судьи по административным делам вынуждены по своей инициативе вызывать и допрашивать свидетелей обвинения. Суды не заинтересованы в объективности разбирательства по таким делам, и поэтому они отклоняют возможности исследовать фактические доказательства невиновности привлекаемых к административной ответственности, в частности, видеозаписи и фотографии рассматриваемых событий, действий этих лиц и сотрудников милиции при задержании.

Показания и рапорты сотрудников милиции имеют для суда заранее установленную силу достоверных и допустимых доказательств. Доказательства защиты отклоняются лишь на том основании, что они противоречат показаниям милиционеров.

Несмотря на то, что согласно ст. 2.5 Кодекса об административных правонарушениях РФ сотрудники милиции/полиции не подлежат административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, что указывает на невозможность принятия этих показаний как допустимых, суды продолжают предупреждать сотрудников милиции/полиции об ответственности за дачу заведомо ложных показаний и кладут их показания в основу решения об административном аресте.

Необходимо отметить, что поскольку сотрудники правоохранительных органов выполняют специальные указания своих вышестоящих начальников, то судьи должны их оценивать критически, как лиц заинтересованных.

Правовой анализ получаемых Рабочей Группой обращений по судебной практике  рассмотрения дел об административных правонарушениях, квалифицируемых по ч.1 ст.19.3 КоАП РФ и применения в виде санкции административного ареста, отражает карательный характер судебных процессов в отношении граждан, которые пытаются реализовать свои, гарантированные Конституцией Российской Федерации, политические права.   

Так, при рассмотрении дел мировыми судьями, а также судьями, рассматривающими апелляционные жалобы на постановления мировых судей, игнорируется требование Конституции Российской Федерации о недопустимости использования доказательств, полученных с нарушением Федерального закона.

По установившейся в Москве практике возбуждения органами полиции дел об административных правонарушениях по ч.1 ст.19.3 КоАП РФ защитники обычно не допускаются к административно задержанным. Гарантированное каждому статьёй 48 Конституции РФ право на получение квалифицированной юридической помощи с момента задержания не обеспечивается сотрудниками полиции. Защитники не имеют возможности присутствовать при возбуждении дела об административном правонарушении и составлении протоколов, консультировать задержанного,  привлекать к делу свидетелей на данной стадии производства по делу, а также пользоваться другими своими процессуальными правами. Согласно части 2 ст.50 Конституции РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением Федерального закона. Данная Конституционная норма лежит в основе части 3 ст.26.2 КоАП РФ.  

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ, данным в Постановлении Пленума от 31.10.1995 г. №8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» (в ред. Постановления Пленума ВС РФ от 06.02.2007 г. №5) доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены, в том числе и прежде всего, гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина.

При таких обстоятельствах, собранные по делу доказательства (протоколы, объяснения и др.) на стадии возбуждения дела об административном правонарушении не могут быть использованы в качестве таковых при рассмотрении дела в судебном порядке, как полученные с нарушением закона.

Мировые судьи не удовлетворяют ходатайств лиц, привлекаемых к административной ответственности по ч.1 ст.19.3 КоАП РФ и их защитников, о ведении протокола судебного заседания. При таких обстоятельствах не представляется возможным обосновать в суде апелляционной инстанции наличие противоречий в показаниях сотрудников полиции, полученных в суде первой инстанции. Между тем, как указано в разъяснениях,  данных в п.9 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2005 N 5 (ред. от 10.06.2010) "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", учитывая, что КоАП РФ не содержит запрета на ведение протокола при рассмотрении дела судьей, в необходимых случаях возможность ведения такого протокола не исключается.
Ради «спасения» дела при недостаточности доказательств виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, наличия противоречий в показаниях допрашиваемых сотрудников полиции, производивших задержание, судами первой и апелляционной инстанции не выполняются требования КоАП РФ о всесторонности, полноте и объективности исследования всех обстоятельств дела в их совокупности.  

Судьями также не применяется правило толкования неустранимых сомнений в пользу обвиняемого, привлекаемого к административной ответственности, являющееся составной частью одного из основных принципов административной ответственности – презумпции невиновности лица, в отношении которого осуществляется производство по делу.  На необходимость руководствоваться в первую очередь данным принципом при рассмотрении дел об административных правонарушениях, а также по жалобам на постановления по делам об административных правонарушениях указано в п.13 уже названного Постановления Пленума ВС РФ.  

Нередко допрашиваемые в судебном заседании сотрудники полиции сами не принимают участия в задержании лица, привлекаемого к административной ответственности по ч.1 ст.19.3 КРФоАП (либо выполняют чей-то приказ о задержании), самостоятельно не оформляют Протокол о доставлении, несмотря на то, что в материалах дела имеются подписанные ими служебные рапорты, составленные по шаблону невыясненного происхождения. В дальнейшем это обстоятельство становится очевидным из путанных и противоречивых ответов таких сотрудников полиции на вопросы при допросе в суде.

Квалифицируя действия лиц, привлекаемых к административной ответственности по ч.1.ст.19.3 КРФоАП на основании показаний сотрудников полиции и их письменных служебных рапортов и назначая в качестве наказания административный арест, судьи не учитывают, что законом предусмотрена возможность привлечения лица к административной ответственности только за оконченное правонарушение.    

Часто мировые судьи, а также судьи районных (апелляционных) судов пренебрегают процессуальными правами лиц, как привлекаемых к административной ответственности по части 1 Ст.19.3 КРФоАП, так и их защитников. Это выражается в неразъяснении защитникам их процессуальных прав и обязанностей, в отказе в принятии письменных ходатайств в ходе судебного разбирательства по существу, неудовлетворении ходатайств о вызове в суд и допросе в судебном заседании сотрудников полиции, которые были свидетелями задержания, отдавали соответствующие приказы, принимали участие в составлении материалов дела, т.е. лиц, которым что-либо известно о событии административного правонарушения.    

Неуважение к закону и участникам производства по делам об административных правонарушениях со стороны мировых судей при рассмотрении дел и назначении наказания в виде административного ареста проявляется в том, что часто при вынесении Постановления по делу оглашается только резолютивная часть судебного акта.

Как указано в п.29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», при вынесении постановления по делу об административном правонарушении необходимо учитывать, что закон не предусматривает возможности оглашения только резолютивной части постановления. Оно должно быть объявлено в полном объеме немедленно по окончании рассмотрения дела.

Несоблюдение указанных принципов и норм административного судопроизводства при рассмотрении дел по ч.1 ст.19.3 КРФоАП иллюстрируется следующими примерами.  

3.1. Административный арест Б. Немцова, И. Яшина, К. Косякина, Э. Лимонова, К. Манулина, В. Тора.
31 декабря 2011 г. во время акции на Триумфальной площади были задержаны Б. Немцов, И. Яшин, К. Косякин, Э. Лимонов, К. Манулин. В этот же день недалеко от Кремля у памятника Георгию Жукову был задержан Владимир Тор (Кралин Владлен Леонидович).
Мировыми судьями Тверского суда задержанным были вынесены следующие приговоры:
Б. Немцову — 15 суток административного ареста;
И. Яшину — 5 суток административного ареста;
К. Косякину — 10 суток административного ареста;
Э. Лимонову — 15 суток административного ареста;
К. Манулину — 8 суток административного ареста;
В. Тору (В. Кралину) —15 суток административного ареста.

Все эти случаи носят очевидную политическую окраску и являются ничем иным, как незаконным давлением на оппозиционных лидеров, поэтому аресты оппозиционеров вызвали большой общественный резонанс как в России, так и за рубежом. Все задержанные и осужденные оппозиционеры признаны международной организацией “Amnesty International” узниками совести.

Наиболее вопиющим с точки зрения судебного произвола мы считаем случай Б. Немцова.

2 января 2011 г. мировой судья Тверского суда О.Ю. Боровкова приговорила Б. Немцова к административному аресту сроком на 15 суток по ст. 19.3 КоАП РФ.  

При этом были допущены следующие существенные нарушения действующего законодательства, а также судейской этики:
1. В ходе судебного заседания мировой судья Боровкова запретила Б.Е.Немцову сидеть, и все судебное заседание, продолжавшееся более 5 часов, он провел стоя.
2. Все ходатайства Б.Е.Немцова и его адвоката об исследовании в судебном заседании и приобщении к материалам дела доказательств, подтверждающих позицию защиты о невиновности Б.Е.Немцова, судом были отклонены, а именно:
— отказано в приобщении видеозаписей, на которых видны события, имевшие место в вечернее время 31 декабря 2010 года в г. Москве, с участием Немцова Б.Е., сделанные очевидцами;
— отказано в истребовании из ГУВД г.Москвы видеоматериалов задержания Б.Е.Немцова, хотя достоверно известно, что такие видеозаписи велись и существуют;
— отказано в приобщении фотографий, сделанных в момент задержания, из которых видно, что задержание Немцова производилось другими сотрудниками милиции, а не теми, которые были допрошены в суде и настаивали, что именно они задержали Немцова за  совершение правонарушения.
3. Таким образом, суд занял обвинительный уклон и полностью лишил заявителя и его защиту возможности представлять суду доказательства невиновности заявителя.

Жалоба, поданная защитой Б.Е. Немцова в Европейский суд, была принята к рассмотрению по срочной процедуре, и в настоящее время ЕСПЧ поставил российским властям вопросы по всем заявленным нарушениям.

3.2.    Административное дело Мирзоева Эльхан Ашраф оглы     
12 апреля 2011 г. судья судебного участка № 369 Тверского районного суда г. Москвы Боровкова О.Ю. вынесла Постановление о признании Мирзоева Эльхан Ашраф оглы виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.19.3 КоАП РФ и о назначении ему административного наказания в виде административного ареста сроком на 4 суток.

Следуя с т.н. «согласованного» с властями Москвы митинга мимо сотрудников милиции, он сделал замечание одному из них за непочтительное обращение с женщиной, за что и был сам задержан в грубой форме  и двое суток до суда содержался в ОВД «Китай-город».

При рассмотрении дела судьёй был проигнорирован установленный и зафиксированный Э. Мирзоевым в Протоколе об административном правонарушении факт отказа в допуске защитника к задержанному. Данное обстоятельство подтверждается объяснением, данным суду защитником и его зарегистрированной жалобой в Службе «02» Дежурной части ГУВД г. Москвы после доставления задержанного в ОВД.
Судья определила дело к рассмотрению, несмотря на то, что в  Протоколе об административном правонарушении  в разделе «Обстоятельства совершения административного правонарушения» не указан нормативно-правовой акт, норма которого нарушена, а сами  обстоятельства правонарушения изложены от первого лица сотрудником ОВД, который никакого отношения к задержанию не имел.  

Кроме того, в Протоколе о задержании отсутствует указание на конкретный состав административного правонарушения, вменяемого задержанному лицу, отсутствует указание на время прекращения содержания задержанного в комнате для задержанных, а дата прекращения задержания не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Письмо начальника ОВД «Китай-город» мировому судье с просьбой рассмотреть административный материал составлено без даты и регистрационного номера.  

Судьёй неправомерно не удовлетворено ходатайство защиты о вызове в суд сотрудника милиции, отдавшего приказ о задержании подзащитного, поскольку, как стало известно в ходе допроса в судебном заседании сотрудников милиции, доставивших Э. Мирзоева в ОВД, они лишь выполнили соответствующий приказ.

В судебном Постановлении не отражены противоречия в показаниях сотрудников милиции, производивших задержание. В частности, в оценке обстоятельств задержания (в чём заключалось неповиновение законному требованию сотрудника милиции, кто и какие составлял протоколы и рапорты). Напротив, эти показания признаны судьёй достоверными, последовательными, согласующимися между собой и взяты за основу. Всё, что им противоречит, в частности, показания свидетеля защиты – отвергается. Показания свидетеля защиты оценены судьёй как «надуманные», «направленные на избежание ответственности за содеянное» на том основании, что они противоречат показаниям сотрудников милиции.

Несмотря на то, что в мотивировочной части Постановления судья констатировала, что сведения о привлечении ранее Э. Мирзоева к административной ответственности отсутствуют, в резолютивной части назначила крайнюю меру административного наказания в виде административного ареста.

3.3. Административные дела Удальцова Сергея Станиславовича
3.3.1. По задержанию 12 ноября 2010 г.
13 ноября 2010 г. мировым судьёй судебного участка №369 Тверского районного суда г. Москвы вынесено Постановление о признании Удальцова С.С. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 ст.19.3 КРФоАП и о назначении ему наказания в виде административного ареста сроком на 12 суток.

16 ноября 2010 г. Решением Тверского районного суда г. Москвы указанное Постановление оставлено без изменения, а апелляционная жалоба на Постановление без удовлетворения.

Удальцов С.С.  был задержан 12 ноября 2010 г. в районе Тверской площади сразу по прибытии к месту планировавшегося митинга, чтобы сообщить собравшимся гражданам и представителям СМИ о запрещении властью Москвы проведения заявленного массового мероприятия. Несколько сотрудников милиции набросились на Удальцова С.С. со спины и унесли в служебный автобус.   

Задержание Удальцова С.С. осуществлялось  с грубым нарушением статьи 21 Конституции Российской Федерации, а также статьи 3 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод», статей 12 и 13 Федерального закона «О милиции», п.212.4 Устава Патрульно-постовой службы милиции общественной безопасности, что подтверждается имеющейся в деле видеозаписью.

Допрошенные в качестве свидетелей сотрудники милиции дали противоречивые показания по поводу обстоятельств задержания. Подписанные ими служебные рапорты абсолютно идентичны между собой вплоть до ошибок в знаках препинания, поскольку составлены по единому шаблону. Показания сотрудников милиции не подтверждаются показаниями трёх других свидетелей относительно обстоятельств задержания. Все свидетели защиты подтвердили тот факт, что со стороны Удальцова С.С. никакого неповиновения сотрудникам милиции или воспрепятствования исполнению ими служебных обязанностей не было, равно, как не было никаких требований сотрудников милиции, обращённых к задержанному.

Ходатайство о просмотре видеозаписи момента задержания, а также о допросе корреспондента, производившего видеосъёмку, было удовлетворено только в суде апелляционной инстанции. Содержание видеозаписи также подтверждает незаконность действий сотрудников милиции по отношению к Удальцову С.С., отсутствие в его действиях признаков состава какого-либо административного правонарушения.  Судом заранее была придана б`ольшая сила показаниям сотрудникам милиции по сравнению с доказательствами, представленными стороной защиты, а очевидные сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности истолкованы не в пользу этого лица. Вместо применения принципа презумпции невиновности лица, в отношении которого осуществляется производство по делу, суд апелляционной инстанции обосновал свои выводы, основываясь на предположении о том, что корреспондент не был очевидцем ещё неких иных событий, произошедших до момента начала видеосъёмки.

3.3.2. По задержанию 12 декабря 2010 г.

12 декабря 2010 г. Удальцов С.С. находится на территории т.н. «согласованного» митинга на Пушкинской площади в составе группы митингующих граждан. Многочисленный отряд сотрудников милиции в специальном снаряжении ворвался на огороженную территорию, отведённую для проведения митинга. Удальцов С.С. был схвачен в грубой форме сотрудниками милиции и унесён в милицейский автобус.  
14 декабря 2010 г. судья судебного участка № 369 Тверского районного суда г. Москвы Боровкова О.Ю. вынесла Постановление о признании Удальцова С.С.  виновным по делу об административном правонарушении по ч.1 ст.19.3 КРФоАП и о назначении ему административного наказания в виде административного ареста сроком на 15 суток.

В Постановлении мирового судьи не отражены доводы защиты относительно выявившихся противоречий в показаниях сотрудников милиции, производивших задержание Удальцова С.С., и им не дана надлежащая правовая оценка судом. Как выяснилось, на головах сотрудников милиции были специальные звуконепроницаемые шлемы, они по-разному оценивали происходящее и выполняли лишь приказы, отдаваемые их начальством по радиосвязи.  Ни один из допрошенных сотрудников полиции не смог объяснить полную (вплоть до знаков препинания) идентичность своих служебных рапортов.

Вследствие выявленных существенных расхождений между показаниями сотрудников милиции, производивших задержание Удальцова С.С., защитник ходатайствовал о вызове в суд и допросе в судебном заседании начальника отдела по массовым мероприятиям УВД по ЦАО г. Москвы, письменные показания которого приобщены к материалам дела. Однако суд отказал в удовлетворении заявленного ходатайства, ограничив тем самым привлекаемого к административной ответственности лица в праве на защиту.

Из допроса в судебном заседании 14-ти свидетелей защиты об обстоятельствах задержания следовало отсутствие события административного правонарушения. Тем не менее, суд признал показания свидетелей не подлежащими доверию на основании ничем не обоснованного предположения суда о том, что они разделяют взгляды Удальцова С.С., а потому могут быть заинтересованы в исходе дела.

Судом не выполнено фундаментальное правило оценки доказательств по делам об административных правонарушениях, согласно которому, никакие доказательства для суда не имеют заранее установленной силы. Не может быть правосудного акта, в основание которого положены предположения суда.

17 декабря 2010 г. судья Тверского районного суда Ухналёва С.В. вынесла Решение по апелляционной жалобе, которым  назначенное мировым судьёй административное наказание в виде административного ареста на 15 суток оставлено без изменения.

При рассмотрении дела судьёй апелляционной инстанции нарушено установленное частью 3 ст. 30.6 КоАП РФ правило проверки дела по жалобе в полном объёме, а также правила  оценки судьёй доказательств. В Решении суда указано на то, что вина Удальцова С.С. подтверждается показаниями сотрудников милиции, в которых противоречий, имеющих значение для проверки наличия в действиях Удальцова С.С. состава правонарушения, а также для квалификации его действий, судом апелляционной инстанции не выявлено. Между тем указанные сотрудники милиции в судебном заседании не допрашивались, а ходатайство защитника о вызове их в судебное заседание и допросе было отклонено.

Фактически Текст оспариваемого Постановления суд апелляционной инстанции представил в своём переложении в виде Решения.

3.3.3. По задержанию 12 февраля 2011 г.

12 февраля 2011 г. Удальцов С.С. организованно шёл вместе с другими гражданами по тротуару от Театральной площади, где завершился  «согласованный» властями Москвы митинг. Многочисленная группа сотрудников милиции в специальном снаряжении преградила путь идущим, «врезалась» в толпу граждан, выхватывая из неё отдельных лиц. Удальцов С.С. был схвачен с применением несоразмерной обстоятельствам грубой физической силы сотрудниками милиции и унесён в милицейский автобус.  

Состав вменяемого правонарушения – ч.1 ст.19.3 КоАП РФ.

14.02.2011 г. судья судебного участка № 367 Тверского районного суда г.Москвы Абрамова Е.Д. вынесла Постановление о признании Удальцова С.С. виновным и  назначении наказания в виде административного ареста сроком на 10 суток.

Судом проигнорирован факт нарушения сотрудниками милиции права задержанного на получение квалифицированной юридической помощи защитника с момента задержания. Требование о допуске защитника зафиксировано Удальцовым С.С. в Протоколе об административном правонарушении. Также в Службе «02» Дежурной части ГУВД г. Москвы зарегистрирована жалоба защитника о воспрепятствовании к допуску к задержанному со стороны руководства ОВД «Китай-город» г. Москвы.

Допрошенные в судебном заседании в качестве свидетелей сотрудники милиции не производили задержание Удальцова С.С.,  что подтверждается их служебными рапортами, устными показаниями, данными в суде, Протоколом о доставлении и видеозаписью событий, предшествовавших задержанию и самого момента задержания.

В вынесенном по делу Постановлении судьёй не отражены противоречия в показаниях допрошенных сотрудников милиции относительно обстоятельств задержания Удальцова С.С.  Оба свидетельствовали, что приняли действия задержанного за участие в шествии, но не смогли указать обстоятельства, которые соответствовали признакам такого массового мероприятия. (Задержанный шёл по тротуару, без плакатов, без  скандирования лозунгов и т.п.). Показания в этой части полностью соответствуют просмотренной в судебном заседании и приобщённой к материалам дела видеозаписи событий. Содержание записи неопровержимо подтверждает, что задержание Удальцова С.С. производилось ворвавшимися в группу граждан сотрудниками милиции рядового и сержантского состава, в то время как допрошенные в судебном заседании сотрудники милиции и давшие также письменные показания в форме Рапорта, имеют звания майоров. Производившие задержание Удальцова С.С.  сотрудники милиции рядового и сержантского состава сами создали суматоху среди граждан, расталкивая их руками.    
При этом оба сотрудника милиции не смогли пояснить суду, как следовало задержанному выполнить требование «разойтись» на тротуаре, ведущему к пешеходному переходу. Не совпали показания допрошенных сотрудников милиции относительно того, кто и когда предъявлял какие-либо требования Удальцову С.С. и кто отдал приказ о его задержании.       

Восемь свидетелей задержания Удальцова С.С., приглашённых в судебное заседание в качестве свидетелей стороной защиты, находились в месте события с разными намерениями и дали последовательные, не противоречивые и согласующиеся между собой показания относительно обстоятельств задержания, свидетельствующие об отсутствии в действиях задержанного состава какого-либо правонарушения. Показания свидетелей согласуются с приобщённой к материалам дела видеозаписью.

Однако, мировой судья неправомерно выразила недоверие свидетелям защиты и Удальцову С.С.  только на том основании, что их показания опровергаются показаниями сотрудников милиции.  

Другие материалы дела, на которые опирался суд в своих выводах как на доказательства вины (протоколы), являются лишь документами, составленными на основании служебных рапортов допрошенных сотрудников милиции.

По завершении рассмотрения дела судьёй была зачитана только резолютивная часть Постановления, согласно которой суд постановил назначить Удальцову С.С. наказание в виде административного ареста сроком на 10 суток.

Оглашение мировым судьёй только резолютивной части Постановления не позволило своевременно выявить ошибку, допущенную в тексте судебного акта, а именно, в мотивировочной части Постановления суд обосновал свой вывод о необходимости назначения наказания Удальцову С.С.  в виде административного ареста сроком на 5 (пять) суток с момента фактического задержания. Данная ошибка обусловлена всем ходом производства по делу об административном правонарушении, проводившегося с грубыми нарушениями действующего законодательства, начиная с момента возбуждения дела.

3.3.4.    По задержанию 29 августа 2011 г.

29 августа 2011 г. у здания Центральной Избирательной Комиссии РФ проходил т.н. «согласованный» с властями Москвы пикет с количеством участников до 10-ти человек. Одним из организаторов пикетирования был Удальцов С.С. В момент интервью корреспонденту СМИ несколько полицейских схватили Удальцова С.С. и унесли в полицейскую машину.

30 августа 2011 г. мировой судья судебного участка № 368 Тверского районного суда г. Москвы Шевьёва Н.С. вынесла Постановление о признании Удальцова С.С.  виновным и  назначении ему административного наказания в виде административного ареста сроком на 3-е суток.
Согласно составленным материалам дела, основанием для задержания явилось превышение численности пикетирующих. Однако времени для исправления ситуации задержанному, как одному из организаторов мероприятия, предоставлено не было.

Допрошенные в судебном заседании сотрудники полиции дали противоречивые показания, как будто были участниками разных событий. Это относится к вопросу о том, кто отдал приказ о задержании Удальцова С.С., порядка и количества предъявления каких-либо требований к нему, места и времени события административного правонарушения, авторства протокола о доставлении и абсолютно совпадающих текстов служебных рапортов.  

При этом суд выразил недоверие показаниям трёх свидетелей со стороны защиты лишь на том основании, что они опровергаются показаниями допрошенных сотрудников полиции. Показания сотрудников полиции признаны судом достоверными, последовательными, согласующимися между собой, подтверждающимися материалами дела,  составленными этими же лицами.   

При вынесении Постановления по делу судьёй - в нарушение требования закона - была оглашена только резолютивная часть судебного акта.

3.3.5.    По задержанию 23 сентября 2011 г.
23 сентября 2011 г. Удальцов С.С. шёл по направлению к Гостиному двору для проведения одиночного пикета, не требующего уведомления исполнительных органов власти. Сергей Удальцов был в жёсткой форме задержан несколькими сотрудниками полиции в тот момент, когда давал интервью представителям СМИ. Никаких требований к нему со стороны сотрудников полиции не предъявлялось.

24 сентября 2011 г. мировой судья судебного участка № 369 Тверского районного суда г. Москвы Боровкова О.Ю. вынесла Постановление о признании Удальцова С.С. виновным и  назначении ему административного наказания в виде административного ареста сроком на 3-е суток.
Судьёй было отклонено ходатайство защитника о переносе рассмотрения дела по существу в связи с отсутствием возможности подготовиться к судебному процессу и плохим самочувствием подзащитного, проведшего бессонную ночь на скамье в неотапливаемом и неприспособленном для содержания административно задержанных лиц помещении ОВД. Также отклонено ходатайство о ведении протокола судебного заседания.

Судебное заседание состоялось, несмотря на то, что в ходе процесса к Удальцову С.С. дважды вызывалась бригада скорой помощи.
В качестве лиц, производивших задержание, были допрошены те же сотрудники полиции, которые давали показания по задержанию Удальцова С.С. 12 декабря 2010 г., что легко устанавливается из сопоставления материалов двух дел. Однако в судебном заседании они сообщили, что лично с задержанным не знакомы.

Показания указанных лиц не соответствовали сведениям, изложенным в их служебных рапортах. Так, полицейские показали, что Удальцов С.С. шёл без средств наглядной агитации, лозунги не выкрикивал. Достаточным основанием для задержания сотрудники полиции посчитали намерение Удальцова С.С. провести одиночное пикетирование возле Гостиного двора. При этом допрошенные сотрудники полиции разошлись в показаниях относительно других обстоятельств задержания.

В судебном Постановлении отражены обстоятельства, которые не были подтверждены показаниями сотрудников полиции. Никакие требования Удальцову С.С. ими не предъявлялось. В Постановлении суда, напротив, указано, что не согласуются между собой показания 3-х свидетелей защиты без разъяснения того, в чём состоят   разногласия. К их показаниям суд отнёсся критически, поскольку они не согласуются с показаниями сотрудников полиции и оформленных ими же документами.

В ходе судебного разбирательства судья неправомерно отказывала защитнику в принятии и рассмотрении ходатайств, ссылаясь на то, что КоАП РФ запрещает лицу, привлекаемому к административной ответственности и его защитнику подавать ходатайства в процессе рассмотрения дела по существу.  

3.3.6.    По задержанию 12 октября 2011 г.

Дело рассматривалось 13.10.2011 г. мировым судьёй судебного участка №369 Тверского районного суда г. Москвы Боровковой О.Ю., исполняющей обязанности мирового судьи судебного участка №370.

Судья не дала надлежащей правовой оценки фактам нарушения закона при возбуждении дела, то есть суд вынес Постановление по делу, основываясь на доказательствах, полученных с нарушением закона.

Судья лишила права лица, привлекаемого к административной ответственности, на надлежащую защиту, нарушила процессуальные права его защитника, в том числе:

Судья в ходе рассмотрения дела не удовлетворила ходатайство защиты об исследовании   видеозаписи момента задержания.
Судья лишила права Удальцова С.С. дать объяснения, а также права его защитника на выступление по существу. Тем самым пропущена целая стадия рассмотрения дела и нарушено право лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту. При этом в Постановлении по делу судья указала, что Удальцов С.С. не пожелал давать объяснений.

В апелляционном порядке дело было рассмотрено 15 октября 2011 года судьей Тверского районного суда г. Москвы Криворучко, который грубейшим образом нарушал как процедуру судебного разбирательства, так и права Удальцова и его защитника.

Так, судья не предоставил реальной возможности ознакомиться защите и Удальцову с материалами административного дела. В ходе судебного заседания судья фактически отказался исследовать материалы дела, заявив, что они уже исследованы.

Судья провел заседание в закрытом режиме, отказался пропускать в зал суда зрителей, слушателей, представителей СМИ, заявив, что в субботу суд не работает, поэтому они не могут присутствовать в зале судебных заседаний.

Судья в очередной раз отказался исследовать объективные доказательства невиновности Удальцова С.С., а именно видео и фотоматериалы, представленные защитой и свидетелями, обосновывая свое решение исключительно на показаниях двух сотрудников полиции, не подтвержденных иными доказательствами, а также игнорируя заявления защиты, что показания этих полицейских были получены судом первой инстанции с нарушением Кодекса РФ об административных правонарушениях (сотрудники полиции не подлежат административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний).
 
3.4. Административное дело Косякина Константина Юрьевича

13 ноября 2010 г. мировым судьёй судебного участка №369 Тверского районного суда г. Москвы вынесено Постановление о признании Константина К.Ю. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 ст.19.3 КРФоАП о назначении ему наказания в виде административного ареста сроком на 10 суток.

16 ноября 2010 г. Решением Тверского районного суда г. Москвы указанное Постановление оставлено без изменения, а апелляционная жалоба на Постановление без удовлетворения.

Косякин К.Ю. был задержан 12 ноября 2010 г. в районе Тверской площади сразу по прибытии к месту планировавшегося митинга, чтобы, будучи одним из заявителей массового мероприятия, сообщить собравшимся гражданам и представителям СМИ о запрещении властью Москвы его проведения. Несколько сотрудников милиции, в присутствии многочисленных свидетелей, не представляясь и не предъявляя никаких требований,  набросились на Косякина К.Ю. и унесли в служебный автобус.    

Допрошенные в судебном заседании сотрудники милиции, подписавшие составленные по шаблону служебные рапорты, в ответах на вопросы об обстоятельствах задержания Косякина К.Ю. продемонстрировали полную неосведомлённость относительно лица, принявшего решение о задержании и отдавшем соответствующий приказ, о месте и времени задержания, количестве сотрудников милиции, участвовавших в задержании.

Более того, их показания не подтверждаются показаниями 5-ти других свидетелей со стороны защиты. Все свидетели защиты подтвердили тот факт, что Косякин К.Ю. никакого неповиновения сотрудникам милиции или воспрепятствования исполнению ими служебных обязанностей не оказывал, равно, как не было никаких требований сотрудников милиции, обращённых к задерживаемому лицу.

Наличие события административного правонарушения, объективная сторона которого могла бы быть образована действиями задержанного лица, не подтверждена совокупностью доказательств по делу.

 По делу о привлечении к административной ответственности Косякина К.Ю. 1 августа 2011 года мировому судье судебного участка №423 г. Москвы Комлеву С.В. Косякин К.Ю. предъявил копию справки о наличии у него инвалидности II-й группы.

Согласно ч. 2 ст.3.9 КРФоАП, административный арест не может применяться к инвалидам II-группы. Как указано в п.23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 г. № 5 (с учётом последующих редакций) «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса РФ об административных правонарушениях», поскольку административный арест не может быть применён, в том числе, к инвалидам II-й группы, судья при решении вопроса о привлечении лица к административной ответственности за правонарушение, допускающее наложение ареста, должен проверить наличие данных обстоятельств.

Косякиным К.Ю. была представлена и судом приобщена к делу копия соответствующей справки об инвалидности. Несмотря на это, суд арестовал Косякина К.Ю. на 5 суток. Тем самым в отношении него был грубо нарушен закон.
 

ВЫВОДЫ

Конечно, мы понимаем, что помещение человека под стражу происходит решением не только суда, а в несколько этапов:
— первый этап — работа полиции и следователя, и, по нашим наблюдениям, уже в этот момент происходят первые нарушения прав подследственного, поскольку широко распространено взятие под стражу, чтобы упростить работу следователя, выбить явки с повинной по преступлению, которое он не совершал, в целях коррупционного воздействия.

Более того, хорошо известно, что сейчас в Москве существует большая текучесть кадров в следственных органах, там работают молодые неопытные сотрудники, к тому же перегруженные объемом работы.

— второй этап – прокуратура. Практика показывает, что при решении вопроса взятия под стражу прокуратура вопреки требованиям закона не интересуется личностью подследственного, обстоятельствами дела. Статистика такова, что в Москве только в 3-х процентах случаев прокуроры не поддерживают следователя при решении о взятии под стражу.

— третий и последний этап — суд. Он наиболее актуален для данного доклада, посвященного взаимодействию с судейским сообществом г. Москвы. Конечно, практику помещения под стражу без достаточных оснований нужно ломать на всех этапах, но поскольку суд — это последний этап, поэтому ответственность за него окончательна.

Хотелось бы отметить, что не только правозащитники, но и признанные специалисты в области следствия считают содержание под стражей обвиняемых в экономических преступлениях необоснованным. На заседании Совета по правам человека при президенте России, состоявшемся 24 ноября 2011 г., старшим следователем по особо важным делам СК РФ Петросом Гарибяном было отмечено, что, по его мнению, естественно требовать взятия под стражу в случае расследования убийства, но ему совершенно непонятно, зачем брать под стражу людей, подозреваемых в совершении экономических и иных преступлений, не направленных против личности. Мы полностью согласны с этим высказыванием, и приведенные в нашем докладе примеры содержащихся под стражей обвиняемых в экономических преступлениях (Гулевич, Канкия, Мекрвевришвили, скончавшийся в СИЗО директор школы Кудояров и т.д.)  показывают, насколько драматична ситуация со взятием под стражу в Москве в данный момент.  

Уместно напомнить, что президент Медведев неоднократно обращал внимание именно на репрессивный характер практики заключения под стражу и призывал ее прекратить, в частности, на встрече с представителями малого и среднего бизнеса он предложил ввести мораторий на аресты бизнесменов, преследуемых по статьям 159 Уголовного кодекса РФ (мошенничество) и 165 (причинение ущерба путем обмана). Пленум Верховного суда уже дважды принимал решение на эту же тему (Постановление от 29 октября 2009 г. № 22; Постановление от № 15 от 10 июня 2010 г.). Однако, судейское сообщество России по непонятным для меня причинам противодействует этому. Докажем это на цифрах — данные за весь 2010 г. и за первую половину 2011 г. в г. Москве. В 2010 по обвинениям в уголовных преступлениях было отказано во взятии под стражу в 7,1 % случаев. В 2011 г., соответственно, отказано в 6,6 % случаев. Теперь рассмотрим конкретно экономические статьи. В 2010 г. по обвинениям в экономических преступлениях было отказано во взятии под стражу в 9,5 % случаев. В 2011 г., соответственно, отказано в 11,6% случаев. Конечно, можно сказать, что наблюдается какая-то мизерная тенденция, но она ничтожно мала, и по-прежнему 90% обвиняемых в совершении экономических преступлений остаются под стражей, причем статистика показывает, что основной вклад в эти 90% дает  ст. 159. Это означает, что чаще всего в обвинение искусственно включается ст. 159, которая содержит размытое определение мошенничества, что позволяет обойти смягчающие поправки президента Медведева, подразумевающие предпринимательскую деятельность.

Отсюда видно, что все указания президента и пленумов Верховного суда не работают.

Основная цель данного доклада — не обличить, а найти способ взаимодействия с судейским сообществом для прекращения сложившейся репрессивной практики помещения людей под стражу. Я убежден, что именно судьи должны переломить ситуацию и задать стандарт исполнения закона и следования принципам гуманизма прокуратуре и следствию. И это должно случиться именно в Москве.


ПРЕДЛОЖЕНИЯ ДЛЯ ОБЩЕСТВЕННОЙ КОМИССИИ

1. Общественная комиссия обращается к председателю Московского городского суда О.А. Егоровой с просьбой возбудить надзорное производство  по обращениям защитников всех перечисленных в докладе тяжелобольных обвиняемых, содержащихся под стражей. К этому обращению будут приложены все процессуальные документы.

Общественная комиссия подчеркивает, что по отношению к этим гражданам происходит нарушение  ст. 3 Европейской Конвенции «О Защите прав человека и основных свобод», гарантирующей право каждого не подвергаться пыткам, жестокому и унижающему человеческое достоинство обращению, носящей абсолютный характер.

2. Расширить тематику существующей Рабочей группы по стражным решениям, поручив ей рассмотрение резонансных дел, то есть дел, привлекающих большое общественное внимание.  Обратиться к членам Общественной комиссии с приглашением войти в Рабочую группу, учитывая расширение тематики ее работы. Расширить существующий экспертный совет, пригласив высококвалифицированных юристов. Поручить Рабочей группе обращаться по итогам рассмотрения поступивших резонансных дел к председателю Московского городского суда О.А. Егоровой с просьбой взять их на контроль в случае необходимости.

3. Обратить внимание судейского сообщества г. Москвы и руководства Московского городского суда на неблагополучное состояние судебной системы Москвы, которое вытекает из высокого уровня недоверия граждан судебной системе. Социологические опросы стабильно показывают, что не доверяют судам 40-44%, а доверяют судам 27-28% граждан России. В настоящее время решения, выносимые судами Москвы, характеризуются ярко выраженным обвинительным уклоном и высокой степенью зависимости от позиции следствия и обвинения. Бесспорно, эти болезни суда носят объективный характер, имеют, в том числе, и исторические предпосылки. Но в связи с низким доверием москвичей к суду, эти проблемы требуют оперативного решения.

4. Общественная комиссия считает необходимым проведение круглого стола с участием членов судейского сообщества г. Москвы, представителей прокуратуры и ФСИН, а также экспертов Рабочей группы по стражным решениям для обсуждения процессуальных, организационных и дисциплинарных путей решения ситуации с необоснованным избранием в качестве меры пресечения содержания под стражей.

Одним из вариантов решения данной ситуации нами видится обсуждение внесения изменений в УК и УПК. В частности, необходимо законодательно обозначить, что при решении вопроса об избрании меры пресечения в отношении подследственных судом должна проводиться обязательная проверка как обоснованности позиции органов следствия по определению степени тяжести вменяемого преступления, так и возможности подследственных по состоянию их здоровья находиться под стражей или под домашним арестом.

5. Учитывая анализ ряда резонансных решений при назначении административного ареста по ст. 19.3 КоАП РФ, Общественная комиссия считает необходимым отметить, что поскольку сотрудники правоохранительных органов выполняют специальные указания своих вышестоящих начальников, то судьи вправе оценивать их критически, как лиц заинтересованных.

6. Направить настоящий доклад Рабочей группы в Совет судей г. Москвы.

Члены Рабочей группы по проблемам избрания меры пресечения
в виде заключения под стражу и продления срока содержания под стражей
Общественной комиссии по взаимодействию с судейским сообществом Москвы:

Л.А. Пономарёв,
председатель Рабочей группы по проблемам избрания меры пресечения
в виде заключения под стражу и продления срока содержания под стражей,
исполнительный директор Общероссийского общественного движения «За права человека»

Л.М. Алексеева,
председатель Московской Хельсинкской группы,
председатель правления Фонда «В защиту прав заключенных»

Н.А. Таганкина,
Заместитель председателя Общественной комиссии
Исполнительный директор (управляющий делами) Московской Хельсинкской группы

В.В. Яков,
главный редактор газеты  «Новые Известия»

28 ноября 2011 г.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera