Сюжеты

«Даже директора школ начали сопротивляться»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 135 от 2 декабря 2011
ЧитатьЧитать номер
Политика

 

Избирательные участки — почти всегда в школах, учителя традиционно работают в избирательных комиссиях, они становятся свидетелями и участниками нарушений. Учитель русского языка московской школы «Интеллектуал», член Совета альтернативного профсоюза работников образования «Учитель», правозащитник Всеволод Луховицкий — о настроениях в педагогическом корпусе накануне выборов.

 

РИА Новости

Избирательные участки — почти всегда в школах, учителя традиционно работают в избирательных комиссиях, они становятся свидетелями и участниками нарушений. Учитель русского языка московской школы «Интеллектуал», член Совета альтернативного профсоюза работников образования «Учитель», правозащитник Всеволод Луховицкий — о настроениях в педагогическом корпусе накануне выборов.


— Общепринятое мнение: педагоги, работающие на избирательных участках, безропотно пойдут на нарушения, если им прикажет начальство. Это так?

— Нет, к счастью, многих педагогов не сломили. Уже на стадии предвыборной агитации мы в изобилии получаем сведения от наших коллег из регионов о нарушениях, на которые идут местные власти. Так, в Перми кандидат от «Единой России» изготовил типографским способом листы с символикой своей партии (6000 экземпляров). Эти листы распределили по школам — чтобы младшеклассники на уроках труда изготовили для «подарка родителям» аппликацию, использовав их в качестве основы. В детских садах детям «дарят» книжки с закладками, а на закладках — «нужная» символика.

Но нас радует тот факт, что уже достаточно большое количество учителей (и даже директоров) не терпит существующее положение дел. Например, несколько директоров липецких школ выложили в Интернете видео с рассказом о том, как на них давят. В своем ролике они обратились к коллегам по всей стране с призывом «честно работать на выборах» и не допустить их фальсификации. Это удивительный момент, если учесть, что директора в гораздо большей степени, чем учителя, зависимы от местной власти. Директор, собственно, рискует уже потому, что на него, как ни странно, не распространяются нормы Трудового кодекса: с директором могут прервать контракт в любой момент, и он не сможет защититься — это реальная проблема.

И то, что директора школ стали сопротивляться, это, конечно, отрадный факт.

— Ну, всем же ясно, учителям в том числе, какая партия «в доме хозяин». Этот «хозяин» потребует от директоров, чтобы ему обеспечили высокий процент при голосовании, а он взамен даст школе какой-нибудь «финансовый пряник» (спортзал, например)? Были такие случаи?

— Есть. Я, например, располагаю достоверными сведениями из Ростовской области, из Ставропольского края. Там директорам дали понять: нужна пристройка к школе — потрудись (какими хочешь средствами) дать нужный процент правящей партии.

— Все-таки как директора школы можно «держать на крючке», если речь идет об участии в выборах? Ведь директор — не политик, и у него нет личной заинтересованности в результатах голосования.

— Здесь вот что происходит. Директору говорят: будешь работать на избирательном участке, дашь процент. Тот думает: если я буду сопротивляться, то могут со мной что-то сделать. Любопытно, что этот страх чаще всего иррационален, ни на чем конкретном не основан. Но боязнь, что потенциально «могут что-то сделать», зачастую настолько сильна, что не дает реализовать гражданскую позицию. И мы в профсоюзе придумали простые вещи: если ты, работая в избирательной комиссии, видишь, что составив «черновик протокола», собираются написать еще и «беловик» с измененными данными (а это весьма распространенная практика), то возьми и культурно сфотографируй оба документа, а потом пошли в избирательный штаб любой партии (кроме, разумеется, заинтересованной в этом трюке). Включи диктофон после того, как председатель избирательной комиссии скажет: «Давайте теперь посчитаем»... Сделай какие-то минимальные вещи, которые не требуют героизма, но в то же время могут оказаться чрезвычайно полезными для того, чтобы совесть потом не мучила.

Марина НИКУЛИНА,
Елена КОПОСОВА

специально для «Новой»


Под текст

Учителей втягивают во «взрослые игры» — так назвал московский детский омбудсмен Евгений Бунимович попытки «натянуть» заданный процент «Единой России».

Обозреватель «Новой» собралась в командировку в один из сибирских регионов, позвонила в давно знакомую сельскую школу, и там встрече порадовались, пока не поняли, что встретиться она хочет как раз в день выборов. Тут уже по старой дружбе стали просить не приезжать: «Не можем мы проголосовать, как кто хочет: администрации строго-настрого сказали, что если у нас «Единая Россия» не пройдет, то школу закроют». Школа малокомплектная, детей мало, а денег, как утверждает администрация, еще меньше.

Директор московской Европейской гимназии Ирина Боганцева уверена: не надо бояться. К сожалению, скорее всего школу и так закроют. А вот учителя из ее гимназии на прошлых выборах работали в двух избирательных комиссиях, и результаты сильно отличались от средних по Сокольникам – в сторону не благоприятную для партии власти. «Но наши результаты не уникальные: целая группа избирательных комиссий в районе показала практически одинаковый отрыв от остальных по явке и по голосованию за «Единую Россию» — на 20%. Остальные пошли на подтасовки»

Перед прошлыми выборами Ирина Владимировна приходила к главе управы — просить положить асфальт при подъезде к школе.
В кабинете был его заместитель, он как бы в шутку спросил: «Асфальт? А по выборам договоримся?» Боганцева свела разговор к шутке, дала понять, что договариваться не будет. А уже перед этими выборами глава управы позвал ее: «У вас две избирательные комиссии, давайте сделаем вас агитатором». Боганцева пообещала агитировать за явку: «Больше ничем не могу пригодиться». Агитатором ее не назначили.

Звонок в «Новую» от читателя из южного региона. Учитель истории и обществознания Владимир Федорович, назовем его так, возмущается: «Как я могу рассказывать ученикам про демократические выборы и тут же делать то, чего требует от меня администрация?» А администрация требует взять открепительный по месту прописки и приходить голосовать в свою школу, убедительно просит отдать голос за «Единую Россию», «иначе грозятся директора уволить». «Может, это и не будет называться: «уволили за неправильное голосование», но будет проверка — от пожарников и СЭС до финансовой. И нарушения найдут. А если не так уж сразу увольнять, так на ремонт в следующий раз не получишь». А учителям подводить своего директора не хочется.

В прошлые выборы, четыре года назад, Владимир Федорович был в избирательной комиссии. Как он выражается, «сидел на буквах». Видел своими глазами, как вбрасывали бюллетени. Подошел человек, расписался за свой бюллетень, зашел в кабинку, а оттуда уже к урне идет с целой пачкой, такой, что за один раз даже просунуть не может.

Чтобы поймать вбросы, предлагает Владимир Федорович, нужно считать, сколько людей подошло к урне и сколько в ней бюллетеней. Для этого нужна видеокамера.

Те, кто «на буквах», в подсчетах не принимали участие, но слышали, как председатель комиссии звонил выше, потом исправлял протоколы: видимо, вброшенных не хватило. Учитель спросил председателя комиссии: «Что, если проверят, и цифры в протоколе не сойдутся с числом бюллетеней?» Но тот особой тревоги не выказывал, ответил: «Сложим все эти бумаги в подвал, а там завтра трубы прорвет». По словам Владимира Федоровича в том журнале, с которым он работал, реальная явка была около 40-50%, а по городу получилось больше 90%.

Камеры нужны, прав учитель истории, но пока их нет. Роль «человеческого фактора» огромна.

Уполномоченный по правам детей в Москве Евгений Бунимович говорит, что рассчитывает на коллег: «Им выходить к детям. Не получится сегодня включиться во взрослые игры с подтасовкой результатов голосования, а завтра войти в класс и осуществлять духовно-нравственное воспитание».

Людмила РЫБИНА

 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera