Сюжеты

Евсюковы подрастают

Полное единение с преступником из наркополиции демонстрирует в Черемушкинском суде правоохранительная система

Этот материал вышел в № 136 от 5 декабря 2011
ЧитатьЧитать номер
Общество

Елена Милашинаредактор отдела спецпроектов

 

Полное единение с преступником из наркополиции демонстрирует в Черемушкинском суде правоохранительная система

 

В комментариях к статье «На каждого студента у ментов хватит наркоты. Одних поДсадят, других посадят» один добрый читатель написал про меткое попадание в «осиное гнездо прикрытых погонами наркоторговцев».

Статья вышла в прошлый понедельник, а еще через день я увидела, как отчаянно зашевелилось это самое «осиное гнездо».

Среда. Черемушкинский суд, 4-й этаж, 12 часов. Судья Журавлева должна вынести приговор по делу наркополицейского Романа Калинина, обвиняемого в превышении служебных полномочий (искалечил студента Зайцева) и приготовлении к сбыту особо крупной партии наркотиков (ЛСД — диэтиламид d-лизергиновой кислоты — был найден в машине наркополицейского Калинина при задержании).

Перед залом судебных заседаний № 406 толпятся коренастые мальчики с одинаково недобрыми лицами. Идентифицируют мою личность сразу же: я — написала «плохую» статью про опера Калинина. Их товарища.

Мама студента Зайцева Наталья Владимировна (он проходит по этому делу потерпевшим, лежит в больнице и на приговор прийти не смог) и адвокат Зайцева Виктория сидят на крайней к окну скамье. На них с ненавистью смотрит толпа, которую Наталья Владимировна пытается снять на мобильный телефон.

К нам подходит судебный пристав.

— Барышня! Я сейчас отберу ваш телефон. В здании суда съемка запрещена по инструкции.

Я прошу его представиться, предъявляю свое удостоверение и прошу показать инструкции. Пристав Николай Михайлович Ефремов посылает меня к председателю суда, которого нет на месте. Мать студента Зайцева телефон не выключает. Из толпы доносятся откровенные угрозы: «Если моя фотография появится в газете, вам же хуже будет. Вы меня поняли?»

К расписанию на двери зала суда подходит человек не из нашей истории. Его дело назначено у судьи Журавлевой на час. Приговор Калинину должен быть зачитан в 12, уже — 13.50.

Человек комментирует расписание. «Ага, мент, 286-я. Превышение полномочий, значит. Пострелял людей, что ли?»

Пристав Ефремов своим телом прикрывает Калинина от мобильного телефона матери студента Зайцева. Калинина вводят в зал. Следом заходим мы. Враждебные мальчики демонстративно фотографируют меня на телефоны.

— Что же вы им не запрещаете? — спрашиваю пристава.

 Пристав нагло отвечает: «Если я буду реагировать на каждый телефон, то меня на всех не хватит».

В ходе оглашения приговора, когда судья Журавлева прочитает: «Никаких доказательств, подтверждающих информацию УФСБ РФ о реализации крупной партии наркотиков, хранящихся в помещении службы по ЮЗАО УФСКН РФ по г. Москве (в которой работал Калинин. — Е. М.), суду не представлено…» — один из дружков Калинина обернется ко мне и громко скажет: «А ты чего понаписала…»

Пристав опять сделает вид, что глухонемой.

ФСБ действительно представила следствию по делу Калинина рапорт: «В соответствии с полученной оперативной информацией отдельные сотрудники Службы по ЮЗАО УФСКН РФ по г. Москве в целях создания условий по незаконному освобождению от уголовного преследования Калинина Р.В. в конце 2009 г. незаконным путем реализовали крупную партию наркотиков для получения необходимых денежных средств. Указанные наркотические средства хранились в помещении Службы по ЮЗАО УФСКН РФ по г. Москве.

В настоящее время, в связи с активизацией расследования у.д. № 371336, вышеописанная ситуация может повториться…»

То есть ФСБ сообщила сотрудникам Следственного комитета об уже совершенном преступлении и о готовящемся преступлении. Следственный комитет проигнорировал эту информацию. Никакой проверки в рамках 140-й, 144-й, 145-й статей УПК РФ не было. Материалов проверки и постановления о возбуждении уголовного дела (или об отказе) тоже нет, и само их отсутствие говорит о признаках другого преступления, по идее, уже следователей СК. На месте судьи Журавлевой, получившей уголовное дело от следователей, которые игнорируют сообщения о преступлении даже со стороны ФСБ (чего говорить о подобных заявлениях со стороны рядовых граждан), я бы задалась вопросом: почему ФСБ свидетельствует, что Служба наркоконтроля ТОРГУЕТ наркотиками, а следователи ничего не предприняли по этому вопиющему факту?

Но у судьи Журавлевой (как и у Следственного комитета, как и у прокуратуры, чьи сотрудники подписали обвинительное заключение по делу Калинина, также не задавая лишних вопросов, как и у судебных приставов, которые откровенно были на стороне подсудимого-мента) не было задачи разоблачать систему. У судьи Журавлевой была, по всей видимости, очень четкая задача — вывести систему из-под удара и назначить наказание оперу Калинину по самому минимуму.

Калинин в результате получил лишь 5 лет колонии общего режима. Это — низший предел по статье 228.1 (наркота в особо крупном размере). При этом судья Журавлева не усмотрела в действиях Калинина «незаконного приобретения» и «приготовления к сбыту». То есть, по логике судьи Журавлевой, ЛСД общей массой 7,377 грамма опер Калинин получил неизвестно от кого просто так и для личного пользования. (Надо сказать, что следствие даже не попыталось установить человека, «подарившего» Калинину такую крупную партию ЛСД.)

За нанесение увечий (ампутация органа, тяжкий вред здоровью) студенту Зайцеву Калинин вообще никакого наказания не получил. Его действия с 286-й статьи (превышение служебных полномочий) были переквалифицрованы на 114-ю (превышение самообороны).

Удивительно, почему судья по делу майора Евсюкова до такого не додумался?

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera