Сюжеты

Как у нас крали голоса

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 142 от 19 декабря 2011
ЧитатьЧитать номер
Политика

«Новая газета»

 

Читатели «Новой» из разных регионов России прислали в редакцию свои свидетельства многочисленных фальсификаций — с доказательствами, аудио- и видеодокументами. Заявление, подготовленное с помощью наших читателей — более 200 страниц, — «Новая газета» направит в Генеральную прокуратуру и Следственный комитет. С требованием возбудить уголовные дела.

 

Петр Саруханов — «Новая»

Наш сайт, почта газеты и электронная почта многих сотрудников «Новой» просто забиты отчаянными сообщениями взволнованных и негодующих граждан из всех российских регионов о беспардонных нарушениях закона накануне и во время прошедших 4 декабря выборов в Госдуму. Нарушениях — во имя сохранения монополии партии власти и уменьшения представительства в Думе других партий. Мы попытались систематизировать эти сообщения. И вот что получилось.

 

1. Самая грубая и самая «эффективная» форма подтасовки результатов голосования — «ночное» переписывание итоговых протоколов участковых избирательных комиссий перед их вводом в систему ГАС «Выборы»

Технология предельно проста. После подсчета голосов протоколы голосования на участках подписываются и оснащаются печатями, а члены комиссии, наблюдатели и представители прессы могут получить их заверенные копии. Потом протоколы и бюллетени везут в территориальные избирательные комиссии (ТИК). Там их банально и внаглую «корректируют», отнимая голоса у одних партий и приписывая их другим, и в таком искаженном виде вводят в систему ГАС «Выборы». Поэтому, когда мы знакомимся с протоколами, выставленными на сайте ЦИК, они зачастую уже не соответствуют истинным результатам голосования. Факт фальсификации можно установить, сравнив заверенные протоколы, выданные сразу после подсчета голосов, с теми, что опубликованы на сайте ЦИК.

— Петербуржец Александр Горбановский находился в территориальной комиссии № 1 с десяти вечера до десяти утра: «Все представители участковых комиссий появлялись в ТИК, шли к председателю ТИК, советовались за закрытыми дверями, потом исправляли результаты, и только тогда фиксировали свои данные в системе ГАС «Выборы» и вносили числа в сводную таблицу. Это всё являлось нарушением закона Санкт-Петербурга о выборах — так как первым делом после появления представители УИК (участковой избирательной комиссии. — Ред.) должны были внести данные из протоколов, а все остальные действия со своими бюллетенями, списками и протоколами проводить в одном помещении на глазах у наблюдателей. В общем, такого ужаса я никак не ожидал».

— В Москве на арбатском участке № 9 ситуация была такова: итогового заседания не было, протокол не утверждался. Когда наблюдатели приехали в ТИК, в сводной таблице итогов голосования обнаружили расхождения с тем, что видели собственными глазами: у КПРФ отняли 288 голосов, у «Справедливой России» — 63, у ЛДПР — 146, у «Яблока» — 45, у «Патриотов России» — 24, у «Правого дела» — 6, зато «Единая Россия» получила на 592 голоса больше.

 

Сообщения читателей*

— «Я был официальным наблюдателем на избирательном участке 219. Сикейроса д.5, к.2. (Санкт-Петербург.Ред.)… По окончанию расчетов результаты занесли в протокол… А вот после этого начался цирк. Сначала происходила какая-то волокита с целью дождаться убытия наблюдателей. Трое (две дамы от СР и я) досидели до непобедного конца. <…> Поняв, что без копий протоколов наблюдатели никуда не уйдут, Светлана Ивановна (председатель УИК. Ред.) выдала нам ксерокопии протоколов, НО БЕЗ ПОДПИСЕЙ и печатей. Ставить печать отказалась, т.к. «потеряла печать». На ее глазах я созвонился с Депутатом ЗаКса Романковым Л.П.(Яблоко), который сказал, что надо грозить уголовкой, требовать печать, письменный отказ от подписи или перекрестное удостоверение протокола с другими наблюдателями. В результате препирательств я добился печати, невнятной подписи председателя без расшифровки и надписи «копия верна». Протокол мне подписали 4 дамы-члена комиссии (по первой просьбе, у них-то чистая совесть) и наблюдатель от СР. На часах было около 4х утра. После чего я развез 4х женщин по домам, а сам поехал в здание ТИК к Романкову и отдал ему выбитые копии. Позже он мне прислал сканы на память.

На следующий день (5 декабря) зашел на сайт избиркома и… Да… не ожидал ВОТ ТАКОЙ НАГЛОСТИ. Сравните с действительными данными.


 

— «В Динском районе (Краснодарский край. Ред.) 48 избирательных участков, на 15-ти из них результаты выборов сфальсифицированы. На участках № № 12-09; 12-17; 12-18; 12-19; 12-35; 12-39: 12-40; 12-44 был произведен массовый вброс бюллетеней во время голосования. А на участках 12-05; 12-08; 12-10; 12-16; 12-28; 12-29 фальсификация произведена в ТИКе Динская после окончания выборов. После внесенных изменений в протоколы, число проголосовавших за единую Россию возросло на 3630 от количества указанного в копиях протоколов выданных наблюдателям. Совсем ужасный результат по участку 12-30. Видимо недостающее количество голосов заявленное единой Россией по нашему району закрывалось на этом участке. Результаты здесь такие: всего голосовало 2300 из них: за ЕР — 2282, за КПРФ — 12, за ЛДПР — 4, за СПР — 2.

Такого результата нет ни на одном другом избирательном участке!

Согласно копий протоколов выданных наблюдателям после окончания выборов результаты были такими: за КПРФ — 30%, за ЕР — 40%. После всех фальсификаций результат выглядит так: КПРФ — 18%, ЕР — 54,59%. При этом потери голосов по партиям составили Справедливая Россия — 186; ЛДПР — 250; Патриоты России 43; Яблоко — 40. <…>

Корреспондент газеты «Советская Кубань» Чернышева».

* Материалы под рубрикой «Cообщения читателей» приведены с сохранением орфографии и пунктуации оригинала.
 

2. Вбросы бюллетеней в стационарную урну на участке

Технология бесхитростна и незамысловата: в большинстве случаев человек с бюллетенями минует стол избирательной комиссии, кидает пачку бюллетеней (сколько влезает) в урну и убегает. Часто это люди с явными признаками социальной неблагополучности. Иногда то же самое проделывают в момент, когда на участке нет избирателей, а только сами члены комиссии либо особо дружественные к ним наблюдатели.

Дежурящие на участке полицейские часто отвечают возмущенным наблюдателям: «А что, я его разве ловить должен?»

— На УИК № 1735 в Ростовской области наблюдатели заметили два вброса, по-просили вскрыть урны, но председатель комиссии Колесниченко Валерий Анатольевич был непреклонен: «Это вы еще докажите, хватит мне морали читать!» Наблюдатели все снимали на видео: после долгих препирательств Колесниченко буквально с головой наклонился в урну, чтобы «достать пачку», но сложилось впечатление, что на самом деле перемешал все бюллетени.

— На участке № 1943 в Москве объяснили: в стопки «причудливым образом бюллетени сложились под действием непреодолимой силы».

— На столичном участке № 2615 члены комиссии увидели вброс и вызвали представителя территориальной избирательной комиссии, которая находится в соседнем доме. Но прямо при входе на участок его избили неизвестные.

— Иногда вбросы организовывали сами члены комиссий. Например, в интернете более 200 тысяч просмотров набрало видео, где на участке № 2501 в Москве наблюдатель зафиксировал, как прямо на рабочем месте «Николай Алексеевич», один из членов избирательной комиссии, заполняет бюллетени, понятно, за какую партию.

 

Сообщения читателей

«1) Lev Spanaki

Был наблюдателем проекта «Гражданин-Наблюдатель» на участке 2313 (Херсонская, 29. Школа № 15) (Москва. — Ред.). Вели непрерывный учет проголосовавших. Из 2200 избирателей реально проголосовало (положило бюлетени в урны) 1035 человек. Бюлетеней в урне было 1507. Вбрасывали мелкими пачками по 20—25 шт. сотрудники УИКа. В результате вбросили порядка 450 бюлетеней и явку накрутили свыше 70%. ЕР получило в результате 678 голосов. Голосование происходило в актовом зале школы. В соседнем спортивном зале находился другой участок (2314) с таким же (!!!!) количеством избирателей в списке. Там УИК ничего не вбрасывал, поэтому проголосовало там 1100 человек и ЕР получило 240 голосов — на первом месте там КПРФ. Полный беспредел. Удалось сделать видео съемку как мы пытаемся сфотографировать пачки, выпадающие из урны и какая идет реакция Председателя УИР.

Лев»

 

3. «Карусель», «вертолет», «экскурсии» — излюбленный прием фальсификаторов

Названия разные, но суть одна: многократный вброс бюллетеней за «нужную» партию людьми, не зарегистрированными в основном списке избирателей, по сговору с руководством УИКов. Заключается он в следующем: привозят группу людей, которым выданы открепительные удостоверения. Если удостоверений нет — вкладыш в паспорт (билетик на какое-то мероприятие или календарик с городским видом), чтобы член комиссии без проблем выдал бланк. Один человек заходит на участок, берет бюллетень, но не опускает его в урну, а выносит с собой. Следующий «карусельщик» берет этот бланк уже с галочкой в нужной клетке, опускает его в урну и получает чистый бюллетень. И закрутилась «карусель». Манипуляция может быть проделана одной группой подготовленных и привезенных на голосование «карусельщиков» многократно, на многих выделенных для этого и «подготовленных» участках. Часто такие действия осуществляются за денежную компенсацию. Способ не нов, еще с XVIII века избирателей подкупом вовлекали в такой процесс: давали избирателю ботинок и заполненный бюллетень. Когда избиратель выносил пустой бюллетень, ему отдавали второй ботинок.

— Наблюдатель на участке № 230 в Санкт-Петербурге видел очередь из молодых людей 23—30 лет к даме в ярко-оранжевой блузке — члену комиссии Бусевой Н.К. Очередь была в 2—3 раза больше, чем к другим столам, многие из молодых людей открыто ставили галочку за «Единую Россию», не отходя от стола.

 

Сообщения читателей

— «4 декабря 2011 в 6:30 утра, возле метро Выхино (Москва. — Ред.), наблюдалась толпа (человек 150). В двух местах находились переписчики, которые вписывали личные данные находящихся там людей. На вопрос, где будем голосовать, ответили — в Люберцах. Затем эта толпа переместилась за автовокзал, где стояло очень много такси. Таксисты отвечали, что работают по спецзаказу. Затем старшие привели этих людей, рассадили в такси. Номера машин х105кс190, о527ме190, в992ор150 (газель),?677ек190, в439рн190 (легковой автомобиль, за стеклом которой лежала бумага «Люберцы спецзаказ школа кадетов». На некоторых такси было написано Сатурн, на некоторых на верху на шашечках было написано 55-55-55.

Константин Ветчинкин»

 

— «Примерно в 14 часов в помещение УИК в школе № 6 (Щекинский район. — Ред.) вошла большая группа молодежи (примерно 20 человек) с паспортами, открепительными удостоверениями, и словами «Как нам проголосовать по открепительным удостоверениям?» Председатель УИК попросила подойти к ней представителя голосующих по открепительным удостоверениям. Девушка, стоящая рядом с наблюдателем — дамой от «Единой России» (других наблюдателей на этом участке не было), и разговаривающая с ней, подошла к Председателю УИК и около двух минут с ней разговаривала. После этого собрала и увела молодежь. Я вышел за ними на улицу, забрал из автомобиля видеокамеру и догнал эту группу молодежи на улице Лукашина, заканчивающую посадку в автобус «Икарус». Произвел видеосъёмку автобуса снаружи и присутствующих в салоне. Человек 5 попытались отобрать у меня видеокамеру и задерживали меня внутри автобуса около часа. Требовали стереть видеозапись, угрожали приездом и насильственными действиями охраны. Я вызвал полицию по 02.

Около 20 минут я был блокирован в автобусе после разговора полицейских со мной, и при присутствии полиции рядом с автобусом. <…>

Бурдуков Игорь»

 

4. Голосование «на дому» с помощью переносных урн

Председатель комиссии не объявляет о количестве желающих проголосовать на дому и отказывается показать наблюдателям списки. Причем, как говорят наблюдатели, в большинстве случаев в урне, с которой возвращается выездная комиссия (она составляется из «надежных» членов комиссии), в бюллетенях стоят идентичные отметки за одну и ту же партию.

— Например, на московском участке № 1986 буквально за час до закрытия участка «обнаружили» список тех, кто изъявил желание проголосовать дома. Почему-то в течение дня в списках было всего 14 человек, половина из них по каким-либо причинам проголосовать не смогла или не пожелала. А тут целых 50! И 48 из них — не поверите — за «Единую Россию».

— Корреспондент «Новой» Диана Хачатрян в день выборов работала наблюдателем от КПРФ на московском участке № 2657. В 10.00 председатель УИК послала выездную бригаду объехать с переносной урной тех, кто голосует на дому. Им надо было обойти 20 человек в рядом расположенных домах. Вернулись они через пять (!) часов.

 

Сообщения читателей

— «Мы члены избирательной комиссии № 435 г. Железноводска Ставропольского края: Король Валерий Иванович с правом решаюшего голоса и члены с совещательным голосом Кузьмина Тамара Михайловна, Рыбалка Людмила

Заявляем протест

по поводу фальсификации выборов на этом участке председателем Дзиовым Александром Генадьевич, и возивший переносную урну № 3 Головчанским Константином Борисовичем.

Урна № 3 была увезена тайно, без объявления выезда в 11 часов.

Я выехал с урной № 2 в 13.00 с наблюдателями от других партий.

По возвращению в участок в 19.30 узнал, что урну № 3 еще не привозили.

Привезли урну № 3 в 20.00. Я обратил внимание, что реестры на голосование отличались от реестров с которыми я ездил, отпечатаны на другой бумаге.

На требование осмотреть привезенные реестры с урной № 3 председатель категорически отказал, и призывал полицейских удалить возмущенных наблюдателей из помещения.

Наблюдатели написали заявление, чтобы бюллетени с урну № 3 считать не действительными, а в них было 350 бюллетеней.

Председатель вдруг ставил вопрос на голосование. О признании действительным эти бюллетени.

На основании изложенного просим провести проверку соответствия реестров и бюллетеней.

И принять меры предусмотренные законадательством РФ».

 

5. Изгнание под любым предлогом с участков наблюдателей от оппозиционных партий и представителей СМИ. Как более мягкий вариант — препятствование их работе

Наблюдателей сажают на места, откуда не видно урны. Им запрещают передвигаться по участку — «это мешает работе комиссии». Председатель иногда придирается к любой мелочи (мажешь руки кремом, шуршишь бумагой, слишком близко подходишь к «бумагам» и членам комиссии) — и выгоняет. Иногда составляется «решение» членов комиссии, протестующих против того, что наблюдатель им мешает, а потому должен быть удален. Чаще всего эти неправедные удаления происходят либо после жалоб, поданных наблюдателями на замеченные ими нарушения, либо просто превентивно перед подсчетом голосов и составлением протокола о голосовании. Иногда это происходит после подстроенных членами комиссий «обращений» граждан, которым наблюдатели «мешают». В большинстве случаев наблюдателей и представителей СМИ в нарушение федеральных законов и инструкций ЦИК выставляют с участков за фото- и видео-съемку. Доказывая, что съемка нарушает право на «частную жизнь» членов комиссии и избирателей, раскрывает тайну голосования или просто мешает голосованию и подсчету голосов. Таких действий против наблюдателей и представителей СМИ зафиксировано множество.

Есть и другие способы давления на наблюдателей:

— в Тульской области на телефоны работников штаба КПРФ шел беспрерывный поток звонков, их машинам резали колеса;

— московский участок № 1621 находился в школе, и в соседнем от избирательной комнаты кабинете двое членов комиссии распивали коньяк, наблюдателю «предложили стать третьей»;

— наблюдателей не оставляли на подсчет голосов — просто выставляли за дверь, как это сделали на участке № 733 в Тюмени: «Периодически пытались нас выгнать, были и угрозы поехать в кутузку на пару дней. В итоге перед подсчетом перед нами просто захлопнули дверь, держали ручку и не пускали».

 

Сообщения читателей

— «4 декабря в качестве спецкора «Новой» находился на избирательном участке № 1 г.Москвы (Шубинский пер),зарегистрировавшись в реестре присутствующих вместе с наблюдателями. После закрытия участка в 20.00, перед подсчетом голосов председателем УИК неким наглым господином Б.А.Бобровичем мне было предложено покинуть помещение. Несмотря на мои возражения и ссылки на ФЗГ («на всех заседаниях комиссии, а также при подсчете голосов избирателей, ВПРАВЕ ПРИСУТСТВОВАТЬ ПРЕДСТАВИТЕЛИ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ» статья 30,пункт 1) по указанию Бобровича — без объяснения причин, без решения УИК — под угрозой применения силы был выдворен полицией.

Полагая, что дело могло бы стать прецедентным (разумеется, в ряду других, не менее вопиющих) для обеспечения законных прав представителей СМИ, готов обратиться в суд. В этом случае мне, вероятно, потребовалась бы какая-то юридическая помощь газеты.

С уважением,
Грищенко Александр Сергеевич».

 

— «На участке № 247 г. Москвы я пребывал в статусе наблюдателя — журналиста от «Новой газеты» (проект «Гражданин наблюдатель»). Прибыл на участок в 7ч 30 мин. Познакомился с председателем избирательной комиссии (Калимуллин Рафаэль Шамилевич).

Он был вежлив и обходителен и сразу же начал ограничивать меня в перемещении и в действиях. За 15 мин до открытия избирательного участка я обнаружил в одной из урн пачку бюллетеней. Спросил, будут ли вскрывать урны. Председатель пробормотал, что будет и убежал. Я стал фотографировать помещение УИК, урны и как расположены наблюдатели. Через пару минут ко мне подошел участковый (Капитан милиции Иванов Дмитрий Александрович) и потребовал покинуть помещение УИК, ссылался на то, что его попросил председатель. Его требование естественно было не законно. Разговор долго не продлился. Он ушел, я продолжил наблюдать. <…>

Как оказалось, пока мы с ним разговаривали, уже открыли участок, но урны не были вскрыты. Наблюдатель от Яблока (Евгений) тоже не видел, что вскрывали урны и сразу же написал жалобу и позвонил в ТИК. Я подписался как свидетель.

Приехавшие представители ТИКа поговорили с председателем УИК и с нами. Сказали, что жалоба принята на рассмотрение в УИК и уехали. На протяжении всего дня председатель отвлекал, спрашивал не по делу, ограничивал и т. п. <…> Все были очень не довольны, что я фотографировал, говорили, что я нарушаю закон («Нарушение неприкосновенности частной жизни»).

Далее последовала длительная задержка (нас уверяли, что сломался принтер). После вышел председатель и объявил о моем удалении с участка. Меня взяли под руки полицейские и отвезли в ОВД Войковский. В 23.30 в ОВД Войковский ст. лейтенант взял объяснение.

Я не намерен оставлять это беззаконие. Что посоветуете мне сделать?»

 

6. Явку и процент в пользу нужной партии повышали в принудительном порядке

Этот метод начинал действовать еще до выборов. Особенно в отношении бюджетников и сотрудников некоторых крупных предприятий. Руководители предприятий настоятельно склоняли своих работников к «правильному голосованию», принуждали отчитываться об участии в выборах и «правильном голосовании», принуждали к получению открепительных талонов и отчету по ним, к голосованию на специальных участках, организованных по месту работы, поскольку на предприятиях в день голосования вводился рабочий день.

— Во всех подразделениях,  службах и организациях ВМО «Северное Медведково» был распространен устный приказ всем работникам взять открепительное удостоверение для голосования на выборах. Удостоверения следует ксерокопировать и передать вышестоящему руководству для дальнейшей передачи в отдел кадров.

— В Астрахани работников детской городской клинической больницы № 1 для новорожденных согнали в актовый зал, за посещение обещали дать отгул, в другом случае — будут проблемы. Со сцены по спискам вызывали голосовать. Урны для голосования в конце дня отнесли в кабинет к главврачу.

— Из Волгограда сообщают, что директор МОУ СОШ № 92 Ещеркина О.А. «обязала» всех учителей взять открепительные и голосовать в школе.

— На предприятиях Владимирской области накануне выборов было создано 60 дополнительных участков. Общее количество избирателей, которые должны были голосовать на рабочих местах под присмотром начальства, — почти 100 тысяч человек. То есть каждый десятый избиратель области.

 

Сообщения читателей

— «Москва

Директор школы # 645 вынуждала учителей участвовать в фальсификациях.В школе располагались два избирательных участка. Директор, прибегая к угрозам увольнения, вынуждал учителей школы голосовать по фальшивым открепительным в обоих избирательных участках, и при этом вбрасывать еще по 5 заполненных бюллетеней за # 6. Свои же следили, чтобы команда была выполнена. Моя бабушка и еще 3 учителей этой школы только сделали вид вброса (мол долго копались в сумке, свернули один выданный для голосования бюллетень, чтобы было не так заметно что он один…) Бабушку трясло. Два дня сбивали высокое давление. Доказательств, кроме как этих 10 «неиспользованных» бюллетеней с # 6, нет. Но Прокуратура плачет по директору школы # 635—

Irina Khristenko»

 

— «Владимирская область, г. Ковров

3.12.11 на территории режимного предприятия ОАО «ЗиД», корпус «И» 3й этаж было создано сразу 3 избирательных участка по постановлению ЦИК —

№ 756, № 757, № 758.

4.12.11 предприятие не работало — выходной, кроме охраны и диспетчерских служб. На работу прошли не более 50 человек, которые на эти избирательные участки не проходили и голосовали по месту жительства.

Наблюдателей на них не было. А результаты голосования на официальном сайте ЦИК — <…> Число избирательных бюллетеней, выданных избирателям в помещении для голосования 2883, 2973, 2895 соответственно

За Всероссийская политическая партия «ЕДИНАЯ РОССИЯ» проголосовало 2737, 2864, 2797 соответственно

Как могли пройти и проголосовать незаметно не режимном объекте 8398 человек и поддержать только «ЕР»? <…>

С уважением,
Александр Коврижных»

(Документы, аудио- и видеофайлы, координаты авторов писем — в распоряжении редакции)

 

Краткий перечень других распространенных нарушений со стороны властей и членов избирательных комиссий, не вошедших в наш ТОП-6:

— не оглашались данные подсчета по книгам избирателей;
— не состоялись итоговые заседания УИКов;
— комиссии несвоевременно вносили данные о погашенных бланках и подсчетах по списку пришедших избирателей;
— нарушалась процедура сортировки бюллетеней;
— на избирательных участках присутствовали представители администрации;
— многие комиссии не изготавливали копии протоколов;
— наблюдателям не показывали отметки в бюллетенях, предлагая «верить на слово»;
— протокол составлялся не в стенах участка, а подвозился готовым извне;
— во время выборов и подсчета голосов проводились консультации с вышестоящей комиссией или представителями администрации.

 

В этой подборке мы не привели и десятой части тех обращений, которые поступили в редакцию от наших читателей. На этой неделе мы закончим обработку корреспонденции, посвященной нарушениям на прошедших выборах, и вместе с документальными свидетельствами направим в Генеральную прокуратуру и Следственный комитет — с требованием провести проверки и возбудить уголовные дела.

Первая коробка доказательств — уже готова.

 

Первые иски поданы. Результат зависит от количества

Заместитель председателя ЦИК Леонид Ивлев заявил, что Центризбирком России проверит около 1700 обращений граждан с жалобами на нарушения на выборах в Госдуму. В интервью «Российской газете» он уточнил, что самое большое количество жалоб в Волгоградской области — 701. Однако, по его словам, даже выигранные в суде дела «погоды не сделают»: количество избирателей, проголосовавших на участках, откуда поданы жалобы на фальсификации, не превышает нескольких долей процента от числа проголосовавших.

Аркадий Любарев, независимый эксперт, поясняет «Новой», что суды неохотно принимают жалобы от наблюдателей, часто предпочитают их «замять». «По опыту прошлых лет скажу — если дело доходит до суда, там отвергают самую неотразимую аргументацию, и большая часть дел проигрывается. По моему мнению, эффективнее, чтобы жалобы подавали партии. Мы надеемся, что лед тронется после массовых недовольств и выступлений, и к рассмотрению жалоб о фальсификациях будет более осмысленный подход».

Первый в этой избирательной кампании иск о фальсификации итогов голосования в Москве отклонил 9 декабря Никулинский суд. Иск подал член УИК № 2615 от КПРФ с правом решающего голоса Василий Лабутин. По его словам, в итоговом протоколе у «Единой России» оказалось на 200 голосов больше, чем было на самом деле, а показатели других партий были в разы занижены. Также наблюдатели видели вбросы.

Еще один иск подан в Москве в Симоновский суд с просьбой признать недействительными результаты выборов на участке, где член УИК Дмитрий Черный заметил сложенные вместе бюллетени, а итоговый протокол отличался от реального положения дел.

Аналогичный иск подал главный редактор газеты «Мой район» Дмитрий Сурнин, который был наблюдателем. На его участке «Единая Россия» набрала 24%, а в итоговом протоколе оказалось, что больше пятидесяти.

Москвич Максим Петроневич также будет судиться, так как на участке за «Яблоко» проголосовали как минимум 10 человек, а по протоколу — в 2 раза меньше. Такой случай распространен: например, корреспондент «Новой» Ольга Боброва вместе со своими двумя родственниками проголосовала на одном участке за «Яблоко», посмотрели после в протокол — там голосов было меньше. Она уверена, что украли не только ее голос, среди соседей точно были проголосовавшие за эту партию. Такая же история на другом московском участке произошла и с заместителем директора «Новой газеты».

Следственный комитет РФ уже возбудил уголовное дело по факту вброса бюллетеней на избирательном участке № 2120 в Краснодаре. Член партии ЛДПР при подсчете голосов обратил внимание на 92 сложенных вместе бюллетеня за «Единую Россию».

Отдел политики

 

«Мы можем доказать!»

PhotoXPress

Президент и премьер утверждают, что о реальных фактах фальсификаций на минувших выборах им ничего не известно. А если что и есть, то это так, мелочи, на результат не оказавшие заметного влияния.

«Справедливая Россия» готова предоставить документальные данные об украденной у нее победе и десятках тысяч голосов, жульнически отнятых у ее избирателей в Санкт-Петербурге

«Воры и жулики украли победу!» — так со страниц своего блога развернула поствыборную борьбу с несправедливостью лидер регионального отделения партии «Справедливая Россия» в Санкт-Петербурге и замглавы партийной фракции в Госдуме Оксана Дмитриева.

 

Мы должны были победить на выборах в Петербурге, и мы побеждали до 3 часов ночи 5 декабря. Мы побеждали после всех вбросов, «каруселей», массового подкупа и устилания пледами и наборами постельного белья почти всех районов Санкт-Петербурга. Мы побеждали, несмотря на голосование по почте и организацию закрытых участков на предприятиях, мы побеждали, несмотря на вакханалию со списками избирателей и нехватку бюллетеней на участках, — утверждает лидер питерских эсеров, занятая все последние дни пересчетом протоколов и анализом выборных итогов.

По заверениям депутата, к середине ночи власть в спешном порядке переписала протоколы участковых избирательных комиссий и заставила председателей сделать новые.

— Там, где председатель участковой избирательной комиссии отказывался это делать, в ГАС «Выборы» вводили произвольную информацию без всяких протоколов, — рассказывает Дмитриева.

Несмотря на то что наблюдателей от «Справедливой России» избивали и арестовывали, запугивали и перекупали, запирали на несколько часов, партия имеет протоколы практически по всем из 1870 участков Санкт-Петербурга. Это уникальная ситуация, потому что, как правило, массовые фальсификации очень трудно документально доказать. «Мы можем!» — с твердой уверенностью пишет в блоге член комитета Госдумы 5-го созыва по бюджету и налогам.

У нас есть документальные доказательства несоответствия данных протоколов, выданных наблюдателям с печатями и подписями, данным, введенным в ГАС «Выборы» по 221-му участку, — сообщает Дмитриева, отмечая, что речь идет о 38 тысячах украденных голосов у «Справедливой России» и переписанных на счет «Единой России». Примерно столько же и украденных голосов за счет явных вбросов. Так, например, в одной школе «Единая Россия» набрала 90% голосов сразу на трех участках, а в соседней школе — лишь 20%.

— На сегодняшний день мы имеем множество оставшихся без внимания обращений в Следственный комитет с сообщениями о совершении преступлений и около 40 нерассмотренных жалоб в горизбирком, — сообщила «Новой» Дмитриева.

На основании этих заявлений сейчас готовится обобщающий иск в городской суд на отмену выборов или пересчет голосов. Предположительно, он должен быть подан сегодня.

— У нас есть реальная возможность требовать отмены итогов выборов потому, что существенные нарушения исказили волеизъявление граждан на более чем 25% участков. Но что решит наш справедливый суд — это уже другой вопрос.

 

Тем временем

Игорь ЯКОВЛЕВ, пресс-секретарь «Яблока»:

— Партия направила восемь заявлений в семь районных судов Москвы. Мы требуем отменить результаты выборов на восьми избирательных участках. Данные итоговых протоколов, выданных там наблюдателям, не соответствуют официальным результатам. «Единой России» на этих восьми участках «приписали» 2189 голосов. Из них 663 голоса вычли из результатов «Яблока» (на четырех участках). Но это только первая порция заявлений. В середине недели мы собираемся подать еще 20 жалоб.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera