Расследования

Михаил ВОЙТЕНКО: «Мне обещали «отрезать голову», если я буду продолжать писать о трагедии на «Кольской»

Складывается впечатление, что кому-то очень сильно не хочется объективного расследования обстоятельств гибели «Кольской»

Фото: «Новая газета»

Политика

Михаил ВойтенкоМорской эксперт, обозреватель «Новой»

 

У меня складывается впечатление, что кому-то очень сильно не хочется объективного расследования обстоятельств гибели «Кольской»

Рассказывает Михаил ВОЙТЕНКО, главный редактор журнала «Морской бюллетень»:


Родственники и другие заинтересованные стороны выражают озабоченность ситуацией с расследованием трагедии на «Кольской». По моим данным, судовой журнал, спасенный старшим помощником буровой, «затерялся» у следователей СК. Статью, приведенную ниже, я опубликовал на сайте «Морского Бюллетеня» 25 декабря. Заметка привлекла внимание. После ее опубликования в мой адрес стали поступать угрозы с обещаниями расправы в случае, если я «не заткну свое хайло и не перестану писать о Кольской». Обещают отрезать голову. У меня складывается впечатление, что кому-то очень сильно не хочется объективного расследования обстоятельств гибели «Кольской».

 

Сама статья Михаила Войтенко

Что случилось на затонувшей буровой, кому выгодно сокрытие информации


Стали известны некоторые подробности гибели буровой «Кольская». Караван нормально следовал по маршруту, несмотря на наступление штормовой погоды. Затем было принято решение изменить курс и подвернуть на юг - очевидно для того, чтобы следовать по волне, то есть не подставлять правый борт буровой волнению. Далее произошедший разрыв пряди буксирного троса основного буксировщика (ледокола Магадан) заставил буксировщиков снизить скорость, а затем и вовсе лечь в дрейф. Буровую поставило лагом к волне. Достаточно быстро ударами волн были повреждены конструкции, в частности фальшборт. Поврежденные конструкции, по всей видимости, срезали гусаки танков, в те начала поступать вода. Сама буровая получила дифферент на нос, усилилось разрушение верхних конструкций… В результате в дело вступил фактор, который англичане в своем исследовании по безопасности СПБУ назвали «green water» – захлестывание волной верхних конструкций и палуб, разрушение конструкций не только волнами, но и перемещением различных сорванных с креплений предметов. Ситуация стала быстро ухудшаться. Нефтегаз-55 аварийно отдал свой буксир и направился к «Кольской» для спасения людей. Буксир начал сближаться с буровой непосредственно для спасения людей, уже собравшихся на верхней палубе и одетых в гидрокостюмы. Но в это время один из персонала буровой выпрыгнул за борт. Нефтегаз-55 занялся его спасением, поднял его из воды и вновь пошел на сближение с «Кольской». Еще двое прыгнули за борт, «Нефтегаз-55» опять отошел от буровой и занялся их спасением. Буквально в то самое время, когда они были извлечены из воды, буровая легла на борт, основную массу людей, приготовившихся к эвакуации, накрыло рухнувшей вышкой буровой. Драгоценные минуты для спасения всех людей на буровой ушли на спасение трех человек, у которых не выдержали нервы.

За час до гибели буровой танки, в которых возникла трещина при перевозке буровой из Мурманска в Магадан летом этого года, были сухими.

Из имеющихся данных можно предположить, что главным фактором гибели буровой стал разрыв пряди буксирного троса и последующий дрейф, в ходе которого буровую поставило лагом к волне. Вызывает сомнения решение капитана подвернуть на юг еще в то время, когда с тросом было все в порядке.

Следствие ведут 4 комиссии от четырех ведомств, во главе комиссии Следственного комитета. Как при таком изобилии комиссий и неопределенности всего механизма расследования ЧП можно максимально полно установить картину происшедшего и найти истину, совершенно непонятно.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera