Сюжеты

Итак, народный референдум!

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 09 от 30 января 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

Михаил Горбачевпервый президент СССР

Декабрь 2011 года изменил общественно-политическую ситуацию в России. Общество пробудилось. Оно заявляет о своих правах. Если поначалу власть надеялась пережить протесты, то вскоре стало ясно: не получится. Не «пронесёт». Пришлось реагировать. Наверное, был соблазн прибегнуть к силовым действиям, но разум взял верх. Предпочли маневрировать, признав массовые протестные акции свидетельством демократической зрелости общества...

Народ должен решить!

Декабрь 2011 года изменил общественно-политическую ситуацию в России. Общество пробудилось. Оно заявляет о своих правах. Если поначалу власть надеялась пережить протесты, то вскоре стало ясно: не получится. Не «пронесёт».

Пришлось реагировать. Наверное, был соблазн прибегнуть к силовым действиям, как раньше, но разум взял верх. Предпочли маневрировать, признав массовые протестные акции свидетельством демократической зрелости общества. Но простые и понятные требования протестующих — отменить сфальсифицированные выборы и назначить новые — власть отказывается принять.

Дело между тем не только в возмущении граждан подтасовкой результатов выборов. За ним просматривается нечто еще более важное: недовольство наиболее просвещенной части городского населения существующей властью, теми способами, методами и средствами, которые она использует. Люди хотят не просто смены конкретных лиц, повинных в фальсификации, но и изменения политической системы.

Учитывая характер выдвигаемых требований, направленных не только против конкретных лиц, но и против выстроенной ими «вертикали власти», можно говорить о том, что страна переживает серьезный политический кризис. А поскольку пресловутая «вертикаль» возникла в рамках действующей Конституции, то это также и конституционный кризис.

Власти определились в своей стратегии: «сосредоточиться», сохранить статус-кво, обеспечить избрание В.Путина президентом. Использовать для этого все тот же административный ресурс и медийные пропагандистские средства, ориентируясь на так называемое «путинское большинство».

Развитие событий со всей остротой ставит перед теми, кому не безразлична судьба Отечества, вопрос: что дальше? Какие задачи стоят перед гражданским обществом после президентских выборов?

1.

Чтобы двигаться дальше, выстраивать перспективу, нужно держать в поле зрения главное, четко определиться в принципиальных вещах.

Важнейшая стратегическая задача видится в том, чтобы изменить характер властных отношений, исключив возможность монополизации власти любым человеком или группой лиц. В демократическом государстве не должно быть так, чтобы одна партия или «группа единомышленников» приватизировала власть. Власть не должна стоять над обществом, над законом.

Что же нужно, чтобы однажды утвердившаяся «на Олимпе» власть перестала быть «безальтернативной»? Недавно в «Новой газете» Игорь Клямкин, Михаил Краснов и Лилия Шевцова высказали мнение, что эта задача не может быть решена в юридических границах действующей Конституции с ее суперпрезидентской направленностью. Их критика ряда положений нынешнего Основного закона РФ убедительна.

Им возражают те, кто считает, что пересматривать основы конституционного строя резона нет. Конституция РФ провозглашает принципы правового, социального, светского государства, где власть исходит от народа; признает идеологическое и политическое многообразие, многопартийность, конфессиональный плюрализм; гарантирует широкий спектр демократических прав и свобод человека и гражданина.

Но вот вопрос: почему же эти конституционные принципы и права постоянно нарушаются и выхолащиваются? Как получается, что их игнорируют, попирают те, кто решает судьбы страны в своем узком кругу? Ответ простой: власть оторвана от общества, она замкнута на себя, на самосохранение. Сплошь и рядом верх берет известная нам из прошлого практика, когда считалось, что цель оправдывает средства…

Придерживаясь буквы и духа основ конституционного строя, нужно направить усилия на изменение сложившейся структуры властных отношений. Конституция 1993 года принималась в условиях яростной борьбы исполнительной власти в лице президента Ельцина с законодательной, представленной Верховным Советом. Победившая исполнительная власть продиктовала общую конструкцию властной структуры — демократическую по форме и авторитарную по сути, наделив президентскую власть фактически неограниченными полномочиями.

Было бы наивно полагать, что страна с длительной традицией самодержавного и авторитарного правления (и мышления) может сразу, одним махом выйти на политическую систему, отвечающую всем требованиям парламентской демократии. Но к этому надо стремиться, если мы всерьез заинтересованы в политической модернизации.

2.

Один из парадоксов современной политической ситуации в России в том, что выплеснувшееся наружу возмущение граждан подтасовками на думских выборах стремятся оседлать и использовать праволиберальные круги. Рост протестных настроений в обществе они восприняли как одобрение политики 90-х, как шанс на ее возобновление сегодня.

Правые уповают на магию «свободного рынка», требуют продолжения приватизации, сокращения роли государства в экономике и социальной сфере, ограничения социальных расходов. В их ценностных приоритетах на первом месте — частная собственность, личное обогащение, самые высокие стандарты индивидуального потребления, оправдание социального неравенства. От государства они ожидают защиты основанного на этих «ценностях» порядка.

Между тем большинство россиян отдает предпочтение требованиям, которые принято определять как «левые». Широко распространено мнение о несправедливости сложившегося общественного устройства. Вызывает недовольство крайняя степень имущественного неравенства. Люди хотят, чтобы в стране соблюдался принцип равенства возможностей, равенства граждан перед законом.

Среди приоритетов гражданских прав на первом месте — социальные, «левые» права: право на бесплатное образование и медицинскую помощь, на обеспечение в старости, при болезни, право на труд и достойную его оплату. Левые взгляды — это настрой на развитие общества в интересах большинства, на улучшение качества жизни основной массы населения, на приоритет нравственных гуманистических ценностей перед узко понятой «рыночной эффективностью».

Правые склонны третировать позиции левых политиков как «социальный популизм», питаемый «социальной завистью», стремлением «отнять и поделить». Высокомерие самонадеянной «элиты» может дорого стоить обществу. Системный кризис мирового капитализма, как и ситуация в российской экономике указывают на то, что проблема выбора стратегии социально-экономического развития не утратила своей актуальности.

3.

Выбор стратегии — это выбор будущего. Сегодня, в век ускоряющихся темпов технологических и социальных изменений, от представлений о желаемом будущем во многом зависят и подходы к решению насущныхпроблем настоящего.

Какую повестку дня на будущее предлагает власть? Проект предвыборной программы Путина, как и его статья в «Известиях», свидетельствует о намерении сохранить всё как есть, внеся лишь кое-какие «коррективы». Основные положения этой программы не вызывают возражений в праволиберальных кругах.

Утвержденный Госдумой прежнего состава бюджет на 2012—2014 годы предусматривает существенное перераспределение государственных расходов в пользу силовых структур — за счет социальных расходов (образования, здравоохранения, ЖКХ). Эти установки идут вразрез с требованиями времени, обусловленными становлением постиндустриального общества, «экономики знаний», с необходимостью опережающих инвестиций в развитие человека — в образование, науку, здравоохранение, в социальные услуги.

В ХХ веке Россия «испробовала» две противоположные модели общественного развития. Советский «государственный социализм» позволил продвинуть вперед индустриализацию страны, но ценой огромных человеческих и материальных потерь. Запущенная в начале 90-х неолиберальная модель, рассчитанная на повышение эффективности производства, привела к неприемлемому росту социального неравенства, к поляризации богатства и бедности.

Возможен ли какой-то другой путь? Опыт стран Западной Европы, особенно Скандинавских стран (не лишенный, конечно, противоречий и проблем), позволяет дать утвердительный ответ на этот вопрос. Условия функционирования рынка и частного капитала должны определяться обществом, а не наоборот, т.е. в соответствии с давно известной простой и ёмкой формулой: «Рыночная конкуренция — насколько возможно, планирование — насколько необходимо».

Чтобы рыночная конкуренция в России действительно заработала, надо освободить бизнес, особенно мелкий и средний, от административного произвола. Но нельзя освободить государство от выполнения им своих социальных обязанностей, объем которых увеличивается по мере усложнения общества, появления новых общественных потребностей (безопасность, инфраструктура, экология и пр.), которые не могут быть обеспечены рынком.

В обществе, как показали итоги думских выборов, растет запрос на политику в духе социал-демократического проекта. На политику, которая предполагает сочетание рынка и частного предпринимательства с активной ролью государства в экономической и социальной сфере. Такой подход присутствует и в программах ряда российских партий. Если учитывать также преобладающую ценностную ориентацию общественного сознания, то почва для социал-демократического консенсуса — налицо.

Одним словом, речь идет о создании общества, в котором комфортно было бы всем российским гражданам — независимо от социального положения, этнической принадлежности или веры. Отвечающую этой цели политику могли бы поддержать не только политики, разделяющие социал-демократические ценности, но и представители других политических сил.

4.

Роль партий сегодня — важнейшая, особая тема. Кажется, теперь уже все признают, что условия их формирования и характер их деятельности должны быть изменены. Общество нуждается в таких партиях, которые способны интегрировать и выражать мнения рядовых граждан, их интересы и устремления, искать компромиссные решения там, где возникают неизбежные расхождения и столкновения интересов.

В партийной структуре не должно быть, на мой взгляд, «партии начальства», отождествляющей себя с государством, а интересы общества — с интересами разросшейся и очень коррумпированной российской бюрократии. Партии должны быть «отделены от государства». Быть или не быть партии (если она действует в конституционном поле) — должны решать не чиновники, а граждане, через механизм выборов.

Только при этом условии и при непременном обеспечении свободы и независимости СМИ, в том числе электронных, станут возможными честные и свободные выборы, реальная конкуренция политических партий за право участвовать в управлении государством, подотчетность и сменяемость власти, т.е. нормальное функционирование политической системы.

Мне видится появление в России новой, сильной демократической партии, способной взять на себя инициативу обновления Конституции, которое диктуется самой жизнью.

Реальный путь к этому — референдум. Вот что говорится в Законе о референдуме: «Референдум наряду со свободными выборами является высшим непосредственным выражением власти народа». На референдум можно вынести один вопрос: поддерживаете ли вы политическую и конституционную реформы, которые ликвидировали бы «самодержавие» и гарантировали народовластие?

* * *

Итак, народный референдум!

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera