Сюжеты

«За закрытыми дверями по пять человек обрабатывали»

Монолог учительницы, которую вынудили уволиться из-за «неправильного поведения» на избирательном участке

Этот материал вышел в № 08 от 27 января 2012
ЧитатьЧитать номер
Общество

Людмила РыбинаОбозреватель, rybinal@yandex.ru

 

Монолог учительницы, которую вынудили уволиться из-за «неправильного поведения» на избирательном участке

Как кошмарили председателей участковых избирательных комиссий, рассказала «Новой» учительница одной из школ Василеостровского района Санкт-Петербурга.

— Я была председателем участковой избирательной комиссии в своей школе  14 лет. Такого не было еще никогда. Большинство председателей оказались новые. И почти все — директора. Вызывали нас почему-то не в ТИК, а в Социальный центр и за закрытыми дверями по пять человек обрабатывали. (Как объяснила «Новой» Нелли Вавилина, председатель Василеостровского отделения «Справедливой России», эти совещания проходили в Социальном центре, потому что  руководитель Василеостровского отдела соцобеспечения Галина Королева была заместителем председателя ТИК №2. По результатам «проделанной работы» она получила повышение и заняла должность заместителя главы администрации Василеостровского района. — Л.Р.)

На этих обработках всегда была начальник отдела образования района Наталья Назарова и член горизбиркома, который представлялся Сергеем Викторовичем. Накачки были фантастические. «Должна победить «Единая Россия». Вы всё должны для этого сделать». Я спросила: «Вы к чему нас призываете? Нарушить закон?» Начальник отдела образования, не стесняясь, говорила: «Вы чего голову морочите? Всегда так делалось». Но за 14 лет работы в комиссии я никогда ничего такого не делала. Вскройте все мои пакеты за прежние выборы, все сойдется.

Нам стали предлагать варианты. Начали прямо: «Назовите цену вопроса». А я на это сказала: «Ни один депутат не стоит того, чтобы я за него села в тюрьму. Работайте так, чтобы за вас проголосовали, чтобы люди шли на выборы. Направьте эти деньги на то, чтобы залатать дыры — подъезды подремонтируйте…» А на это мне Сергей Викторович говорит: «Что вы боитесь, были выборы Матвиенко, я там такое провернул, и ничего…» Уверенность в безнаказанности полная.

«Вы должны указать наблюдателям место у дверей». Я возражаю: «Так нельзя». Назарова парирует: «Вы должны».

Предлагали вбросить 200 бюллетеней. Я возмущалась. Тогда сказали: «За вас вбросят. Мы устроим у вас «карусель».

Мы с председателем второй участковой комиссии из нашей школы отказались от этих махинаций.

Звонит Морозов – председатель ТИК и срочно вызывает: Назарова сказала снимать нас с председателей… Помчались туда. С нами общалась Галина Королева. «Да что вы из себя строите?» — это было самое мягкое выражение. «Вы что, хотите быть белыми воронами?» Я сказала: «Да лучше быть белой вороной, чем в г…не». И тут Королева — Морозову: «Коля, зачем ты их взял, если с ними нельзя договориться?» Я говорю: «Я не хочу в тюрьму». «У нас сильная команда юристов, в суде вас отмажут». — «Ах, у нас еще и суд будет?»

Сами выборы были очень трудными. Я очень боялась, что в наши урны будет вброс. Наблюдателей посадила так, чтобы им было хорошо видно, сама маятником ходила по залу, не уходила с избирательного участка.

Все прошло нормально, повезли протоколы в ТИК. Все прошлые годы я приезжала из ТИК самое позднее — в 12 ночи. В этот раз мы вышли из ТИК только в 6.30 утра. Сдать документы недолго, если все в порядке. Но что пережили в эту ночь — не передать. Сначала как всегда сдали в архив бюллетени — в главном корпусе районной администрации. А вот потом с протоколами нас направили во второе здание. Там в коридоре сидели председатели комиссий в очереди в кабинет, в котором Назарова с Сергеем Викторовичем из горизбиркома просматривала протоколы. (Назарова не член ТИК.)

Потом, видимо, кто-то приехал в администрацию, нас всех согнали в тупиковый коридорчик и во всем здании выключили свет. Видимо, чтобы не заходили в этот корпус. Наверно, невозможно было объяснить кому-то, на каком основании Назарова «проверяла» протоколы. Когда мы зашли в кабинет, Назарова швырнула протоколы со словами: «Здесь ничего нельзя сделать». 

…А через пару недель стали в школе делить годовую премию. Нам тоже выписала директор. Обычно эти премии не смотрят в райотделе образования, а тут… Нашему директору сказали: «Их увольнять надо, а вы им премию выписываете? Снимите!»

Директор попыталась возражать. Но руководитель райотдела подготовилась. У меня сын женился на учительнице нашей школы, и сам за мизерные деньги ремонтировал в нашей школе оборудование. Так директору Назарова сказала: «Что это ты там развела семейственность, буду на тебя подавать документы в отдел по борьбе с коррупцией».

Я спросила директора: заявление писать? Она сказала: заявление с отказом от премии. Мы написали. А следом я подала заявление об уходе. Моя коллега тоже дорабатывает последние дни и будет уходить. Теперь у наших двух комиссий новые председатели: директор нашей школы и еще зав. детским садом.

У меня был одиннадцатый, выпускной класс, который я вела пять лет. Я, должна была им объяснить, что я их не предаю, уходя в середине года. И я им все рассказала. (Плачет.) А они меня только спросили: «Как можно дальше жить?» «По совести. Не давайте никому ставить себя на колени, иначе всю жизнь будете на коленях». 

 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera