Расследования

Органы оказывают услугу

Особо активных заявителей всегда можно успокоить уголовным делом о ложном доносе

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 11 от 3 февраля 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

 

Особо активных заявителей всегда можно успокоить уголовным делом о ложном доносе

Петр Саруханов — «Новая»

Андрей КОПЫЛОВ

 

Кажется, все уже было в новейшей российской судебной практике. Но такое, чтобы гражданина сажали в СИЗО за сам факт обращения в полицию и прокуратуру, припомнить сложно. Тем не менее 20 января Таганский районный суд города Москвы вынес решение о заочном аресте предпринимателя Анатолия Локтионова, который оказался виновен в том, что слишком настойчиво требовал от правоохранительных органов действий, а не волокиты.

 

Суд под копирку

В конце прошлой недели Таганский районный суд города Москвы вынес решение о заочном аресте совладельца ЗАО «Нафтатранс» Анатолия Локтионова. Такой неожиданный оборот приняло уголовное дело о ложном доносе, заведенное на предпринимателя после того, как тот обратился в правоохранительные органы с требованием расследовать вывод другими акционерами из компании крупной денежной суммы. По мнению адвокатов, дело Локтионова может иметь серьезные последствия: граждане просто перестанут искать защиты от беззакония у правоохранительных структур.

После окончания судебного заседания защита Локтионова не скрывала своего разочарования. «В течение всего заседания мы пытались донести до суда, что не просим дать конкретную правовую квалификацию всем имеющимся доказательствам, а хотим, чтобы суд попытался просто взглянуть на это дело, чтобы убедиться, что никаких объективных предпосылок даже к существованию уголовного дела нет, поскольку нет преступления. Но суд решил иначе», — так прокомментировал вынесенный вердикт адвокат Максим Платонов.

А адвокат Станислав Арбузов в процессе заявил о том, что, по его мнению, дело носит заказной характер: «Я не хочу никого обижать, но получается, что правоохранительные органы оказывают услугу. Притом услуга эта не отвечает интересам работы, предписанной им законом». И у него есть основания так думать. Таганский суд вынес постановление об изменении меры пресечения Анатолию Локтионову с подписки о невыезде на заключение под стражу, притом что никакой подписки Анатолий Локтионов не давал. И не мог дать, так как ведущий дело следователь СО УВД ЦАО г. Москвы Д. Мещеряков «оформил» подписку о невыезде заочно, когда предприниматель находился в Европе на лечении. На суде Мещеряков даже не смог подтвердить документально, что об избрании подобной меры пресечения Локтионов был хотя бы уведомлен. А его адвокаты узнали об этом факте 20 января 2012 года, в день заседания суда.

Кроме того, обосновывая необходимость заключения Локтионова под стражу, Мещеряков указал, что 16 февраля 64-летний предприниматель не явился для проведения следственных действий. Но сторона защиты полностью опровергла это заявление, представив суду соответствующие документы.

Других доводов обвинить Локтионова в противодействии следствию не нашлось. Однако судья Светлана Боженок, по словам адвокатов предпринимателя, просто повторила в своем решении ходатайство Мещерякова.

 

Откуда ноги растут

История началась в 2009 году, когда Анатолий Локтионов, совладелец компании «Нафтатранс», занимающейся перевалкой нефти в Краснодарском крае, усомнился в законности сделок, проведенных его деловыми партнерами — Николаем Буханцовым (представителем губернатора Санкт-Петербурга Георгия Полтавченко в Москве) и Анатолия Тернавского. Николай Буханцов фигурирует как один из ключевых персонажей обширного расследования «Новой газеты» (№№9, 10, 11 за 2009 год) о негласных хозяевах чеченского нефтяного комплекса. В 2002–2003 годах он возглавлял «коррупционноемкое» управление Минэнерго, куда стекаются данные по квотам, экспортным сделкам, отгрузкам и добыче нефти по всему ТЭК России. В тот период Буханцов был советником экс-министра энергетики Игоря Юсуфова, возглавлявшего совет директоров «Роснефти». С появлением в 2004 году в госкомпании Игоря Сечина и Буханцов, и Юсуфов потеряли там свои позиции. Важно понимать, что сегодня бизнес Буханцова миновал золотую пору и отягощен многочисленными судебными делами и обстоятельствами самого неприглядного свойства.

Итак, партнеры приобрели у ООО «Земельная компания» на имя «Нафтатранса» 256 га земли. Пикантности торговой операции придало то, что и Локтионов, и Буханцов, и Тернавский являются учредителями «Земельной компании», созданной в рамках проекта по строительству НПЗ. Однако деньги от сделки получили лишь двое из компаньонов. Буханцов — более 166,3 млн руб., Тернавский — более 66,5 млн руб. При этом рыночная стоимость проданных земель не превышает и 84 млн руб.

Узнавший об этом задним числом Анатолий Локтионов, естественно, решил по закону добиться отмены сделки, проведенной без его одобрения. А действия партнеров расценил как попытку посредством мошенничества довести «Нафтатранс» до банкротства. Предприниматель встретился с прокурором Краснодарского края Леонидом Коржинеком, который пообещал разобраться и передал заявление Локтионова в ОВД по Кавказскому району.

Через полтора месяца, не получив никакого ответа, Анатолий Локтионов обратился уже в ГУ МВД РФ по ЮФО. Тут и прокуратура опомнилась, но как-то странно: сначала пришло уведомление об отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела, а чуть позже — сообщение о том, что материалы направлены в ОВД на дополнительную проверку.

Не будучи уверенным в том, что по его заявлению ведется работа, Локтионов подал заявление уже в ГУВД Москвы. А позднее, в июле 2010 года, обратился и в генпрокуратуру с жалобой на волокиту в следственных органах. Только тогда правоохранители зашевелились. Анатолия Локтионова вызвали для дачи объяснений «по поручению ОВД Кавказского района», а чуть погодя краевая прокуратура снова оповестила его об отказе в возбуждении дела.

Но в ноябре 2010 года в следственный отдел УВД ЦАО города Москвы с заявлением о ложном доносе обратился Анатолий Тернавский. И чуть ли не мгновенно было возбуждено уголовное дело по факту, т.е. против неустановленного лица.

 

Экспертиза показала

Между тем заявления Локтионова, которые следствие рассматривает как «ложный донос», прошли экспертизу в АНО «Содружество экспертов» («Содэкс») при МГЮА им. О.Е. Кутафина. В экспертном заключении от 17 февраля 2011 года академик РАЕН, доктор юридических и филологических наук, профессор Елена Галяшина приходит к следующим выводам. Во-первых, в «письменных текстах заявлений Локтионова А.Г. в правоохранительные органы по факту хищения у него денежных средств высказываний о виновности Буханцова Н.П., Буханцова А.Н., Тернавского А.А., Колесника С.Н., Белопахова А.А. в совершении преступления не имеется». Во-вторых, «текст обоих заявлений направлен на дачу правовой оценки конкретных событий и фактов, описываемых автором, на установление конкретных лиц, виновных в совершении в отношении него деяний, которые расцениваются автором как преступления, привлечение виновных к уголовной ответственности, на инициацию проверки высказанного Локтионовым А.Г. суждения».

Можно ли считать законное требование дать ситуации правовую оценку ложным доносом?

«В данном случае имеет место несовершенство законодательства, которое фактически позволяет должностным лицам, в том числе и сотрудникам следственных органов, творить правовой произвол, — говорит о деле Анатолия Локтионова заслуженный юрист РФ, полковник милиции в отставке Андрей Борбат. — Ведь теоретически применять эту статью недобросовестный следователь может и для того, чтобы несколько «успокоить» заявителя, например, если тот настойчиво ищет справедливости. Причем сначала в отношении него можно возбудить дело по ст. 306 УК, а затем заключить «сделку»: дескать, мы в отношении тебя дело о ложном доносе прекратим, а ты, в свою очередь, жаловаться перестанешь».

«По делу же Локтионова, исходя из представленных мне материалов, могу сказать, что состав преступления, предусмотренный статьей 306 УК РФ, не усматривается», — резюмирует Андрей Борбат.

Отсюда «дурацкий» вопрос: а нет ли в деле Локтионова коррупционной составляющей? Кошмарить одних бизнесменов, сажая их в СИЗО, в интересах других бизнесменов стало в России «хорошей» традицией. «Важно, насколько действующая власть в состоянии бороться с этими негативными явлениями. А она обязана это делать в обществе в целом и в себе самой», — так, к примеру, в конце прошлого года прокомментировал необходимость борьбы с коррупцией премьер Владимир Путин.

Отметим, что «общество в целом» устало от коррупции, похоже, несколько больше, чем «действующая власть». Потому что на театр «правосудия», в котором дело Локтионова стало плохим спектаклем, ни одно правоохранительное лицо адекватно не прореагировало. Но нужно отдать должное самому Анатолию Локтионову: по словам его адвокатов, он не намерен отказываться от борьбы. Теперь уже не только с недобросовестными партнерами, но и с коррупцией, которая стоит между гражданином и законом.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera