Мнения

Объявление войны. Еще холодной, но уже с оскалом. Чего требовали ораторы на Поклонной

4 февраля 2012 года станет переломным в истории России. В этот день Кремль открыто объявил войну несогласным. Это сделали с помпой: из-за угла, в спину, чужими руками

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 13 от 8 февраля 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр РубцовНовая газета

 

Раньше это были корявые шуточки человека, который и сам не верит в то, что говорит. Ну, если только чуть-чуть. Теперь всем объявили совершенно всерьез, на голубом глазу и с диким, болезненным надрывом: оппозиция проплачена, ее цель ослабление и развал России; угроза сугубо внешняя, и она реальна! Все другие проблемы людей и государства меркнут перед этой напастью...

Фото: Юлия Балашова — «Новая»

Вызов

Пока люди радовались размаху шествия, светлым лицам и находкам в жанре анти-Пу, произошло следующее:
 
— маневрами на Поклонной власть открыто, без скабрезных острот, но мрачно и всерьез подтвердила курс на конфронтацию с несогласными, а по сути — со всем креативным классом России;
 
— она также удостоверила свою политическую и моральную верность курсу декабрьских выборов — фальсификату и манипуляциям как основе стратегии и тактики;
 
— шершавым языком якобы режиссера она озвучила свою новую идеологию, совершенно сталинскую по форме, сути и способу легендирования внешней угрозы и схватки с врагами народа. 
 
Тем самым конфликт перевели в новое качество. Это называется объявление войны. Пока еще холодной и в маске, но уже с оскалом. 
 
Благодушные граждане этого не заметили. Они просто не поняли, что, начиная с субботы, все они по формальной квалификации Кремля стали иностранными наемниками и агентами влияния. Возможно, смысл и силу этого заявления не вполне осознали и в самой администрации. Хотя и мизерный, но остается шанс, что этот злобный, дурной выпад отчасти еще можно списать на тупость нанятых пропагандистов, на отсталость и примитивизм трудяг идеологического фронта, не умеющих ничего своего и привыкших действовать в тылу врага, а чаще за спинами декламаторов и носителей транспарантов. Поэтому наш анализ призван перевести послание с Поклонной на общепонятный язык и для самой власти. Если к команде премьера хоть как-то применимо выражение «не ведают, что творят», то, возможно, для этих людей еще не все потеряно в этой жизни. И в той.
 
Петр Саруханов — «Новая»

Паника осады: премьер в кольце врагов

 
Казалось бы, мы не услышали ничего нового про цветную угрозу, Госдеп и продажность Болотной и Сахарова, а теперь еще и людей в Питере, в других городах страны. Однако раньше это были скорее корявые шуточки человека, который и сам не верит в то, что говорит. Ну, если только чуть-чуть. Теперь же всем отчетливо показали, что это главный лозунг кампании «лидера», а значит, и всей официальной идеологии Кремля. Если раньше премьер мог тупословить про «малую денежку», мило улыбаясь и радуясь повышению благосостояния студентов, то теперь всем объявили совершенно всерьез, на голубом глазу и с диким, болезненным надрывом: оппозиция проплачена, ее цель ослабление и развал России; угроза сугубо внешняя, и она реальна! Все другие проблемы людей и государства меркнут перед этой напастью, как звезды в лучах восходящего солнца. Раньше на такое лишь намекали в беседах с миллионной аудиторией, но с претензией на камерность, с подмигиванием. Здесь же согнали многотысячную толпу, озвучили перед ней весь этот бред со страшными, перекошенными лицами, в истерическом крике, а потом показали этот вопль ужаса на всю страну и на весь мир. По всем государственным каналам. Ну, не идио... листы? Поскольку всем ясно, кем этот пленэр готовился, теперь уже вовсе нет оснований не считать эти выкрики официальной позицией Кремля. 
 
Каждый поживший политработник понимает: это прямое возрождение идеологических штампов сталинской эпохи: страна в кольце врагов и враг уже внутри; если его тряхнуть, он сам признается, что завербован японской спецурой на убийство Кирова, Чурова и взрыв домика в Геленджике. Просто надо иметь мужество договаривать тему до конца и отвечать за слова. Тем более, что эти слова стали рефреном на пропутинском митинге, проштампованы путинской (уже не медведевской) администрацией и не могли в качестве генеральной линии спецпропаганды пройти без ведома клиента. Мы же не дети! И они тоже.
 

За еще одни честные выборы!

 
Идея перехвата лозунга понятна, но и опасна для власти. Как воспринять такой порыв к честности, если у порывающихся вовсе заблокированы слова: оккупация эфира, фальсификации, подтасовки, под-мена протоколов, давление на членов ко-миссий и наблюдателей, расследование манипуляций, отставка, пересмотр и отме-на результатов? Или это какая-то другая «честность», и обратной силы не имеет? 
 
Этот тупой плагиат требований Болотной и Сахарова не содержит ничего, кроме перехватить и заболтать. Но он сообщает, что режим ставит точку на истории с прошлыми выборами: честными мы будем потом (если захотим), а те преступления мы, так и быть, сами себе прощаем. 
 
Как говорил Карцев, это какой-то... позор! Если выборы честные, то люди не кричат, а идут и голосуют. Если же они кричат, то выборы нечестные. Тогда против кого вопят спикеры Поклонной? Против своих нанимателей? Если все «за», то кто «против»? Это как прийти в хороший ресторан с плакатом «За вкусную еду!» и, пугая всех, устроить там жуткое орево. 
 
Перехват получился дурной. Если так грубо ответить на массу фактов и запрос приличных людей, тему не только не оставят, но раскрутят назад. Напомнят, что Чуров и прочие не более чем живые инструменты, часто с выкрученными руками, запуганные. Потом окажется, что и главный бенефициарий всей этой махинации («Единая Россия»), всего лишь марионетка администрации, которая действует в интересах конкретных лиц и даже лица. И тогда это лицо, только что ставшее 2.0, вновь станет фронтменом ПЖиВ и неприлично сольется с вконец разбитой мордой «Единой России». И все усилия по дистанцированию от этой неподъемной политической обузы пойдут прахом. Останется только высмеивать любимый ход Путина как человека и кандидата: я своих никогда не сдавал! Ну, разве кроме родной партии, которую создали специально под меня, на фоне которой я столько раз блистал, которая все эти годы прикрывала зады моей политики (политику задов) и только что выдвинула меня в президенты. А теперь я  обхожу ее верстой, как лепрозорий, потому что это политически целесообразно. 
 
Правда, там еще маячат Ельцин, родные 90-е... Но это уже мелочи. 
 
Свое понимание честных выборов премьер внятно продемонстрировал на примере этого организованного поклона: да, административный ресурс был (а значит, и подкуп), но пришло 190 тысяч, а раз столько не согнать и не подкупить, значит, все честно, всем спасибо, все свободны. Даже если на самом деле пришло раза в четыре меньше. Спасибо тем, кто смолчал, что его вынудили, и тем, кого оставили без денег сбежавшие бригадиры (если бы не съемка «оранжевых», все бы свое получили). И свободны все, кто нарушал закон, принуждая людей к политическим действиям. Эти воры в тюрьме сидеть не будут, ни сейчас, ни через месяц. 
 
Если это была демонстрационная модель честных выборов 4 марта в понимании Путина, тогда все ясно. Если же нет, тогда лидеру всего хорошего надо срочно выступить на ТВ и потребовать впредь такого не допускать, факты сгона и подкупа расследовать, а всем изнасилованным и купленным прийти в общественную приемную и конфиденциально настучать. А лучше бы сам вышел в разгар Поклонной и крикнул: кого привезли — все быстро по автобусам! Кто за деньгами — все к бригадирам! Вот это было бы массовое движение, новая Ходынка! А так получается, что лидер банальный соучастник по делу. 
 

Война с будущим

 
Объявление «оранжевой угрозы» в та-ком формате ставит крест на лозунге и стратегии модернизации. Если все, кого представляет Болотная, враги народа, то-гда для продвижения инноваций и пре-одоления технологического отставания надо запускать Андрея Фурсенко на «круг первый» и возрождать шарашки. Хотя этот не потянет, он из хорошей семьи… 
 
Теперь у лидера нации другая классовая опора — агрессивный осколок пролетариата, разогреваемый политтехнологами не нового поколения. Креативный класс выступил против вождя и вождизма — вождю придумали натравить на Москву и Питер рабочих из глубинки.
Я просто вижу, как это записывается в концепции кампании: «использовать антимосковские настроения» и т.п.
Какая там «оранжевая угроза», когда в стране разжигают классовую ненависть и провоцируют гражданскую войну — хотя бы и в формате предвыборного спектакля! 
Все это крайне неосмотрительно. Через неделю после разогретый и вооруженный танком пролетариат поймет, кто его реально обкрадывает и эксплуатирует и двинет на самих провокаторов. Все это уже было и по-другому не бывает. Другое дело, что в ходе всей этой заварухи мы окончательно растратим крупицы времени, которое история отпустила стране на выход из сырьевой модели. Эта пока еще виртуальная гражданская войнушка, которую только что объявили на Поклонной, уже сейчас убивает наше будущее. Назвав всех нас «оранжевыми», за чужие деньги разрушающими свою же страну, Болотная позволила себе провокацию, в сравнении с которой путинские контрацептивы — просто шалость. Ответ опять будет несимметричный. 
 
И дело уже не только в Болотной, но и в самой Поклонной. 4 декабря режим окончательно расписался в своей приверженности тактике жертв. Все прекрасно понимают, что люди, которых вывели на митинг под угрозой, насильно или за деньги, более никогда эту власть не поддержат и за нее не проголосуют. И черт с ними! Их использовали как пушечное мясо для федерального телевидения. А что случилось с этими людьми, использованными в политическом плане, с их настроениями — неважно. Они утонули. 
 
Это называется сырьевая политика. В ней и сами люди — ресурс. Пусть тоже невозобновляемый — завтра нас не волнует. У нас своя «модернизация». 
 

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera