Сюжеты

Педагогический урок предвыборных баталий

На нашем заминированном правовом поле всегда легко найти повод для расправы с директором или учителем, не связанный с результатами выборов

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 13 от 8 февраля 2012
ЧитатьЧитать номер
Общество

Евгений ЯмбургНовая газета

 

На нашем заминированном правовом поле всегда легко найти повод для расправы с директором или учителем, не связанный с результатами выборов...

Признаться, последнее время вздрагиваю, когда кто-либо (не важно, государство или общественность) удостаивает педагогов своим повышенным вниманием. Не успели мы выбраться из обломков Года учителя (2010), который стал годом его черного пиара, как родилась гражданская инициатива объявить Днем учителя 4 марта 2012 года, приурочив его к дню президентских выборов, воззвав к совести тех, чьими руками проводилась фальсификация выборов парламентских. Инициатива родилась после того, как «Яблоко» обнародовало так называемый список Чурова, где среди фальсификаторов лидируют, конечно же, педагогические работники. (4 — работники РЭУ и 34 — работники учреждений образования.) Опубликованы в полном соответствии с известной триадой национального лидера: «Имена, фамилии, явки». Вывешены фотографии фигурантов, которым уже послана черная метка. «Придет время, и вашим действиям будет дана оценка в соответствии с Уголовным кодексом», — гласит грозное предупреждение «яблочников». Либеральные журналисты пишут о том, что путинскому режиму удалось за 12 истекших лет сломить совесть педагогов, которые, будучи «инженерами человеческих душ» (так в советское время именовали писателей), теряют моральное право воспитывать входящие в жизнь поколения. Устыдив (на молодежном жаргоне —  «опустив») педагогов, они призывают опущенных крепиться духом и впредь проявить гражданское мужество. Как мне, педагогу, относиться ко всему этому? Боюсь, что своей позицией в очередной раз разочарую все заинтересованные стороны.

Для начала признаюсь в страшной «тайне». Все предшествующие годы, пока это было возможно, я исправно голосовал за «Яблоко», отдавая себе полный отчет в том, что победа ему не светит. Голосовал, как с некоторых пор у нас принято, сердцем, которому не прикажешь. Из приватных разговоров знаю, что эту позицию разделяли мои коллеги из крупных (и не очень) городов. Тот самый бюджетный слой интеллигенции (учителя, врачи, библиотекари, музейщики), который не пинал только ленивый. Коммунисты — в советское время, либералы — в период рыночных реформ, стабилизаторы единороссы, вспоминавшие об их жалком существовании лишь накануне очередной выборной кампании, когда по электоральным соображениям приходилось кидать кость незначительной прибавки к жалованью, которую тут же сгрызала собака инфляции. Так вот, все эти многократно униженные и оскорбленные тайно или явно отдавали предпочтение непроходному «Яблоку». Почему? Подкупали идеализм, интеллигентность, социальная ориентация программ и нежелание исповедовать принцип «С волками жить — по-волчьи выть». Можно по-человечески представить гроздья гнева, переполняющие души обворованных на выборах «яблочников», но впервые на моей памяти они сорвались и зашлись в вое, фигурально выражаясь, перепутав жертв с насильниками. Согласитесь, от людей, упорно исповедующих в политике приоритет принципов морали и права, странно слышать досудебные обвинения кого бы то ни было, пусть даже и виновного человека, с публикацией личных данных в открытом доступе. Иной скажет: подумаешь, всем остальным участникам предвыборных баталий и не такое сходит с рук: незаконные прослушки и публикация личных разговоров, копание в семейном белье кандидатов и т. п. Но чистоплотность, разборчивость в средствах политической борьбы всегда считались фирменным стилем «Яблока». А здесь подставились дважды. Во-первых, нарушили 152-й закон о защите личной информации, что немедленно будет использовано политическими противниками. Но это еще полбеды. Во-вторых, с пылу с жару, утратив выдержку, ударили из всех стволов по воробьям, тем самым забив клин в собственную социальную базу. Что худо, поскольку на заре зарождения живой политики у людей складывается ощущение, что «в этом политическом цирке все клоуны одинаковы».

Конечно, в наших пенатах трудно вообразить себе босого С.С. Митрохина, подобно Ганди, бредущего с посохом по Москве, проповедующего непротивление злу насилием. Равно как маловероятными представляются медведи на воеводствах, не пожирающие чирикающих чижиков. Привет от М.Е. Салтыкова-Щедрина! Рязанский и Тверской вице-губернатор еще в позапрошлом веке расшифровал генетический код российского управления. Потому-то и знал про нашу жизнь всё наперед: и про «медведей», и про Чирикову, а еще про культурных людей. «Я сидел дома и по обыкновению не знал, что с собою делать. Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать». («Культурные люди». Глава 1.)

Сегодня культурные люди, судя по всему, склоняются к конституции, не забывая при этом ободрать. Кого? Самых бесправных, униженных и оскорбленных. Заявил же недавно культурный человек, новоиспеченный глава администрации президента С. Иванов, что главные коррупционеры страны — это педагоги и врачи. Понятное дело, что не беглые министры финансов и прокуроры Московской области. Слово не воробей. И сегодня на 111 руководителей образовательных учреждений России заведены уголовные дела. Среди прочих на директора школы, расположенной в заповеднике, близ одной из православных святынь. Наши школьные экспедиции не раз посещали это место, располагаясь на ночлег в ее школе. Так повелось еще с советских времен: обмен школьниками с бесплатной ночевкой в школах. Директора обвиняют в превышении служебных полномочий. (Речь идет об увольнении директора Соловецкой школы Ирины Викторовны Совалевой по надуманным экономическим обвинениям, главное из которых: пускает детей, приехавших на Соловки из разных школ страны, переночевать. — Ред.) А директор московской школы А. Кудояров, погибший прошлой осенью в следственном изоляторе? 46-летнего «коррупционера», проживавшего в малогабаритной двухкомнатной квартире, показательно провели в наручниках через всю школу. Он и в тюрьме остался педагогом, ежедневно поднимая молодых сокамерников на зарядку, читал им лекции, ликвидируя пробелы в их образовании. Обвинения не подтвердились. Кто ответил за эти следственные действия?! С трудом удалось пробиться на российский канал телевидения, чтобы хотя бы попытаться отмыть его имя от позора. Все знают про «список Магнитского», поскольку это резонансное дело, а где список Кудоярова? Поэтому, когда сегодня прогрессивные журналисты, клеймя позором ужасных беспринципных педагогов, чьими руками осуществлялся вброс фальшивых бюллетеней, взывая к совести, обещают им поддержку, я в этот медийный ресурс не верю. По существующему законодательству любого руководителя образовательного учреждения учредитель (государственный орган) может снять с работы без объяснения причин. Во избежание скандала всегда легко найти повод для расправы, не связанный с результатами выборов. На нашем заминированном правовом поле никто сегодня не работает без нарушений. (При чем тут выборы? Пустил переночевать группу школьников из другого города — отвечай по закону!)

Еще в советские годы меня раздражал романтический лозунг (сегодня бы сказали слоган): «В жизни всегда есть место подвигу»! Что же это за жизнь, которая постоянно требует невероятного напряжения сил и героизма? И можно ли требовать подвига от всех без исключения людей? Во всяком случае, нормальной такую жизнь не назовешь. Так было, так и осталось. И сегодня наша действительность постоянно расставляет невероятные ловушки, требующие судьбоносного выбора. Дело даже не в примитивном страхе за собственную шкуру. Человек полжизни отдал созданию хорошей школы и рискует в одночасье быть замененным варягом, единственное достоинство которого правильное понимание генеральной линии. Через полгода его детище превратится в руины.

Кто сегодня по своей воле выходит на улицы Москвы и других крупных городов? Люди, избавившиеся от царства голода и нищеты, с доходами несколько выше среднего, зачастую не связанные напрямую с получением зарплаты от государства. Что вполне закономерно. По данным социологов, это приблизительно 15% взрослого населения страны. Но именно этот креативный класс должен осознавать, что одно дело — выбор между севрюжиной с хреном и конституцией, и совсем другое — принципиальное решение, в результате которого человек рискует оказаться выброшенным на обочину дороги, ведущей в светлое завтра, с выломанной ключицей без минимальных средств к существованию. В небольшом провинциальном городе, где, к примеру, всего две школы, никакой работы по специальности он не найдет.

Меня лично чаша сия миновала. Никто и никогда в период выборной кампании не обращался ко мне с просьбами сомнительного свойства, за что удостоился респекта «Новой газеты». Из разговоров с коллегами знаю, что аналогичная ситуация в так называемых брендовых школах Москвы, где в избирательных комиссиях не было ни одного учителя. Дает ли это право гордиться чистотой риз? Нет. Наше положение слишком схоже с позицией Пилата, умывающего руки. Просто чиновники, среди которых тоже есть достойные люди, понимающие, что полноценное обучение и воспитание не совместимо с двоедушием педагогов, вывели нас из-под удара. Но они сами заложники.

Представим себе, что директора обычной школы вполне устраивает руководитель местного органа власти, который печется об образовании, обеспечивая своевременную подачу тепла и света и т.п. Но с высокой трибуны прозвучало, что оценка его деятельности будет сделана по результатам выборов. Не поможешь ему, будешь выглядеть неблагодарным чистоплюем, а на смену дельному администратору придет бездельник с комиссарской хваткой. Гадкая ситуация, известная со времен Нечаева и его прямых восприемников — большевиков, когда людей намеренно связывают круговой порукой.

Пишу обо всем этом не из чувства ложно понятой корпоративной солидарности, дабы защитить коллег, преступивших по разным мотивам мораль и закон. Таких, судя по всему, было немало. Речь о другом. Не мной замечено, что протестные демонстрации носят не столько политический, сколько нравственный характер. Они вывели на улицы людей, с оскорбленным чувством собственного достоинства с диаметрально противоположными политическими взглядами. Каждый из них вполне может сказать другому: «Люблю тебя я до поворота, а дальше как получится». Любить не обязательно, но научиться для начала не хамить друг другу на улице, на телеэкране и в интернете — даже в запале политических страстей — задача первого порядка для всех без исключения: будущего президента, сторонников и противников нынешней политической системы. Таков, на мой взгляд, главный педагогический урок предвыборных баталий. Что же касается предложения объявить день выборов Днем учителя, то с таким же успехом его можно поименовать днем жестянщика. Очевидно, что машину нашей политической системы занесло на крутом историческом повороте. Чинить покореженную обшивку придется всем вместе, желательно без использования «жести». «Жесть» на молодежном жаргоне — признание жестокости нормой жизни. Как справедливо замечает автор «Словаря модных слов» В. Новиков: «За словом «жесть» стоит не железная сила, а историческая слабость».

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera