Сюжеты

Якиманка и Болотная 2.0. Теперь мы знаем, кто все эти люди!

По заказу «Новой газеты» Левада-центр провел социологический опрос среди участников шествия и митинга 4 февраля. Теперь мы точно знаем, кто эти люди и чего они хотят

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 14 от 10 февраля 2012
ЧитатьЧитать номер
Общество

Борис ДубинЛевада-центр

 

По заказу «Новой газеты» Левада-центр провел социологический опрос среди участников шествия и митинга 4 февраля. Теперь мы точно знаем, кто эти люди и чего они хотят

Анна АРТЕМЬЕВА — «Новая»Что произошло?

Вопреки опасениям участников и ожиданиям их оппонентов, активность людей, выходящих на улицы и площади Москвы и других городов России с протестами против нечестных выборов и другими гражданскими требованиями, не снижается.

4 февраля на Якиманке и Болотной площади в столице их, несмотря на двадцатиградусный мороз, было не меньше, чем на проспекте Сахарова 24 декабря и значительно больше, чем на «первой Болотной» 10 декабря и на Чистых прудах 5 декабря прошлого года.

Собственно говоря, опросы общественного мнения уже на протяжении последнего года-полутора фиксировали нарастание неопределенности массовых оценок — неясности конструкции и действий власти, непонятности социальной реальности и ее перспектив, даже ближайших. Относительное предвыборное благополучие 2006–2007 годов осталось в прошлом с началом кризиса в 2008-м, но потом и к нему более или менее адаптировались. Кое-как притерпелись — да, но прежняя сравнительная удовлетворенность все-таки не вернулась. Наряду примерно с 60–70% тех, кто так или иначе, вынужденно или добровольно принимает сложившуюся ситуацию, не имея сил или желания ее изменить (что не мешает ворчать на власти — местные и центральные, институты — старые и новые), обозначилось сравнительное меньшинство других. 15–20, может быть, даже 25%, кажется, не согласны с этим режимом мириться. Социологи отмечали раздробленность данного меньшинства (не говоря уж о распыленности большинства), говорили о неясности целей, идей, символов, лидерских фигур, которые могли бы его объединить и увлечь, ожидали, либо, напротив, уже не ждали накопления «критической массы».

И вот неопределенное положение начало меняться. Концентрация людей перешла в кристаллизацию групп.

Неудовлетворенность настоящим поставила новый для страны последнего десятилетия вопрос о будущем. Именно заявка на будущее вероятно, самое неожиданное и важное в происходящем сейчас.

Нельзя сказать, что проблема общих целей и символов, конструктивных идей и заметных людей с определенностью и всерьез разрешилась, но дело явно сдвинулось. Начиная с декабря прошлого года ситуация в стране другая: категориями фрагментированности, адаптации, безальтернативности и т.п. аналитикам теперь уже не обойтись. Пора попробовать описать этот сдвиг и попытаться его понять, даже осознавая неокончательность нынешних суждений и выводов.

По заказу «Новой газеты» Аналитический центр Юрия Левады с помощью профессиональных интервьюеров и группы волонтеров провели на Якиманке и Болотной площади в Москве опрос участников. Людей опрашивали на стадии сбора на Якиманке, в ходе шествия по ней, на митинге на Болотной и при уходе с него. В обработку включены 1344 заполненных анкеты. У социологов есть возможность сравнить некоторые полученные данные с результатами опроса, проведенного Левада-центром в декабре на проспекте Сахарова.

 

Кто эти люди?

К какой из следующих групп населения Вы скорее могли бы себя отнести?

 

 

Митинг на проспекте Сахарова

Шествие 4 февраля

Нам не хватает денег даже на питание

3%

2%

Нам хватает денег на питание, но не хватает на одежду,

4%

5%

Нам хватает денег на питание и одежду, покупка более дорогих вещей, таких как телевизор или холодильник, вызывает у нас проблемы

21%

25%

Мы можем покупать некоторые дорогие вещи, такие как холодильник или телевизор, но не можем купить автомобиль

40%

41%

Мы можем купить автомобиль, но не можем сказать, что не стеснены в средствах

28%

24%

Мы можем ни в чем себе не отказывать

5%

3%

 

В выступлениях властей, а также провластно ориентированных политиков и журналистов уровень благосостояния митинговавших обычно завышается, и очень сильно. Да,

в своем большинстве собравшиеся 4 февраля на Якиманке и Болотной-2 (как и раньше, на Болотной-1 и проспекте Сахарова) люди не бедные. Но и богатыми их никак не назовешь.

Если среди населения страны сегодня преобладает группа тех, кому хватает денег на еду и одежду, но покупка дорогих вещей длительного пользования — холодильника, телевизора — для них трудна (таких по стране 46%), то митинговавшие в последний раз на Болотной в большинстве перешагнули на следующий уровень. 41% их могут покупать такие предметы, как холодильник и телевизор, однако автомобиль им все же не по карману (какой же это «средний класс», и сколько здесь «приехали на «Ауди», и где тут пресловутые «норковые шубы»?). Более высокий уровень людей обеспеченных но и тут нельзя сказать, чтобы совсем уж не стесненных в средствах, составляет среди участников шествия и митинга 24%. И лишь 3% опрошенных могут, по их оценкам, «ни в чем себе не отказывать». Итого, в целом перед нами люди относительно обеспеченные, но отнюдь не живущие, как это пытались представить, в стране молочных рек и кисельных берегов.

Что кардинально отличает собравшихся на Якиманке и Болотной-2 от населения страны в среднем — это уровень образования. 63% опрошенных закончили вуз, 7% два вуза, либо вуз и аспирантуру. Это дает в сумме 70% высокообразованных, тогда как, по данным последней переписи, люди с высшим образованием составляют 51% живущих в столице.

 

Ваше образование?

 

Митинг на проспекте Сахарова

Шествие 4 февраля

Неполное среднее

1%

1%

Среднее, среднее специальное

17%

18%

Незаконченное высшее (не менее 3 курсов вуза)

13%

11%

Высшее (закончен вуз)

62%

63%

Имею два высших образования/получаю второе высшее образование

8%

7%

 

По роду занятий среди участников шествия и митинга выделяются две самые значительные группы руководители (владельцы собственного бизнеса, главы отделов и т.п., в сумме они составляют 23%) и специалисты с высшим образованием, но без руководящих функций (36%). 13% — служащие (без специального образования) и рабочие. 11% опрошенных — студенты, столько же — пенсионеры.

Отмечу важную деталь: на всех митингах но особенно на Сахарова и Болотной-2 собиралисьразные люди, не сходные по возрасту (самые молодые количественно, кстати, вовсе не преобладали, 25–39-летних на площади было больше, хотя если сравнивать с возрастной структурой населения столицы, молодежь до 24 лет шла на митинг более активно),занятиям, доходам, политическим пристрастиям. И это очень важный фактор — рост социального многообразия, хотя бы и в относительно близких друг к другу слоях населения. Это ведь бедность принуждает людей к единообразию, толкает к зависимости от властей — достаток, пусть даже относительный, рождает самостоятельность и умножает различия.

 

Сколько Вам лет?

 

До 24 лет

25–39 лет

40–54 года

55 лет и старше

Митинг на проспекте Сахарова

25%

31%

23%

22%

Шествие 4 февраля

21%

37%

23%

20%

 

Характерно, что наибольшая концентрация митингующих наблюдается в Москве, заметна она и в других крупных городах страны. Дело не только в числе, а в том, что ресурсы информированности (доля пользователей интернета), более качественного образования, профессиональной квалификации, жизненного успеха, социальной самостоятельности, требований уважать достоинства и права граждан сосредоточены сегодня в крупнейших городских агломерациях. Напомню, что свыше 60% населения страны живут в малых городах, деревнях и «поселках городского типа» — поселениях с иным запасом и совсем другими ресурсами (выживания, терпения), с другими возможностями самовыражения (там, среди прочего, попросту нет таких площадей и проспектов). Если учесть, что необходимый модернизационный сдвиг или рывок — в любой его интерпретации, начиная с официальной, но ею, понятно, не заканчивая, — могут и будут обеспечивать именно те слои, которые собрались на открытых пространствах Москвы и других городов России, то вопрос о митингах и выборах получает далеко не только количественное измерение (старинная игра власти: стравить, кто кого — Болотная или Поклонная?). У него гораздо более широкий смысл, не ограниченный нынешним и даже завтрашним днем. Вопрос, как уже было сказано, о будущем: видимо, представления о нем тоже рождаются по мере роста достатка и самостоятельности, бедному бы нынешний день дожить, и главное — не было бы хуже (не лучше, а именно не хуже!).

Понятно, что большинство собравшихся на декабрьские и февральский митинги — люди, во-первых, квалифицированные, обладающие значительными ресурсами знаний, умений и вместе с тем заинтересованности в жизни, а во-вторых, заметно более активные, самостоятельные и успешные, чем жители России в среднем, большинство которых не поддерживают тесных отношений с другими людьми, за исключением ближайших родственников (попросту говоря, не доверяют, опасаются или завидуют), надеются на опеку государства и не верят, будто могут что-то изменить в жизни своего предприятия, района, города или села.

Оказывается, как это ни странно для российского слуха, успех не разрушает солидарность, а, напротив, подразумевает и даже укрепляет ее, но, конечно, добровольную связь, не коллективизм из-под палки. В плане солидарности показательно, что в среднем свыше трети пришедших на Якиманку и Болотную 4 февраля (среди самых молодых эта доля выше 40%) получали информацию об общегражданских митингах протеста от друзей, коллег, родных и в социальных сетях интернета (среди молодежи — свыше половины).

Как видим, в слоях россиян, представленных на Якиманке и Болотной-1 и 2, солидарные связи есть.

Еще важнее — у них есть готовность реализовать эти связи в коллективном действии («изменить мир», как с интонацией, извиняющейся за пафос, было написано на одном из лозунгов шествия и митинга). И делать это настойчиво, последовательно, шаг за шагом: по словам самих опрошенных — хотя они, видимо, несколько завышают свое участие, давая ретроспективные оценки, — четверть пришедших в феврале на Якиманку были в декабре на Чистых прудах, 56% на Болотной-1, свыше 60% на проспекте Сахарова.

(Окончание в следующем номере)

 

Таблицы: Мария Плотко, Левада-центр

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera