Мнения

Конфетки для «говна нации»

Что премьер пообещал гражданскому обществу

Этот материал вышел в № 16 от 15 февраля 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

Алексей Полухиншеф-редактор

 

Кому все это обещано? Если «поклонному» электорату — то странно, ему реформы не нужны. Если гражданскому обществу — еще более странно. Зачем заигрывать с аудиторией, которую ты и твои сторонники идентифицируют как «бандерлогов» и «говно нации»?

Владимир Путин опубликовал уже пять статей, которые в совокупности представляют собой его предвыборную программу.

Я не стану комментировать достижения, которые кандидат ставит себе в заслугу. Не буду спорить о том, насколько реальной выглядит нарисованная им благостная картина развития страны до 2030 года. И оставлю за скобками обещания, связанные в той или иной форме с выделением очередных миллиардов бюджетных средств.

Остановлюсь на некоторых конкретных предложениях, которые рассредоточены по довольно объемным текстам и не представляют собой целостного пакета реформ, но каждое из которых само по себе разумно. Большая часть этих идей высказывалась и обсуждалась в «Новой газете» — не Путиным, конечно, а экспертами и общественными деятелями, нашими авторами. Было бы странно не заметить теперь, что о том же заговорил и кандидат в президенты. Важно это зафиксировать. Потому что если Путин станет законно избранным главой государства, мы будем требовать того, что он сам обещал.

Итак, первый блок идей связан с приватизацией госкомпаний. Путин пообещал до 2016 года преобразовать в акционерные общества большую часть госкорпораций, выйти из капитала несырьевых компаний, а также распродать их непрофильные активы, включая медиахолдинги. А давайте начнем с конца и освободим прямо сейчас хотя бы НТВ? Или вот еще тема: Путин предлагает ограничить приобретение госкомпаниями новых активов. Так, может, не слушать тогда Сечина, который просит отдать «Роснефти» Новороссийский морской порт?

Второй блок — антикоррупционный. Путин предлагает со следующего года организовать обязательный публичный аудит всех крупных инвестиционных проектов с государственным участием, и уже сейчас — любых госзакупок стоимостью свыше миллиарда рублей. А также — до конца года ввести налог на роскошь, «жертвами» которого должны стать и крупные чиновники. Путин, не определяя срока, предлагает выделить перечень чиновников, которые обязаны будут раскрывать информацию не только о доходах, но и о расходах, своих и членов семьи, включая крупные покупки.

Все это, конечно, не будет напрямую способствовать борьбе с коррупцией, потому что сегодня ведомства не стесняются открыто покупать золотые ершики, а чиновники — признаваться в том, что женаты на миллиардершах. Теперь мы, возможно, узнаем, что золотые ершики есть у них не только на работе, но и дома. Для гражданской борьбы с коррупцией в роспиловском формате это может быть полезно, так что — ждем.

Третий блок — самый важный и самый свежий относительно того, что когда-либо ранее обещал Путин, — касается преобразований судебной системы. До конца года планируется передать все экономические споры из судов общей юрисдикции в арбитражные, так чтобы у обвинительной связки правоохранителей и судей не было возможности решать вопрос с помощью возбуждения уголовного дела на предпринимателя. Этого, конечно, мало, потому что дело с экономическим подтекстом у нас могут возбудить по какой угодно статье, вплоть до педофилии, но убрать из экономических процессов зачастую экономически безграмотных судей обычных судов будет в любом случае правильно. Как и создать специальные административные суды, где граждане смогут судиться с чиновниками, что Путин пообещал сделать, не конкретизировав срок. И как жаль, что кандидат не сообщил, когда у нас введут интернет-трансляцию судебных заседаний и единую открытую базу решений судов общей юрисдикции по примеру арбитражных. Прозрачность, конечно, не искореняет мракобесия автоматически, но то, что непрозрачность делает его сильнее, — факт.

Наконец, инициативы политического блока складываются из анонсированной Медведевым реформы по упрощению регистрации партий и допуска их к выборам (о выборности губернаторов Путин симптоматично умолчал) и предложений о введении норм прямой интернет-демократии. Конечно, идея о сборе ста тысяч неанонимных подписей выглядит красиво-утопично, но вот сам механизм, при котором гражданин может быть представлен в сети под своим именем и таким образом взаимодействовать с органами власти, — нужен. Причем больше всего — на муниципальном уровне, где набрать не сто тысяч, а, допустим, сто подписей против действий чиновников в принципе возможно. Правда, Путин не обрисовал срок возможного внедрения инициативы.

В общем, премьер пообещал многое, но в основном в отдаленной или вовсе неопределенной перспективе. И ни словом не обмолвился о том, что ему раньше мешало, например, ввести публичный аудит инвестиционных проектов с госучастием или создать открытую картотеку решений судов общей юрисдикции, заставить госслужащих отчитываться по расходам или ввести налог на роскошь. Полномочий для этого и у президента, и у премьера было предостаточно.

И еще интересно — кому все это обещано? Если «поклонному» электорату — то странно, ему реформы не нужны. Если гражданскому обществу — еще более странно. Зачем заигрывать с аудиторией, которую ты и твои сторонники идентифицируют как «бандерлогов» и «говно нации»?

Так что мы не верим. Мы — требуем.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera