Сюжеты

Мы ее теряем

Момент для мирного урегулирования в Сирии упущен. Если до сих пор можно было говорить о нестабильности, то сегодня — о гражданской войне

Этот материал вышел в № 16 от 15 февраля 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр МинеевСоб. корр. в Брюсселе

 

Момент для мирного урегулирования в Сирии упущен. Если до сих пор можно было говорить о нестабильности, то сегодня — о гражданской войне

 

Авторитарные правители всегда уверены, что любое недовольство их правлением можно погасить если не пропагандой и подачками, то силой. Они упорно не хотят договариваться с несогласными. В Сирии момент для мирного урегулирования упущен. Без международного вмешательства компромисс между властью и оппозицией нереален.

После 4 февраля в мировых СМИ главной международной темой было голосование в Совете Безопасности ООН по арабскому проекту резолюции по Сирии, который зарубили Россия и Китай. Проект и так был слабым в смысле воздействия на Дамаск. Группа арабских государств, которую поддержал Запад, призывала прекратить огонь, начать переговоры о правительстве народного единства, которое подготовило бы свободные выборы. Всё. Но даже такая резолюция дала бы ясный сигнал Асаду: международное сообщество осуждает его действия, и за последствия придется отвечать.

Генсек ООН Пан Ги Мун назвал российско-китайское вето «катастрофическим» для сирийского народа. Москву и Пекин осудили основные актеры международной сцены. Причем Москве досталось больше. Ибо считается, что она защищает свои корыстные интересы в Сирии, в то время как Китай поддержал вето скорее из принципа: вожди Серединного государства не допускают сомнения в их праве подавлять внутренние брожения.

Перед хором международного осуждения российская дипломатия начала оправдываться, что ей обычно не свойственно. Мол, авторы резолюции поспешили с голосованием, надо было дождаться визита Сергея Лаврова и Михаила Фрадкова в Дамаск.

Асад обещал Лаврову «прекратить насилие, откуда бы оно ни исходило». На следующий день после отъезда российских посланцев сирийская артиллерия с новой яростью обрушила огонь на жилые кварталы Хомса.

Высокопоставленный российский дипломат в Брюсселе в споре с европейскими парламентариями напомнил, что Россия пыталась только сбалансировать резолюцию, предлагала включить в нее требование к сирийской оппозиции «дистанцироваться от вооруженных экстремистских групп». Вряд ли сирийская оппозиция приняла бы такое предложение, после того как армия Асада 11 месяцев топила в крови поначалу совершенно мирные шествия. По данным оппозиции, за это время убито более шести тысяч граждан. Если сейчас там и есть экстремизм, то его породил сам Асад. «Свободная сирий-ская армия», как именуют себя вооруженные отряды повстанцев, не пришла из-за рубежа и не свалилась с неба. Ее не было прошлой весной, когда начались протесты. Сейчас, как утверждает оппозиция, она насчитывает почти 40 тысяч бойцов, бывших военнослужащих Асада, которые повернули оружие против режима.

По мере усиления войны все более вероятны теракты, не исключен приход во власть «плохих парней». Сирийским повстанцам (пока безуспешно) пытается продать свои услуги «Аль-Каида». Все это приходится учитывать на будущее. Но обстрел жилых кварталов от имени государства здесь и сейчас — неоспоримое зло.

После возвращения Лаврова из Дамаска Дмитрий Медведев продолжал настаивать на совместных поисках решения, «в том числе и в Совете Безопасности ООН». Но совбезовский поезд к тому времени ушел. Лига арабских государств (ЛАГ) созывает заседание «Друзей Сирии» и готова сформировать миротворческие силы. Будет ли это новая, на этот раз арабская «коалиция желающих»?

Выступая на сессии Генассамблеи ООН, Верховный комиссар ООН по правам человека Нави Пиллай, подтвердила, что российско-китайское вето стало сигналом для Асада, чтобы обрушить всю огневую мощь на мятежные городские кварталы. По ее предварительным выводам, действия сирийского правителя вполне тянут на статью «Преступление против человечности», которая не имеет срока давности.

После встречи со своим коллегой из ОАЭ Лавров справедливо заявил, что последствия происходящего в Сирии затронут основы мироустройства, которые закреплены в уставе ООН. Но заклинаниями о незыблемости миропорядка 1945 года сегодняшних проблем не решить. Не важно, как назовут интервенцию: «поддержанием мира» или «принуждением к миру». Юридический термин найдется (в августе 2008 года Москва взяла название операции в Грузии из Устава ООН без санкции Совбеза).

Европейские политические аналитики прогнозируют, что Асад еще не один месяц может рассчитывать на свои вооруженные силы и на поддержку части населения, прежде чем окажется перед угрозой разделить судьбу Каддафи и Мубарака. Но дело идет к этому. Такая перспектива не сильно волнует российское политическое руководство. Накануне выборов Путину важнее продемонстрировать электорату, что он не поддается давлению Америки.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera