Сюжеты

08... 08... 0∞. Бесконечный сюжет для моделирования

В прокате «Август. Восьмого» режиссера Джаника Файзиева — о восьмидневной войне, о судьбах людей, оказавшихся в Южной Осетии в ходе военного конфликта

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 21 от 27 февраля 2012
ЧитатьЧитать номер
Культура

Лариса Малюковаобозреватель «Новой»

 

В прокате «Август. Восьмого» режиссера Джаника Файзиева — о восьмидневной войне, о судьбах людей, оказавшихся в Южной Осетии в ходе военного конфликта

Тема осетинского конфликта — опасная площадка для кинематографистов, когда  искусство съеживается-ссыхается  под раскаленными софитами идеологии.

Первой жертвой  неравной битвы с преодолением пропагандистского заказа в кино пал весьма способный режиссер Игорь Волошин. Его дешево, но сердито  снятый «Олимпиус инферно» смотрелся душераздирающей агиткой. Близкие режиссера объясняли: «Надо же ему как-то детей кормить». Ладно, накормит, но потом надо же как-то детям в глаза смотреть? Потом были американские «5 дней в августе» Ренни Харлин. Это был симметричный пропагандистский ответ грузинской стороны, который рекламировался Тбилиси как «Борьба за правду».    

Джаник Файзиев решил, что пора открыть новую страницу отношений, перейти, так сказать, к художественному осмыслению произошедших событий. Тут и деньги государственные кстати подвалили. И по российским масштабам – немалые. Около $16 миллионов компания «Главкино» (Федор Бондарчук, Константин Эрнст, Илья Бачурин)получила на проект, который наверху сразу определили по ведомству госзаказа, то есть «особого поручения» государства. При этом немаловажно заметить, что фильм произведен совместно с мейджоровской американской компанией «20th Century Fox», которая вместе со сценаристом Майклом Лернером активно приняли участие в создании российского патриотического кинопроекта.  

Наверное, режиссер старался избежать «агитки». Он предлагает зрителям микст мелодрамы, экшена, фильма-катастрофы, фэнтези и комикса. В центре сюжета молодая мама (Светлана Иванова), которая сквозь внезапно грянувшую войну пробирается в приграничную осетинскую деревню, чтобы спасти маленького сына.

Наверное, Файзиев пытался делать семейное кино, в соответствии с этическим кодексом Хейса, о котором недавно напомнил кинематографистам Владимир Путин. Поэтому война показана эффектно, но деликатно – без оторванных голов, вывороченных кишок. При этом фильм выполнен на многажды отработанном кинематографом материале. В который раз сканирован «образ Матери на войне» (незачем за океан ходить, тут  и недавние сокуровская «Александра», и «Война окончена, забудьте», и «Кавказская рулетка»).

Наверное, Файзиев действительно хотел снять хорошее, не пропагандистское кино. Кино о войне, которая как ураган охватывает мирные города, семьи, вовлекая в свою воронку расслабленных, людей. Но в качестве «места событий» он выбрал недавний, все еще полыхающий внутри участников событий конфликт. Видимо, так даже интересней публике, актуальней. Но как и Анжелина Джоли в своем режиссерском дебюте «В краю крови и меда» о балканском противостоянии, не смог сохранить человеческий и художнический нейтралитет. Средствами кино он отстаивает верность решения российских политиков, вскрывает порочность преступного поведения грузинской стороны… Хотя все вроде бы крутится вокруг одной матери и ее ребенка. 

Зато  Файзиев любит, «когда все масштабно, взрывается и бабахает». С помощью доблестной российской армии, которая тоже всем чем могла, помогала «особо ценностному проекту» - все наглядно и натурально взрывается: автобус, машины, люди, дома. Для усиления зрелищности авторами введена тоже не новая линия «страшное глазами ребенка»: война вымещается в сознании маленького Темы, сына хрупкой городской блондинки Ксении, превращаясь в битву добрых суперменов со злобными трансформерами. Режиссер – известный мастер эффектного кино  («Турецкий гамбит») зарядил полную обойму военного экшена патронами спец-эффектов.

К тому же,  как и положено в приключенческой драме, Ксения из непутевой нервной дамочки, сама превращается почти в супермена.  Похищает у раззяв грузин их военный внедорожник, мчится сквозь лес за раненым сыном, заезжает на вражеские позиции – и победно избавляется от погони военных профи. Вот какая хрупкая, но сильная Мать Ксения. Материнство – главный лейтмотив фильма. И избранник Ксении геройский красавец разведчик Леха (Максим Матвеев), регулярно звонит маме и ее успокаивает. И у самой Ксении мама очень хорошая, переживает за внука.  Прибавьте к этому запрещенные - не кодексом Хейса,  но просто хорошим вкусом приемы ниже пояса, вроде гибели супермена-папы (после прощальной улыбки сынишке), а также ласковых бабушки и дедушки на глазах маленького Темы. Или ранения в голову ребенка, медленно истекающего кровью. Приобщим к пересказу фильма неадекватные сцены с мудрым президентом (Медведева играет  брутальный здоровяк Вдовиченков) -  Президенту ох как не хочется войны, но президент Грузии прячется от контактов, а грузинская армия натурально прет… Тогда наш президент лаконично и мужественно прервет дискуссию: «Готовьте контрнаступление»  Должен же кто-то защитить честь страны? Поэтому на вопрос: «Будем ли мы входить на территорию Грузии?», прозвучит вопрос-ответ «Почему вы думаете, они успокоятся, если мы остановимся на границе?»

К тому же, зрителю трудно не заметить вроде бы незначительных «плюх», но которые портят впечатление от военного кинозрелища.   Малыша Тему отправляют к бабушке в Осетию вовсе без вещей с почти игрушечным рюкзачком;  в раздрызганном автобусе из пассажиров немедленно складывается профессиональный хор, поющий осетинский фольклор; «враги»-грузины вдруг заговорят  между собой по-русски (чтобы мы поняли): «Стреляй на хрен ее!»

При этом, есть один хороший грузин, который отпустит замужнюю девушку. Есть пара отличных эпизодов (к примеру, полет мамы-Ксении над битвой-войной: так выглядит ее сотрясение мозга).

По мнению продюсеров и авторов фильма  «Август. Восьмого» — и есть образчик того самого патриотического и в то же время привлекательного для зрителя фильма. Руководство Кинофонда, который осуществлял финансирование  картины полностью за бюджетный счет выразил надежду, что фильм окупится.

Однако неумеренно взрывающийся и дымящий кинотрансформер, который собрал Джаник Файзиев – игрушка непонятно для кого. Подросткам она покажется излишне слезоточивой. Тетенькам – чрезмерно военизированной и боевитой. Детям – слишком взрослой. Лицо фильма, сложено по рецепту Агафьи Тихоновны: распадается на губы Никанора Ивановича, нос Ивана Кузьмича,развязность Балтазара Балтазарыча,  дородностьИвана Павловича…  

В канун мужского праздника, к которому и приурочен выход фильма, я смотрела картину Джаника Файзиева на сеансе 11-45 в кинотеатре «Кодак-Киномир» — со мной вместе в довольно большом зале было шесть зрителей.

Но президенту фильм и его собственная реинкарнация во Вдовиченкова — понравилась. Он приехал смотреть «Август. Восьмого» в новенький комплекс ГЛАВКИНО, чья рыночная стоимость оценивается в 300 миллионов долларов. Комплекс был построен в основном для создания фильмов нового поколения в цифровом формате, в частности, в технологии 3D. Константин Эрнст проводил перед камерами  экскурсию: «Когда человек заходит в студию, ему даже не надо ничего делать. Все делает сама студия. Надо просто моделировать». Что ж возможно, именно так и работал режиссер «Августа. Восьмого». А нашему президенту подарили самую современную систему видеомонтажа Final cut. Последняя склейка – очень символичный подарок в канун завершения президентской карьеры. 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera