×
Мнения

Конец «делегативной демократии»

Выборы прошли по процедуре, которая уже не обеспечивает победителю легитимности

Этот материал вышел в № 24 от 5 марта 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

Кирилл РоговОбозреватель «Новой»

 

Конечно, Владимир Путин не выиграл эти выборы. И дело даже не в объеме фактических фальсификаций. Дело в том, что выборы прошли по той процедуре, которая уже не обеспечивает победителю легитимности...

Конечно, Владимир Путин не выиграл эти выборы. И дело даже не в объеме фактических фальсификаций. Дело в том, что выборы прошли по той процедуре, которая уже не обеспечивает победителю легитимности.

Собственно, это признают сами власти. С конца декабря в Думе лежит законопроект, в котором нынешний порядок президентских выборов признается несправедливым и неправильным. Его внес Дмитрий Медведев в ответ на декабрьские протесты оппозиции. И только в извращенном мире питерских псевдоюристов можно придумать такую комбинацию: признать, что процедура выборов несправедлива, пообещать ее исправить и под шумок провести выборы по старой процедуре. Здесь, кстати, вполне ярко проявляется отношение «питерских юристов» к закону: они понимают его не как реализацию представлений общества о справедливости, но почти исключительно как механизм надувательства и как «право сильного».

Нелегитимность процедуры президентских псевдовыборов связана не только с медведевским законопроектом. Он, наоборот, лишь следствие. Эта процедура вполне сносно работала в середине 2000-х. Несмотря на многочисленные нарушения, которые были и тогда, несмотря на приписки, административный ресурс, цензуру, отсутствие альтернативы, механизм пассивного вотума доверия вполне обеспечивал Путину эту самую легитимность. Такая ситуация весьма похожа на феномен «делегативной демократии», описанный на примере латиноамериканских стран: граждане как бы выдают полный карт-бланш избранному лидеру на управление страной, не считая его при этом связанным ни прежними законами, ни собственными обещаниями, ни правовыми процедурами.

Но это вовсе не вечный дар и не венчание на царство. Это такая специфическая форма непроцедурной демократии. И вопрос о процедуре возвращается в повестку дня, когда механизм делегирования перестает действовать.

Простой, как вода из-под крана, лозунг «За честные выборы» выбил одну ножку у этого стула. Владимир Путин так и не нашел за всю президентскую кампанию ничего, что можно было бы ему противопоставить. Никто не читал ни одной из его семи статей. И не помнит оттуда ни одного тезиса. Там и не было никаких тезисов, кроме единственного, вычитываемого между строк: я должен остаться, остальное не важно.
Власти хорохорятся: мол, хотя одна ножка и сломана, три остальные еще на месте. Но таков парадокс политической физики: несмотря на трехкратное преимущество сохранившихся ножек, на стуле этом уже невозможно нормально сидеть. И персонаж, овладевший им, обречен уже не величественно править, но по большей части махать руками, стараясь сохранить равновесие. Так и будет.

Только очень наивный человек мог думать, что результатом митингов станет полный политический переворот и кардинальная смена власти в течение 2—3 месяцев. Собственно, оппозиция провела всего четыре (!) массовые акции. Эти четыре акции похоронили пропутинский консенсус в обществе и сделали из Путина «хромую утку» вне зависимости от тех цифр, которыми недотепа Чуров его наградит.

В конце концов, дело не в Путине, а в путинизме — целой системе взаимоотношений, основанных на формуле «рынок без права». Это такая вавилонская пирамида незаконных прав на присвоение чужих денег, чужой добавленной стоимости. Это власть, объединенная и одухотворенная возможностью подобного присвоения, то есть — коррупции. Социальная философия путинизма — это утверждение о безальтернативности, но безальтернативности не Путина, а безальтернативности коррупции. И отсюда уже вытекает тезис о безальтернативности Путина. Ведь если коррупция безальтернативна, то зачем менять политиков у власти?

Движение за честные выборы счастливым образом переворачивает эту конструкцию. Прошедшие три месяца доказали эффективность его главного лозунга. Власти прямым текстом, в сущности, заявили, что готовы вести переговоры по любому вопросу, за исключением одного: честных выборов. Нечестные выборы, было сказано, это святое, этого мы тронуть не дадим. Это главный рубеж обороны вавилонской башни.
С завтрашнего дня начинается новый тур борьбы за святыню нечестных выборов. Будут предложены золотые горы — беспрепятственное создание политических партий, выступления по телевизору, работа в «открытом правительстве» и на приставных стульях в Думе — для тех, кто признает результаты «нечестных выборов». И наоборот — усиление давления на тех, кто результаты нечестных выборов не признает. Еще бы, ведь речь идет о самом выгодном, что только есть на свете, — о праве присваивать чужие деньги.

Нечестные выборы — это и есть сегодня тот корень, который питает разросшееся пышное древо российской коррупции. Ее кощеево сердце в секретном ларце. Это не значит, что честные выборы автоматически уничтожат коррупцию. Нет. Но и бороться с ней без честных выборов — все равно что собирать воду с пола, не перекрыв прорванную трубу. У системы несправедливого перераспределения, а точнее — присвоения чужих денег, подрывающей сегодня возможности социального и экономического развития страны, нет шансов на обновление без честных выборов. И любые программы, переговорные процессы, многосторонние дискуссии, лежащие вне этой стратегической темы, будут пустой тратой времени.
Потому что — что такое в политике нечестные выборы? Это открытая дверь к тому, чтобы вас в конце концов кинуть. И вас обязательно кинут. Будьте уверены.

 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera