История

Цифры волшебной ночи

«Корректировка» итоговых протоколов принесла Путину 14% дополнительных голосов

Фото: «Новая газета»

Политика

Зря они поторопились с половецкими плясками. Напоминает историю с поздравлениями Януковича. Еще не были посчитаны данные по Москве, Московской области, Петербургу — но уже засланы в ГАС «Выборы» данные из Чечни, Ингушетии, Дагестана и прочих территорий, где результаты можно было оглашать еще в 8 утра в воскресенье. С ними все ясно. Меж тем в Центральной России и в двух столицах продолжалась невидимая миру битва за протоколы.

Зря они поторопились с половецкими плясками. Напоминает историю с поздравлениями Януковича. Еще не были посчитаны данные по Москве, Московской области, Петербургу — но уже засланы в ГАС «Выборы» данные из Чечни, Ингушетии, Дагестана и прочих территорий, где результаты можно было оглашать еще в 8 утра в воскресенье. С ними все ясно.

Меж тем в Центральной России и в двух столицах продолжалась невидимая миру битва за протоколы.

Фальсификации бывают двух видов: дневные и ночные. По опыту предыдущих избирательных кампаний, ночные вносят в итоговый результат чуть больший вклад. Но говорят больше о дневных — потому что они на виду. Это «змейки» (устарело), «карусели», вбросы, игры с открепительными удостоверениями, с голосованием на дому и досрочным, с «непрерывным производственным циклом» (новация-2012), с созданием передвижных участков на вокзалах и в аэропортах и т.д.

Ночью все проще, грубее и эффективнее. Принесли заверенный протокол  из участковой комиссии в территориальную, где его должны ввести в ГАС «Выборы», — а там начальник говорит: «Маловато!» Ну и поправляют. Обычно такое происходит с 10—20 процентами протоколов, в Москве чуть меньше. Не каждому председателю УИК такое можно доверить, только самым отборным. Поэтому если уж переписывают протокол, то сразу на несколько сотен голосов — чтобы прибавки хватило и на остальные участки, где по каким-то причинам менять неловко.

Петр Саруханов — «Новая» На знании того, как реально функционирует электоральная вертикаль, основана идея независимого подведения официальных итогов. Подчеркну — ОФИЦИАЛЬНЫХ. Все просто, как огурец. Наблюдателям на участках обязаны выдавать копии первичного протокола. Копии выдаются еще ДО похода председателя УИК в территориальную комиссию. Значит, если добыть и просуммировать достаточное количество первичных копий, можно дать оценку интегрального ОФИЦИАЛЬНОГО результата, каким он был ДО того, как его подвергли ночной правке. Интегральный результат ПОСЛЕ ночной редакции нам любезно представляет Центризбирком, так что далеко ходить не нужно.

От дневного фальсификата такая методика не очищает. Интернет может хоть треснуть (и наблюдатели вместе с ним), сообщая о многочисленных вбросах и «каруселях», но электоральная администрация (а позже и суды) с безмятежной улыбкой будут вам отвечать, что факты не подтвердились. Именно так повел себя председатель Мосгоризбиркома г-н Горбунов: в Москве «каруселей» не было! Значит, добавленные с помощью дневного жульничества голоса попадают в первичные протоколы и там растворяются среди честных. Извлечь их оттуда невозможно, сколько ни пересчитывай. Что в урну попало — то пропало.

Ладно, не будем ставить недостижимых целей. Волонтеры «Гражданина наблюдателя» (при поддержке «Новой газеты») и ассоциация «ГОЛОС» параллельно, но независимо обкатали на думских выборах методику выборочного сбора и суммирования первичных протоколов. С двумя понятными задачами: устранить эффект ночного фальсификата и хоть немного ограничить масштабы дневного — за счет концентрации квалифицированных групп наблюдателей (именно групп — потому что одного легко запугать, выгнать или изолировать) на ограниченном числе участков по намеченной выборке. Чтобы потом суммировать копии первичных протоколов из подконтрольной группы и сравнить результат с итоговыми данными Центризбиркома.

Метод показал, что в декабре «Единой России» на круг было приписано 15—20% из официальных 49,3%. К марту число желающих работать по этой методике выросло на порядок. Увеличилось и число общественных групп, готовых вести независимый мониторинг. Появились такие игроки, как «Росвыборы» и «Лига избирателей». Ну и отлично. Метод хорош тем, что понятен и общедоступен. Каждый может попробовать. Чем больше независимых выборок, тем ближе мы к истине. Заодно и друг друга проконтролируем.

Вопрос о репрезентативности, когда выборка составляет миллионы избирателей, распределенных по всей стране, просто не имеет смысла.

Сводные результаты разных групп наблюдателей по Москве представлены в таблице 1 (кликните для увеличения). В некоторых случаях наблюдатели отправляли данные своего первичного протокола сразу по нескольким адресам, так что выборки отчасти пересекаются — но немного.

То же самое было проделано и для России в целом — за исключением зон особого электорального режима типа Чечни, Ингушетии, Дагестана, где идти независимым наблюдателем на участок — значит рисковать головой. Результат в таблице 2 (кликните для увеличения).

Вбросить обманку через SMS дело нехитрое, если вспомнить, как организуется телефонное голосование на конкурсах «Интервидения» или на ТВ за Кургиняна. В этом еще предстоит аккуратно разобраться — чисто техническая задача, которая, впрочем, потребует времени.Сходство цифр обусловлено очень большим объемом выборок, когда случайные отскоки или ошибки взаимно уравновешиваются по старому доброму закону больших чисел. Обычный для выборочных исследований интервал доверия плюс-минус 3% здесь сужается. На этом фоне отклонение данных ассоциации «ГОЛОС», скорее всего, объясняется тем, что она собирала первичные данные через систему SMS-сообщений, и, поскольку ее работа ведется под плотным колпаком, она почти наверняка получила какую-то долю ложных сообщений, которые при растворении в массиве доброкачественных данных сдвинули суммарный итог в пользу Путина. То же самое, вероятно, касается большой группы не аккредитованных волонтеров, которых подключали к проекту без предварительного контроля на основе доверия. Вряд ли среди них все до единого добросовестны. Но абсолютное большинство — несомненно.

Особняком стоят 5 участков в Пермской области (группа наблюдателей «Березники»), которые тоже зарегистрировались волонтерами. Но представили резко отличающиеся от основной массы результат. Из уважения к принятым правилам их данные тоже включены в итоговый расчет — хотя результат свыше 70% за Путина характерен скорее для республик Северного Кавказа. Суровый интернет быстро выяснит, в чем дело. Возможно, это так называемые «закрытые участки» — воинская часть, оборонный производственный комплекс и т.д. Тогда понятно. А возможно, это какой-то спецпроект. Скоро узнаем. Пока считаем наравне со всеми: что выросло, то выросло.

Волонтеры «Гражданина наблюдателя» вводили протоколы не по SMS, а через свой портал с предварительной аккредитацией.

Итог ясен. По копиям первичных ОФИЦИАЛЬНЫХ протоколов, результат В.В. Путина колеблется около 50%. Скорее ниже, чем выше. При этом мы понимаем, что в этих протоколах по умолчанию скрыта некоторая доля дневных фальсификаций, которую трудно документировать и подсчитать. В случае 4 марта она, вероятно, была больше обычной: прибавилась новая стратегия «предприятий непрерывного цикла». Тоже не бином Ньютона: на участке в дополнение к зарегистрированным по месту жительства избирателям создается дополнительный список невесть откуда взявшихся «производственников», которые приезжают и голосуют даже без открепительных удостоверений — под честное слово директора. Или создается специальный временный участок на производстве. Нет никаких гарантий, что вооруженный честным словом коллектив затем не перемещается на другой участок или не голосует где-то еще. Возможно, по своим или чужим открепительным удостоверениям. Производственники сделали свое дело — и ищи ветра в поле.

Но будем щедры и великодушны. Приварок за счет ночного фальсификата составил 13—14% (округленно: 64%, по данным Чурова,, 50—51% по данным независимого гражданского контроля). Будем считать, что дневные вбросы дали вполовину меньше — 6—7%. Получается, по Москве победитель имеет не более 40%, а по России в целом (без зон особого электорального режима, где не было наблюдения) не более 44—45%.

Вывод прост и печален: В.В. Путин — президент России лишь по версии В. Чурова (ВЧ) и условно-обобщенного Кадырова (Ка). При этом практически нет сомнений, что во втором туре он бы честно победил и по версии гражданского общества (ГО).

Спрашивается: зачем?!

На этом фоне особое значение приобретает «длинный проект» «Лиги избирателей» под названием «Сводный протокол». Его цель — проверить и с максимальной корректностью интегрировать результаты всех независимых групп наблюдения. Это потребует больше времени, но зато даст более взвешенный и обоснованный вердикт. Тогда и посмотрим.

 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera