Мнения

Как воспитать новую элиту

Новая Россия сбудется только с новым обществом

Этот материал вышел в № 26-27 от 12 марта 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

 

Новая Россия сбудется только с новым обществом

 

Лев ЛЮБИМОВ

 

Мысль о том, что какое у нас общество, такая, например, и полиция, давно стала банальной. То же самое можно сказать и о нашей элите. Но этого нельзя было сказать о «широкой» элите, существовавшей до 1917 года, ибо все ее сословия принадлежали к иной культуре. Это была смешанная культура — культура образованных или просто трудолюбивых людей. А основная масса населения принадлежала к тысячелетнему общинно-крестьянскому космосу, где власть понималась персонифицированно (как архаичные старейшины племени, рода), идея государства не воспринималась, понятие личной ответственности отсутствовало (только ответственность общины), отсутствовали инстинкты собственности (земля никогда не была своей, она почти ежегодно «перенарезалась») и трудолюбия. Мечта крестьянина — «царь защитит», налогов не надо, государства (институтов) не надо. Царила идеология неприятия города, образованности и успешности. Существовала глубокая симпатия к криминалу.

В целом, выражаясь языком К. Ясперса, это была локалистская, догосударственная культура, до «первого осевого времени». У нас она только-только начала разрушаться на рубеже XIX—XX веков, особенно при П.А. Столыпине, как пришел 1917 год. «Товарищи» предельно эффективно приспособили ее к своим целям, лишь отъярлычив по-своему (советы вместо схода, домкомы, комбеды, парткомы и т.д.), но полностью сохранив отсутствие личности и физически изъяв из этой среды носителей культуры личной ответственности (кулаков и середняков, казачество). Оберпрокурорскую церковь как инструмент духовно-политической дисциплины заменил агитпроп. И с этой культурой, внешне перекрашенной, но сущностно той же, мы пришли к 1992 году, когда в Конституцию поместили институты, заимствованные из европейской культуры («второго осевого времени»).

Выбор конца 1990-х — начала нулевых был не между демократией и автократией, а между хаосом и «нехаосом». Затем электоральную демократию стали действительно сужать (под нелепыми предлогами вроде бесланской трагедии). Но возврат выборов губернаторов и мэров — это вновь путь во власть тех многих единороссов, лица которых часто не отмечены печатью добродетели, и «распальцованных» нового образца. Почему так? Потому что электоральное большинство — то же самое.

Но вот, наконец, спустя 20 лет после 1992 года, появляется новое меньшинство. Дать ему представительство — абсолютно необходимо. Но, освободив от «контроля» выборы, мы все равно получим расклад во власти не в пользу этого меньшинства, на котором и держится в России все, что не около «трубы». Это пока неизбежно. А как изменить ситуацию? Ответ: разрушая тысячелетний космос локалистской культуры. Механизмы — образование (особенно гуманитарное) и культура.

Гуманитарные науки, изучающие культуру, сами являются важнейшей частью культуры. Слабость такого образования в России или навязанное упрощение его смыслов — серьезнейшая причина бездуховного состояния нашего общества. То, что мы унаследовали в этой области от советской школы, не может вести к формированию человека новой России. Примитивный утилитаризм — основная черта нынешнего выпускника школы, в том числе лучшей части выпускников. В своей массе он предъявляет спрос не на знания, а на диплом вуза, выбирая факультеты, где учиться легко и выходцы из которых якобы прорвались в богатый слой граждан. Смыслы сводятся к безграничному консьюмеризму. Негражданственность, идентификация себя не с большой и малой родиной, а с фан-клубом, маргинальной тусовкой — обычные результаты школьного образования и воспитания. Из этой же среды с критериями отрицательного отбора идет и поколение элиты.

Но у сильного гуманитарного образования помимо духовности есть и другой продукт. Именно гуманитарное образование несет основную ответственность за развитие у детей интуиции, воображения, ассоциативных связей и в конечном счете инсайтов, то есть за формирование холистического (синтетического) типа социокогнитивного мышления. Тайна «экономических чудес», исторических опережающих рывков Японии, Китая, Южной Кореи, Сингапура — именно в этом типе мышления. Увы, наши социологические опросы уныло год за годом информируют нас о снижении среднего IQ у российского населения.

Общество меняется не сразу, а через смену поколений. Нынешние молодые «рассерженные» — из поколения, ушедшего на 20 лет от 1992-го. Но их доля в этом новом поколении не очень велика. Для того чтобы она «прошла» в элиту, ей нужна собственная широкая социальная база. Ведь перед этой новой элитой встанет задача избежать искушений элиты 1990-х (распилить и присвоить) и нулевых годов («перепилить» все). Ей придется реализовывать «конюшенный» подвиг Геракла, чтобы когда-нибудь мы могли напрямую выбирать губернатора или мэра не из числа тех, кому не доверяет никто, а из числа приличных, духовно продвинутых людей с высоким IQ. Воспитание новой элиты — это шанс уйти от общинного локалистского космоса.

 

Автор — заместитель научного руководителя НИУ-ВШЭ

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera