Расследования

350 доз ЛСД, пипетка и весы

Наркополицейский жалуется на «излишне жестокий» приговор, который даже не учел, что офицер сделал инвалидом молодого парня

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 26-27 от 12 марта 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

Елена Милашинаредактор отдела спецпроектов

 

Наркополицейский жалуется на «излишне жестокий» приговор, который даже не учел, что офицер сделал инвалидом молодого парня

Сегодня Московский городской суд должен рассмотреть в кассации приговор наркополицейскому Роману Калинину. Уголовное дело против сотрудника службы УФСКН по ЮЗАО г. Москвы Калинина было возбуждено по факту нанесения увечий студенту Зайцеву и за попытку сбыта крупной партии наркотиков (350 доз ЛСД).

Суд первой инстанции к наркоману-полицейскому отнесся необычайно гуманно. По факту нанесения тяжкого вреда здоровью студенту Зайцеву судья Черемушкинского суда Журавлева признала виновным самого студента Зайцева. А в отношении наркотиков пришла к выводу, что в деле нет достаточных доказательств о попытке сбыта, и переквалифицировала (смягчила обвинение Калинину) на хранение для сугубо личного пользования.

350 доз ЛСД — это вообще-то обожраться можно.

При этом судья написала в приговоре, что Калинин пробовал наркотики только один раз в своей жизни, то есть законченным наркоманом не является. Итого суд приговорил опера Калинина к 5 годам колонии общего режима.

А теперь представьте, сколько лет дали бы гражданской активистке Таисии Осиповой, если бы у нее дома обнаружили 350 доз ЛСД, пипетку и весы? Ни разу за весь судебный процесс по делу Романа Калинина не прозвучал вопрос: для чего наркополицейскому понадобился этот  типичный инструмент наркодилера?

Но Калинин остался недовольным и обжаловал приговор в связи с необоснованной жесткостью наказания. Адвокаты Калинина в кассационной жалобе написали, что судом не были учтены такие смягчающие вину обстоятельства, как добровольное признание своей вины и замечательные служебные характеристики.

«Калинин сам по себе очень агрессивная личность, он не терпит самокритики, постоянно рвется кого-либо избить, часто избивал меня...»

Это цитата из показаний второй потерпевшей по делу — Валерии Аллабердеевой, бывшей наркоманки и гражданской жены Романа Калинина. Надо сказать, что ее показания не вызвали ни особого интереса у следствия, ни доверия у судьи Журавлевой. Хотя показания столь детальны и серьезны, что их достоверность просто необходимо проверить. Например.

 

«Калинин неоднократно ездил в Санкт-Петербург, где у своей знакомой Антонины закупал наркотические вещества непосредственно из лаборатории <…>, после чего сам распространял на территории Москвы через Полетаева Александра… У Калинина есть два друга Рубцов Денис и Устинов Дмитрий, Рубцов бывший участковый ОВД Коньково, а Устинов работает в здании МВД России, на станции метро Октябрьская. Они также распространяют наркотические вещества, которые им привозил Калинин из Петербурга, а также неоднократно ездили все вместе в Краснодар, к некому Роме, который также известен под именем Абас, он проживает в Туапсинском районе в поселке Сосновый. Я ездила с ними в Краснодар… Мне достоверно известно, что Калинин ежемесячно ездил то в Петербург, то в Краснодар за наркотическими веществами...» (орфография и пунктуация сохранена).

Следователи даже не попытались установить личность Антонины, место лаборатории по производству наркотиков. Следователи не нашли и не допросили сотрудников МВД Дениса Рубцова и Дмитрия Устинова, не установили личность Романа из поселка Сосновый. Свидетеля Полетаева допрашивали много раз, однако его ни разу — по тем фактам, о которых говорит Аллабердеева.

«Я также знаю, что за Калининым стоит начальник Службы по ЮЗАО Москвы Азамат, поскольку он неоднократно задним числом оформлял ОРМ, выдавал наркотические вещества, когда не хватало веса для возбуждения уголовного дела, прикрывал Калинина, когда он допускал какие-либо ошибки, закрывал глаза, что в каждом новом ОРМ участвовали одни и те же лица, тем более наркоманы и наркодилеры».

Бывший начальник службы УФСКН по ЮЗАО А.В. Камбегов не допрошен. Тот факт, что одни и те же понятые, осужденные ранее по 228-й статье, участвовали в других ОРМ, проведенных Калининым, подтверждается материалами дела.

Показания Аллабердеевой косвенно подтвердил и зам начальника УФСБ Москвы генерал-майор П.Н. Топоров. Цитирую его рапорт: «В соответствии с полученной оперативной информацией, отдельные сотрудники Службы по ЮЗАО УФСКН РФ по г. Москве в целях создания условий по незаконному освобождению от уголовного преследования Калинина Р.В. в конце 2009 г. незаконным путем реализовали крупную партию наркотиков для получения необходимых денежных средств. Указанные наркотические средства хранились в помещении Службы по ЮЗАО УФСКН РФ по г. Москве. В настоящее время, в связи с активизацией расследования у.д. № 371336, вышеописанная ситуация может повториться…»

Рапорт генерала ФСБ следствие также проигнорировало.

 

Собственно говоря, дело Романа Калинина началось с досадной случайности. С удара в пах.

1 сентября 2009 года сотрудники службы по ЮЗАО УФСКН Москвы Калинин, Баранов, Козлов, а также их агенты Полетаев, Швецов и Кукушкин оказались возле гаражей по адресу: улица Фруктовая, дом 8. Однако суд постановил в приговоре, что имело место законное оперативно-разыскное мероприятие «проверочная закупка» амфетамина у сбытчика Ивана Зайцева и что закупка произошла по адресу: улица Фруктовая, 18. При задержании Иван Зайцев направил в сторону опера Калинина травматический пистолет. Опер Калинин провел прием самообороны, в результате которого Зайцев получил разможжение яичка.

К сожалению, эта версия не соответствует фактам.

В уголовном деле все документы, легализующие «проверочную закупку» амфетамина у студента Зайцева, датированы 1 сентября 2009-го. Но поверить в то, что все эти рапорта, заявления, акты, экспертизы были поданы, подписаны и проведены за один день, невозможно. Хотя бы потому, что вряд ли экспертизы проводятся за пару часов. Сама лаборатория по исследованию наркотиков находится на улице Азовская, служба по ЮЗАО УФСКН Москвы — на улице Кржижановского, зам начальника УФСКН Москвы генерал Федоров, утвердивший с самого начала ОРМ, а в конце дня 1 сентября вынесший постановление о направлении материалов следователю для возбуждения уголовного дела, сидит на улице Коккинаки. Тут — либо все эти документы оформлены задним числом, либо ничего важнее этой закупки для всей московской службы наркоконтроля в тот день не было.

В пользу первого варианта свидетельствует еще один факт. По версии следствия, все лица, непосредственно участвовавшие в ОРМ, находились до 12 часов 1 сентября 2009 года в здании службы по ЮЗАО УФСКН — то есть на улице Кржижановского. Но детализация телефонных соединений Калинина, закупщика Полетаева, понятых Швецова и Кукушкина показывает, что утром 1 сентября 2009 года их телефоны зафиксированы базовыми станциями, которые не обслуживают улицу Кржижановского. То есть до 12 часов дня никого из них не было в УФСКН по ЮЗАО. Все вместе они соберутся только в 13.08. Это зафиксируют базовые станции, которые обслуживают улицу Фруктовая, дом 8.

Детализация телефонных соединений также подтверждает, что все события — а именно: нападение на студента Ивана Зайцева с целью вымогательства у его родителей 15 тысяч долларов, — произошли по адресу: улица Фруктовая, 8. Это также подтверждается показаниями свидетеля, который из окна видел, как сотрудники сажают в машину корчащегося от боли Зайцева. Факт вымогательства следствием установлен, допрошены посредники. Но возбуждать уголовное дело следствие откажется.

 

В о всех показаниях потерпевший Иван Зайцев будет последовательно говорить о том, что у Романа Калинина в момент нападения был в руке пистолет. Зайцев подробно опишет травматический пистолет марки «Кольт». «Во всех ОРМ Калинин Р.В. и Шевцов Сергей брали с собой травматической оружие, при этом при мне Калинин один раз стрелял из этого оружия в парня при задержании...» (из показаний Аллабердеевой).

В деле есть протокол опознания Зайцевым пистолета Калинина. Однако этот протокол не заинтересовал судью Черемушкинского суда. Ее, честно сказать, вообще мало что интересовало. Это, конечно, мое личное мнение, но основанное на однозначных фактах. Судья не истребовала биллинги, свидетельствующие о том, что нападение на Ивана Зайцева произошло по адресу: Фруктовая, 8, проигнорировала показания очевидца, рассекреченные оперативные материалы ФСБ, показания сотрудников ФСБ и следственного комитета и вынесла приговор на основании показаний Калинина, его сослуживцев и его агентов, осужденных за незаконный оборот наркотиков.

Своим приговором судья Журавлева постановила, что Калинин всего лишь превысил самооборону. Я лично этот приговор понимаю как показательное отпущение грехов от имени системы.

 

Под текст

В 2010 году глава Федеральной службы наркоконтроля Виктор Иванов, выступая в Думе, привел статистику: за год в России было вынесено 120 000 приговоров по статье 228 УК РФ (хранение или сбыт наркотиков). Это — каждый четвертый приговор. 228-я уже стала самой массовой статьей, по которой сажают в России.

По данным все того же В. Иванова, в 2010 году за незаконный оборот наркотиков было привлечено всего 150 наркополицейских. Эта цифра важна, так как фиксирует сам факт облегченного доступа к наркотикам и использования служебного положения наркополицейскими.

Но мизерность этой цифры свидетельствует либо о высокой нравственности сотрудников ФСКН, либо о том, что преступления, совершенные наркополицейскими, просто-напросто покрываются правоохранительной системой.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera