Сюжеты

Побойтесь Бога!

Неужели наказание будет тяжелее и кощунственнее преступления, вменяемого двум молодым женщинам?

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 30 от 19 марта 2012
ЧитатьЧитать номер
Общество

Андрей Зубовдоктор исторических наук

 

В то время как бывший студент профессора Андрея Зубова, протоиерей Всеволод Чаплин (учился у него в Московской духовной академии в конце 1980-х), делает резкие заявления в связи с кощунственными действиями в соборе Христа Спасителя — профессор понял, что не может молчать. А судебные власти демонстрируют солидарность отнюдь не с профессором, а с его карьерно успешным студентом…

Всеволод Чаплин. Фото РиаНовости

В то время как бывший студент Андрея Зубова, протоиерей Всеволод Чаплин (учился у него в Московской духовной академии в конце 1980-х), делает резкие заявления в связи с кощунственными действиями в соборе Христа Спасителя — профессор понял, что не может молчать. А судебные власти демонстрируют солидарность отнюдь не с профессором, а с его карьерно успешным студентом…

Жестокое отношение судебных властей к молодым женщинам — Надежде Толоконниковой и Марии Алёхиной, возможно, соучаствовавшим, как полагает следствие, в кощунственных действиях в кафедральном соборе Христа Спасителя 21 февраля 2012 года, вызывает у меня глубокое огорчение.

Безусловно, если их участие в этом действе будет доказано, они должны понести наказание. Но, во-первых, их не следует оставлять под арестом до суда, так как совершенно очевидно, что опасности для жизни и имущества граждан их действия не представляли и не могут представлять даже при повторении проступка; и, во-вторых, примененная к ним статья Уголовного кодекса (ст. 213-2) не имеет к ним прямого отношения.

Если следовать норме российской Конституции (раздел второй, ст. 2), то наиболее близкое отношение к вменяемому госпожам Толоконниковой и Алёхиной преступлению имеет ст. 75-1 Уголовного уложения от 22 марта 1903 года Российской империи. Первый раздел этой статьи звучит так: «Виновный в крике, шуме или ином бесчинстве, препятствующем отправлению общественного христианского богослужения или учиненном в церкви, часовне или христианском молитвенном доме, наказывается арестом не свыше трех месяцев». В разделе четвертом той же статьи говорится, что если бесчинство «учинено толпой», то виновный наказывается «заключением в тюрьме на срок не ниже шести месяцев». Суд должен решить, могут ли пять молодых женщин считаться толпой, и, конечно, учесть, что их действия не привели к перерыву в богослужении (приостановка богослужения — отягчающее обстоятельство), так как в то время в соборе богослужение не совершалось.

Но еще важнее суду учесть иное. В Российской империи, за два года до провозглашения указа «Об укреплении начал веротерпимости» (принят в день Пасхи 17 апреля 1905 г.), в империи, где законом (ст. 62 Свода Основных государственных законов) православная вера объявлялась «первенствующей и господствующей», а неограниченный самодержавный император — ее «верховным защитником и хранителем» (ст. 64), за такое преступление наказывали несколькими месяцами ареста.

В современной же светской Российской республике, где «религиозные объединения» считаются общественными организациями, «отделенными от государства» (ст.14-2 Конституции), за правонарушение, подпадающее под статью 75 Уголовного уложения, виновных предполагают наказать многими годами лишения свободы. Не безумие ли это? Не кощунство ли? Не оскорбление ли святыни и Правды Божией, значительно большее того преступления, которое вменяется двум молодым женщинам?

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera