Сюжеты

Теперь ждем Сойку-пересмешницу

Фанаты «Голодных игр» заполняют кинозалы

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 32 от 23 марта 2012
ЧитатьЧитать номер
Культура

Лариса Малюковаобозреватель «Новой»

 

Перережь глотку другому, и ты — чемпион! Пресыщенный Капитолий — дикое сочетание высоких технологий и варварских нравов — тысячами глоток требует от «игроков» крови и зрелищ. Для тебя работают стилисты и тренеры, в честь тебя играет гимн, и сам тиран-президент жмет тебе руку. Игры жестокие и безнравственные обеспечат единство народа и власти...

Мартовский экран, как Чеширский кот, готов вас позабавить, устрашить, озадачить философскими размышлениями… на игровом поле.«Белоснежка» с Джулией Робертс, «Лоракс» с Дени де Вито, «Джон Картер» с сыном Берроуза. «Туринская лошадь» плетется в хвосте…

Но главные сборы делают «Голодные игры», пролог новой кино-франшизы, первая волна очередного фанатского бума.

Охотники до развлечений как всегда в привилегированном положении. Для них старается сама Джулия Робертс, из «красотки» перевоплотившаяся в злюку-королеву в новой версии Белоснежки («Белоснежка: Месть гномов»). За дело перелицовки старой-старой сказки взялся осмотрительный Тарсем Сингх. Мастер балансировки на грани сна и реальности, родом из волшебной Индии. Вот кабы до «Белоснежки» руки дошли у Тарантино, месть гномов была бы стократ ожесточеннее, королеву «закопали» бы или «укоротили». Дени де Вито прошел ускоренный курс русской фонетики и теперь восхищает россиян своим произношением в неглупой 3D-экранизации сказки Доктора Сьюза «Лоракс». Пышноусый Лоракс, дух и хранитель леса, защищает природу от жадюг-бизнесменов, продавцов воздуха. Смешной момент — реанимация юного героя Теда, в жизни не видевшего живого дерева. Чтобы мальчик пришел в себя, Лораксу приходится потереть спинками двух мишек и зарядом полученного электричества пробудить сердце Теда. Экологический манифест, приправленный юмором, в Америке делает колоссальные сборы.

Поклонники Берроуза дождались-таки полноценной экранизации одиннадцатой и последней книги барсумской серии американского классика про марсианские приключения «Джона Картера». Об экранизации этой книжки мечтал сам Лукас. Одноименный фильм снял пиксаровский анимационный искусник Эндрю Стэнтон («Немо», «ВАЛЛ•И»). Экранизация старательная, снятая в хорошем темпе, правда, немного пыльная. Но если учесть, что на самом деле книжку про потомков царственного семейства — наследников джеддаков, про приключения коротышки микроцефала, четырехметровых туземцев и интеллектуальных обезьян писал не сам классик, а его невзрослый сын… фильм можно счесть неплохим тинейджеровским боевиком «для своих». Если тинейджеры клюнут на боевитое фантастическое киночтиво, им уже обещаны еще две серии.

Но и интеллектуалам в марте есть чем заняться. Набраться сил и пойти на «Туринскую лошадь» — черно-белое, последнее (так провозгласил автор) произведение киноискусства от Белы Тарра. Об этом фильме и его ветхозаветной мудрости сочиняют искусствоведческие трактаты. Грандиозная фреска длиной в 150 минут, с минимумом монтажных склеек (около 30). Длинные планы, как длинные строфы зовут зрителя к концентрации, погружению в кадр. Выверенная геометрия мизансцен разнимает материальность. Внешняя оцепенелость действия скрывает нагнетание метафизических подтекстов. За убогим, почти бессловесным укладом сельского существования Отца и Дочери — обряд жизни во время прихода смерти. Заканчивается Еда, гаснет Очаг, высыхает Вода в колодце. Истекает Жизнь, но хозяева Дома наперекор Смерти вершат ежедневный обряд жизни. Порой кажется: действие замирает, отсылая к хайдеггеровской идее «стояния в просвете истины бытия».

И, наконец, самая громкая премьера месяца, а возможно, и киногода — подростковый триллер «Голодные игры» — на нас катит первая волна очередного фанатского бума. Фильм Гэри Росса привычно сравнивают с сагой «Сумерки», увлекшей в любовные вампирские тенеты миллионы юных дев. Возможно, потому что одноименный роман,входивший в список The New York Times Best Seller свыше 130 недель, Сьюзен Коллинз написала от лица 16-летней Китнисс. Но и сам бестселлер Коллинз, и уж тем более фильм отличаются от сладкоголосых любовных приключений «сумеречной Беллы» с «дивным запахом крови».

«Голодные игры» — история противостояния личности «большому брату» — тоталитарному государству. Антиутопия, облаченная в ворох фантастического напряженного приключения.Не являясь поклонницей подобного рода фильмов, отдаю дань уважения профессионализму авторов, сделавших крепкую жанровую, небессмысленную картину.

Ежегодно в наказание за мятеж военная диктатура Панема(территория бывших США) проводит «Голодные игры». В состязании участвуют подростки от 12 до 18 лет, избранные от двенадцати округов (стриктов). После краткого курса молодого бойца «по выживанию» жертвы должны превратиться в убийц. В результате «Голодных игр» из 24 участников останется в живых один. Юная Китнисс Эвердин из беднейшего шахтерского стрикта №12 становится добровольным участником игр вместо младшей сестры, на которую пал жребий. Вместе с Китнисс в центр тоталитарного государства, столицу Капитолий, отправляется ее земляк, тайно влюбленный в нее сын булочника Пит.

«Голодные игры» (или «Жатва») — главное зрелище года, проводится в режиме онлайн. Жители страны пригвождены к экранам, им вменяется в обязанность наслаждаться показательной резней в напоминание о «темных годах восстания». Панемская деспотия — Минотавр в разряженном обличье: но бычья голова власти жаждет жертвенной крови, которой подкрепляется, утверждая себя. «Минотавр» забирает детей для устрашения: дрожащие от страха повинуются беспрекословно. «Большие спортивные игры» — как учит пропаганда сверкающего стеклом и златом столичного Капитолия — «время раскаяния и радости». Перережь глотку другому, и ты чемпион! Ты этого достоин! Тебе будет дарована жизнь, а твоему дистрикту — лишняя поставка хлеба. Пресыщенный Капитолий — дикое сочетание высоких технологий и варварских нравов — тысячами глоток требует от «игроков» крови и зрелищ. Для тебя работают стилисты и тренеры, тебя наряжают в огненное платье, в честь тебя играет гимн, и сам седовласый тиран, президент Сноу жмет тебе руку.

«И да пребудет с вами удача!» — желают обреченным на шоу-казнь.

Игры жестокие и безнравственные, соревнования по резне до последней капли крови — обеспечат единство народа и власти.Телевизионщики-стервятники следят за тобой денно и нощно. Удары пушки в онлайн-режиме возвещают о новых жертвах, на небе зажигаются голографические портреты убитых соперников. На вас нападают осы-убийцы и четвероногие монстры-переродки. Под угрозой гибели от голода, жажды, ран придется доставать воду, хлеб и лекарства. Поляны вокруг тебя усеяны смертельно ядовитой ягодой Морник. Но главное, тут, в лесной игровой зоне, за каждым кустом тебя ждет смертный враг — один из жаждущих выжить ценой твоей гибели. Вы все жертвы и хищники в одном лице. Обернись, за тобой еще не следует волчья тень?

Главная дилемма, которую решают герои фильма и зритель: чтобы выжить, нужно стереть себя? Выбора нет? У тебя есть выбор — остаться человеком или перестать им быть.Распорядители управляют шоу, но только ты сама решаешь, есть ли над тобой хозяева.

Каждый день вынуждена задавать себе вопросы юная охотница Китнисс. Стать врагом влюбленному в нее с детства мешковатому Питу или помочь ему выжить?

Гэри Росс умножил политизированность романа. Научную фантастику превратил в антиутопию, социальный триллер. Чего стоит поднятая рука Китнисс прямо в камеры телевизионщиков — с тремя сведенными пальцами: этому знаку непослушания угольщики из дистрикта 12 ответят бунтом неповиновения.

Фильм, выходящий под грифом «старше 13-ти», в меру жесток, но с внятным гуманистическим посылом. Известно, что «изуверства» во время монтажа подредактировали. И все же кино про то, что побеждают не «прирожденные убийцы», а способные верить и надеяться, вызывает вопросы. К примеру, отчего не только обученные убийцы, но и все остальные представители дистриктов убивают так легко? Тирания воспитывает порабощенных, лишенных морали киллеров? Мысль о границах допустимого насилия не отпускает с момента, когда героиня вынуждена убивать ради спасения… Но по сути, мысль эта не рефлексируется экраном.

Впрочем, фаны романа будут аплодировать. Сохранив порывистость, эмоциональность авторской интонации, «…игры» оказываются напряженным кинематографическим зрелищем (и потому, в отличие от «Сумерек», призовут к экрану и сильную половину юного человечества). К тому же всем ясно, что фильм — первая часть литературной трилогии, пролог новой франшизы, вслед за которым последуют «И вспыхнет пламя» и «Сойка-пересмешница».

Из множества киноаналогов, к которым апеллируют «Голодные игры», я бы назвала даже не очевидную клаустрофобическую «Королевскую битву» (на острове под прицелом автоматов подростки уничтожают друг друга, чтобы вернуться на большую землю), но «Бегущего человека». В экранизации Кинга — жестокие телеигры — демонстрировали моральную деградацию общества. По сути, и Кинг, и Коллинз в своих фантастических сагах подтверждают почти забытое сегодня тождество нравственности и жизни. «Голодные игры» демонстрируют в «прямом эфире»: ужасен не зверь, а человек, ставший зверем.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera