Сюжеты

Теракты плохо объяснимы

Два года назад шахидки взорвали московское метро. Следы отчетливы, но запутаны

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 35 от 30 марта 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ирина Гордиенкоспециальный корреспондент

Передо мной лежат два пресс-релиза СКР о ходе расследования терактов в московском метро, один за прошлый год, другой за этот. Сказать, что они похожи, — ничего не сказать, на 95% повторяют друг друга: слово в слово, буква в букву...


29 марта 2010 года. Теракты в московском метро  

29 марта в 8 утра на станции метро «Лубянка» взорвалась 29-летняя Марьям Шарипова, спустя 40 минут на станции метро «Парк культуры» — 18-летняя Джанет Абдуллаева. Смертницы ехали в вагонах. Взрывы прогремели на остановках, когда поезда тормозили у платформы и у открывшихся дверей скапливались пассажиры.

Мощность взрывного устройства на «Лубянке» составила около 4 килограммов в тротиловом эквиваленте, на «Парке культуры» — около 2 килограммов. В результате двух взрывов погибли 40 человек, более 100 получили ранения, потерпевшими были признаны 168 человек.

Целый месяц я изводила Следственный комитет просьбами рассказать о состоянии дела по теракту, возбужденному два года назад. Поначалу пресс-служба не могла определиться, будет ли вообще отчет к очередной годовщине теракта или нет. Но вот вчера мне все-таки выслали пресс-релиз ведомства, который сегодня должен презентовать официальный представитель СКР России Владимир Маркин.

Показалось, что произошла какая-то ошибка. Передо мной лежат два пресс-релиза СКР о ходе расследования терактов в московском метро, один за прошлый год, другой за этот. Сказать, что они похожи, ничего не сказать, на 95% повторяют друг друга: слово в слово, буква в букву.

Но это не ошибка, потому что найти разницу удалось. Например, из нового пресс-релиза следует, что за прошедший год в деле, по которому работают две следственные бригады (одна в Москве, другая в Дагестане) и куда, помимо следователей, входят сотрудники ФСБ и МВД, добавились 4 экспертизы (вместо 322 их стало 326). Получается, что за 365 дней никаких других следственных действий не проводилось. Уголовное дело как было 110 томов в 2011 году, таким и осталось в 2012-м. Но, продолжает Маркин, «СКР совместно с оперативными службами МВД и ФСБ продолжает устанавливать пособников и других причастных к преступлению лиц с целью их дальнейшего задержания».

Однако за год никаких «других лиц» в отчете не появилось. Утверждается, что «установлены все непосредственные организаторы и исполнители терактов». Организатор — лидер террористического подполья Дагестана Магомедали Вагабов, исполнители — Гаджи Алиев, Ахмед Рабаданов, Али Исагаджиев, Шамиль Магомеднабиев, Мурад Щащаев, Марьям Шарипова и Джанет Абдуллаева. Все уже мертвы.

Правда, теперь, считает следствие, все вышеперечисленные лица «входили в банду «Новокостекский джамаат», созданную Вагабовым в феврале 2010 года». И на территории Хасавюртовского района (в этом районе располагается селение Новый Костек. — И.Г.), утверждает СКР, они «обучались взрывному делу, основам военной подготовки, готовили самодельные взрывные устройства, записывали видеообращения для интернета», в общем, готовились к теракту. И тут у меня возникают большие сомнения.

Дело в том, что «Новокостекского джамаата» не существует, и никогда не существовало. Хотя бы потому, что Шамиль Магомеднабиев был амиром Кизилюртовского джамаата, а Мурад Щащаев — Каспийского. Это известные деятели дагестанского подполья, будучи амирами на своих местах, при всем желании не могли входить в другие «банды». Оба были убиты в 2010 ходу в ходе двух разных спецопераций, их ликвидация подробно освещалась национальным антитеррористическим комитетом. Представители НАК перечисляли десятки преступлений, к которым были причастны Магомеднабиев и Щащаев, от нападений на сотрудников правоохранительных органов и военных до поджогов магазинов и минирования железнодорожного полотна в Дагестане. Но ни ФСБ, ни МВД ни разу не упомянули об их причастности к организации московских терактов.

Зато после ликвидации Ахмеда Рабаданова и Али Исагаджиева — их убили 26 апреля 2010 года в ходе спецоперации — в ФСБ сразу же заявили, что один из убитых сопровождал смертниц в Москву, за ним долгое время велась слежка, и, наконец, его удалось нейтрализовать. Только в апреле, согласно отчету силовиков, им был Ахмед Рабаданов, а спустя 4 месяца, в августе, председатель СКР России Александр Бастрыкин в одном из интервью «подтвердил», что один из уничтоженных в апреле боевиков «сопровождал смертниц метро», и это… Али Исагаджиев. Неудивительно, что в итоге и Рабаданов, и Исагаджиев вошли в так называемый «Новокостекский джамаат». Которого, напомню, никогда не существовало.

Итак, новых фамилий причастных к взрывам в метро в отчете СКР за прошедший год не появилось, зато одна исчезла — нет Гусейна Магомедова. В 2011 году Маркин утверждал, что «именно он сопровождал смертниц в метро». Почему эта фамилия исчезла сейчас, не знаю, зато знаю, что Магомедов жив и, по некоторым данным, является членом Сергокалинского джамаата.

Почему бы главе ФСБ Александру Бортникову, который на встрече с Медведевым обязался информировать о ходе расследования, не рассказать нам, что сегодня существуют два центра подготовки смертников. В первом подготовка шахидов проходила под руководством самого влиятельного чеченского полевого командира Хусейна Гакаева. До разгрома в марте прошлого года главная база располагалась в Сунженском лесу. Оттуда был отправлен в аэропорт «Домодедово» молодой смертник Магомед Евлоев, там же готовили еще целый ряд шахидов, взрывавшихся на территории Чеченской Республики и Ингушетии.

Второй «центр» возник около трех лет назад в лесах Карабудахкентского района Дагестана под руководством Магомедали Вагабова. Помимо Марьям Шариповой и Джанет Абдуллаевой там были подготовлены смертники, совершившие еще 8 терактов, в основном на территории Дагестана.

Почему нам не расскажут о том, что к терактам против мирного населения, например в Дагестане, относятся резко отрицательно, подобную практику пыталась ввести кучка фанатиков во главе с Магомедали Вагабовым. Однако после его ликвидации спецназом ФСБ в августе 2010-го, а затем в феврале 2012-го — его последователя Ибрагимхалила Даудова и части их ближайших соратников подобная практика и вовсе может прекратиться. Желающих «взрывать Россию» нет, одно дело вести войну против «ментов» и требовать деньги на джихад у местных «бизнесменов», а совершенно другое — взрывать мирных людей. Это чувствует и Докку Умаров, который несколько месяцев назад заявил, что «запретил теракты против мирного населения Российской Федерации».

Но я не буду спать спокойно потому, что Умаров отдал какой-то «приказ», я хочу точно знать, что сделали доблестные силовики для моего спокойствия. И они сами понимают, что нам нужно это знать. Но почему-то всю работу делают одни, а отчитываться поручают другим, которые ни сном ни духом.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera