Мнения

Общественное телевидение может быть отличной кормушкой и отличной разводкой, но только не СМИ

А телевизор у людей не в комнатах, он — в головах

Этот материал вышел в № 44 от 20 апреля 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юлия ЛатынинаОбозреватель «Новой»

 

Президент Медведев подписал указ о создании Общественного телевидения, которое начнет работать с 1 января будущего года. Так же как и обещания насчет прямых выборов губернаторов и либерализации законодательства относительно политических партий, это обещание будет выхолощено до полной бессмысленности и с самого начала являлось не более чем довольно очевидной разводкой

 

Президент Медведев подписал указ о создании Общественного телевидения, которое начнет работать с 1 января будущего года. Это — в исполнение последнего из президентских обещаний оппозиции. Так же как и обещания насчет прямых выборов губернаторов и либерализации законодательства относительно политических партий, это обещание будет выхолощено до полной бессмысленности и с самого начала являлось не более чем довольно очевидной разводкой.

Общественное телевидение — это такая же глупость, как Общественная палата. Зачем Общественная палата тем, кто превратил парламент в ничто? Зачем общественное телевидение тем, кто уничтожил НТВ?

На роль главы общественного телевидения, говорят, очень хочет попасть могильщик еще прежнего НТВ Михаил Юрьевич Лесин — после того как провалилась недавняя, тоже имеющая к нему отношение интрига с перехватом управления над «Газпром-Медиа». Не все же с RussiaTodayхарчеваться.

Легко также представить, что Кремль попытается соблазнить общественным телевидением Леонида Парфенова, чей резко критический тон по отношению к властям, кажется, заметно смягчился, едва на крючке показалась эта приманка.

Без сомнения, общественное телевидение может быть отличной кормушкой и отличной разводкой. Чем оно не будет — так это средством массовой информации.

Cтого момента, как Владимир Путин с помощью волшебной палочки телевидения превратился из лягушки, о которой никто не знал, в царевну, он принял меры, чтобы волшебной палочкой владел только он. Чтобы кто-то не превратил царевну в лягушку обратно.

Если вы посмотрите, то Путин сначала захватил контроль над телевидением, а уже потом над газом, нефтью и всем остальным. Кремль никогда не рассматривал телевидение как средство массовой информации, только — как средство массовой пропаганды. Смешно думать, что Кремль от этого откажется — особенно за бюджетные, то есть за свои, деньги.

На мой взгляд, оппозиции вообще не имеет смысла думать о телевидении, а имеет смысл развивать альтернативные СМИ — в первую очередь в интернете.

Собственно, это уже произошло, и один из важнейших переломов, случившихся на наших глазах в России, заключается в том, что государство благодаря интернету утратило монополию на новости.

Еще недавно новостью было то, что говорит ТВ. «Путин посетил коровник», «Медведев выступил на саммите G8». Оппозиционные СМИ занимались тем, что комментировали эту новость. Писали, что, мол, коровники обрыдли, а Медведев сказал глупость. Комментарии могли быть какими угодно, но то, что является новостью, — определяло государство.

Теперь — ровно наоборот. Если вы посмотрите на все крупные новости последнего месяца, то увидите, что все они, условно говоря, «от оппозиции». Скандал с Шуваловым. Скандал с квартирой патриарха. Новая серия НДС-приключений с неуловимой 28-й инспекцией. Шеин и Астрахань. Во всех этих случаях новость генерирует оппозиция, а государство (и церковь) оказываются в положении комментаторов, причем кроме как «это происки врагов» им сказать нечего.

49% россиян пользуются интернетом, 43% имеют аккаунт в одной из соцсетей. Тем не менее на последних выборах старое оружие — телевидение — победило интернет. Выяснилось, что анчоус если и ходит в интернет, то, видимо, за порнографией или чтобы скачивать торренты, и что фразы «если не Путин — то кто» и «он сделал из России энергетическую сверхдержаву, восстановил вертикаль власти и спасает Россию от оранжевой угрозы» — действуют на анчоуса магически.

То, что «энергетическая сверхдержава» переводится с нашистского как «сырьевой придаток», а «оранжевая революция» — как «свободные выборы», анчоуса не смущает. И то, что вертикаль власти тут же за окном по пьяни давит людей, анчоуса не волнует — он смотрит не в окно, а в телевизор. Без помощи телевизора он не в силах осознать,что именно он видит в окне.

Таким образом, возникает простой вопрос. С одной стороны, интернет качественно изменил новостную среду для тех, кто этого хочет.

С другой стороны, оказывается, что не все хотят: для значительной, если не большей части населения, привыкшего жить на подачки от государства, телевизор останется тем окном, через которое они воспринимают реальность.

Телевизор у этих людей не в комнате, он у них в головах.Даже когда у них есть аккаунт в «Фейсбуке». Им в принципе не хочется критически оценивать реальность. 32% избирателей России считают, что Солнце вращается вокруг Земли, и это без всякой, заметьте, сурковской пропаганды по этому поводу. А если бы за дело взялся Сурков?

Так что делать? На это есть два ответа: идеалистический и практический.

Идеалистический ответ заключается в том, что каждый может превратиться из анчоуса в человека и начать мыслить. Практический же ответ заключается в том, что

в массовом сознании пропаганда никогда не побеждается истиной. Она побеждается другой пропагандой.

Как показывает опыт истории, идеи, владеющие элитой, рано или поздно пропитывают нижележащие геологические слои, причем в самых фантастических формах, и когда это происходит, никакое телевидение не помогает против начинающегося беспощадного, бессмысленного и неостановимого землетрясения.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera