Сюжеты

Зима, уходи! (ТИЗЕРЫ К ФИЛЬМУ)

По инициативе «Новой газеты» молодые документалисты сняли фильм о протестном движении

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 45 от 23 апреля 2012
ЧитатьЧитать номер
Культура

Лариса Малюковаобозреватель «Новой»

 

По инициативе «Новой газеты» молодые документалисты сняли фильм о протестном движении

Нам казалось важным запечатлеть на пленку события, происходящие сегодня в стране. Поймать еще морозный, но обещающий весну воздух. Уловить переменчивые настроения улицы, заполненной неравнодушными людьми, их разговорами, лицами. Зафиксировать это не гаджетами — попытаться проникнуть внутрь событий с помощью документального кино. Можно, конечно, пригласить мэтров и сделать академический фильм про митингующих, недовольных властью. Мы пошли другим путем. Обратились к начинающим режиссерам, птенцам гнезда мастерской Марины Разбежкиной и Михаила Угарова, уже зарекомендовавшим себя дебютными работами (Мадина Мустафина за фильм «Милана» удостоена Гран-при «Артдокфеста» и приза «Новой газеты»).

Честно? Рисковали мы и они. Мы — потому что не очень представляли себе, сможет ли группа ребят сложить в единое киноповествование хроники истекшей зимы. Они — потому что, далекие от политики, боялись диктата со стороны «оппозиционной газеты». Но первая же встреча всё решила. Мы объяснили, что не хотим направлять и указывать. Они почувствовали возможность сделать что-то новое, непредсказуемое, честное. Так началось это двухмесячное путешествие… в собственную страну.

Два миролюбивых человека средних лет, выпивших не один чайник водочно-винных напитков, трезво рассуждают о текущем моменте в фабричной подсобке, украшенной алым бархатом вымпелов «Предприятию коммунистического труда». Главное, чтобы не дрались, не стреляли. Но чтобы власть увидела: «Ты смотри, какая могучая идет оппозиция!» Пролетарии Василий и Виталий про нынешнюю власть могут сказать и хорошее: «Конечно, для спорта они много сделали…»

Белая лента ползет из автомата… Клаксоны авто вопят: «Мы с вами!» —  люди улыбаются. Шумно. Москва, обычно смурная, под ноги смотрящая, — на себя не похожа. Помолодела. Юноша байроновского типа бредет сквозь толпу, читая вслух Мандельштама. Книжный мальчик взывает к веку-волкодаву.

Уличный диалог. Иностранец въедливо выспрашивает молодого человека с круглым детским лицом: «За что тебя посадили в тюрьму?» — «Облил водой прокурора. Я — оппозиционер», — заявляет активист «Другой России» Матвей Крылов-Скиф. Матвей признается: «После тюрьмы я стал добрее».

Лидеры оппозиции Немцов, Акунин, Навальный, Удальцов, Рыжков пытаются согласовать маршрут шествия 4 февраля.

Люди выходят из блогосферы — митингуя или протестуя индивидуально.

 


Тизеры к фильму ЗИМА УХОДИ:


 

Девушка в песцовой шапке с хвостом идет по улице, в руках плакат «Хочу другого президента». Боится, но встает напротив Большого театра. Приезжий из Татарстана ее урезонивает: «Путин хороший, вокруг него тысячи дурных людей». Вот и Медведев зачем-то пол-Хабаровска китайцам отдал. Выясняют, кто за кого. Оба решают, что за Зюганова.

Юношу с плакатом «Еще 12 лет — спасибо, нет!» уводит милиционер, молодой человек цитирует стражу порядка главу из Конституции про «права граждан».

Долговязый Ваня мастерит ходули. Мама сердится: «Осторожно, люстра. Не надо здесь прыгать! Вообще-то резиночки надо приделать, с ними надежнее!»

Добровольцы бросают в огромные термосы букеты чайных пакетиков — согревать в мороз демонстрантов. На фото с необъятной толпой на проспекте Сахарова они находят себя.

Женщина средних лет приходит к оппозиционерам пить чай с заявлением: «Я за Путина». Просто раньше «своих» пришла, греется.

Активисты движения «Солидарность» в машине проговаривают подробности акции: «Если что, проводим высотные работы». Они лезут по пожарным лестницам, они — на крыше, работают быстро, и напротив Кремля зависает огромный баннер «Путин, уходи!».

Толпа шествует под музыку Прокофьева. Мелькают знакомые лица: Удальцов, Ваня на ходулях с резиночками, Прохоров-Гулливер танцует в окружении небольших избирательниц.

Дикий спор-ор, Михаил Леонтьев обвиняет Немцова, Касьянова, Навального — предателей, наемников врага. Альбац требует аргументов. Романова отражает натиск: «Прекрати навязывать нам оранжевую чуму!»

Националист Иван Миронов в аудитории выясняет у студентов, за кого они голосуют. За Путина всего шесть рук. Почему? Ответы: «Он лидер нации»; «По-любому выиграет».

Черная тень Навального над толпой, отвечающей ему эхом.

Матвей о своих претензиях к Навальному: умеренного национализма не бывает, политика — «плевок в карму».

Лимонов резонерствует: «Нацболы — авангард общества, Болотная — обоз: они созрели через 12 лет после наших первых акций».

Удальцов с соратниками сжигают символическую фигурку Зимы: «Уходи!»

Полиция хватает демонстрантов.

В кафе вечер неформального объединения «Русь Сидящая». Ольга Романова награждает шарфиками мам, жен невинно осужденных. В том числе Матвея-Скифа: «Как объяснить иностранцам, что у нас происходит? Очень просто. Вы не за Саркози? Значит, вы — враг Франции».

К «белым лентам» подходят красные сердечки «за Путина». Дева отстаивает свою позицию: «Моя жизнь складывается! И я не готова этим рисковать».

Снова аресты демонстрантов. У полковника Богдановича требуют сказать, куда отвезут только что уволочённую в автозак девушку.

В сельском храме секты «Воскрешающая Русь» в Нижегородской области, известном мироточащей иконой Владимира Путина, матушка Фотинья дипломатично разъясняет, что икона зовется «Путь иной». Путь этот обеспечит тот, что в одной из прошлых жизней был князем Владимиром: «Не надо ругаться, надо просто его любить. Своего президента. А то все какие-то злые, безумные, психически больные».

«И в дальний путь, на долгие года…» — тетеньки в автобусе заливисто поют. Рядом молодой человек спит, прислонившись к стеклу на фоне призыва, объединяющего автобусную шеренгу: «В Москву за Путина!»

На избирательном пункте в городе Королеве все ищут внезапно исчезнувшего председателя участковой комиссии… вместе с заявлениями от граждан, в которых нет числа и подписи. Чистый Гоголь.

А вот председатель территориальной комиссии. Улыбчивый. Пытается закрыться в кабинете вместе с председателем участкового округа и протоколами. Дверь руками и ногами держат солидарно: пожилой член комиссии и девушка, сторонница Прохорова.

Неразрешенный митинг на Лубянской площади. Полиция лютует.

Композитор Маноцков дает интервью РЕН ТВ, акцентируя внимание на действиях властей вне рамок закона. Вот и сами «рамки» — менты подлетают и утаскивают Маноцкова прямо из кадра.

Художник-активист Матвей-Скиф вершит свой траурный перформанс: свеженько отстриженным ирокезом макает в ведро с алой краской. Согнувшись в три погибели, чертит громадные кроваво-красные буквы «ПУТИН».

Авторы сложили взгляды своих камер, реплики своих героев в пестрый калейдоскоп общего сюжета: жизнь страны на переломе эпох.

В этом кино нет политических акцентов, есть свежий, внимательный, не ангажированный взгляд на происходящее. Есть излучение самой жизни, богатой на фантастические персонажи. Живая камера чутко реагирует на зигзаги событий. Есть сквозные герои, которые расположились внутри общей канвы действия. И еще есть ощущение, что независимо от результатов выборов что-то сдвинулось. Вместо ников возникли живые, готовые на поступки люди.

На титрах рабочие мудрецы Вася и Виталик подводят итог трудным размышлениям: «Не надо народа бояться. Народ никогда не тронет, пока его не расстреливают на х…»

 

Кто сделал этот уникальный фильм

О титрах следует сказать отдельно.

У фильма «Зима, уходи!» они особенные: режиссура, камера, монтаж и вся команда авторов, научившихся слышать друг друга. Вот их имена с уточнениями Марины Разбежкиной.

Алексей Жиряков («Дом у дороги») работает в Театре.doc, долго пристраивался к кино, сначала не получалось, вдруг сделал прекрасный диплом.

Денис Клеблеев («31-й рейс»). Хороший фотограф, отличное визуальное мышление, незаменим в экспедициях — абсолютно киношный оказался человек.

Дмитрий Кубасов («Таня 5-я»). Дима — актер востребованный, но первую профессию хочет бросать: документальное кино затянуло.

Аскольд Куров («25 сентября»). Аскольд сделал несколько работ, пока учился в нашей школе, но лучшую снял сразу после выпуска — «25 сентября», очень личный фильм.

Надежда Леонтьева («Мигрантка»). Надя — телевизионный журналист, поэтому ей было легко на этом проекте. Сняла во время учебы отличную курсовую «Мигрантка».

Анна Моисеенко. Аня тоже журналист, выбрала для своего дипломного фильма сложную тему, второй год над ней работает, очень ждем результата.

Мадина Мустафина («Милана»). Окончила архитектурный у себя в Караганде и вдруг поняла, что хочет снимать кино. За год учебы сняла три фильма.

Зося Родкевич («Временные дети»). Пришла к нам после школы, была самой юной на курсе, смешная, простодушная, такая «Пеппи Длинныйчулок», ничего не боится, всегда лезет в самую гущу, у нее всё получится.

Антон Серегин («Единственная роль Суперзвезды»). Серьезный человек, был доцентом кафедры социологии одного из московских вузов. Бросил, стал снимать кино. Считает, что «Единственная роль» — его первый в жизни осмысленный шаг.

Елена Хорева («Я не в Кирове») приехала из Кирова, культуролог по образованию, на проекте проявилась неожиданным образом: жизнь дарила ей невероятные эксклюзивные кадры, все, кто занимается кино, знают, что это неспроста.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera