Мнения

Чем мотивировала? Судебные формулировки бывают настолько абсурдными, что не каждый осужденный знает, за что сидит

Этот материал вышел в № 48 от 2 мая 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Боброваредактор отдела спецрепортажей

 

 

Петр Саруханов — «Новая» Очень интересный эксперимент ставит Дима Кипиани, отбывающий наказание в Тульской колонии № 2 и осужденный по статье 159 ч. 4, которая так славно скроена, что подходит буквально каждому, за кого уцепятся правоохранители. «Мошенничество в особо крупном размере».

В суть его приговора сейчас вдаваться не будем. Если коротко: в решении Хамовнического районного суда города Москвы говорится, что Дима мошенническим путем присвоил себе квартиру. При этом другой суд, Перовский, прежде признал эту же квартиру по закону принадлежащей Кипиани, он же ее унаследовал. Сам Дима пишет, что усматривает в деле заинтересованность руководства ЦАО г. Москвы, которое принадлежащую ему квартиру в центре Москвы без всякого суда-следствия, а просто одним своим распоряжением (№ 6865РЗЛ) передало другому лицу.

Но сейчас речь не о квартире, а об эксперименте.

Пункт 15 статьи 397 Уголовно-процессуального кодекса оставляет осужденному человеку право обращаться в суд за разъяснением сомнений и неясностей в приговоре. Эта норма подкреплена декларациями, крапинами, рассеянными по всему законодательству, о том, что всякий осужденный имеет право знать, за что сидит.

Сомнения по поводу приговора у Димы есть, да еще какие. В документах, сопровождавших дело, а стало быть, повлиявших на его судьбу, есть много цитат, которые заставляют очень и очень сомневаться в адекватности лица, их написавшего. Вот, в частности, в ответ на его жалобу в Генпрокуратуру советник юстиции Родина пишет: «Вступившее в законную силу и неоспоренное решение Перовского районного суда принято считать продолжением вашей преступной деятельности». Кем это, позвольте спросить, принято? И как вообще решение суда может быть продолжением преступной деятельности?

Еще пример. Судья Сырова из Хамовнического суда в своем приговоре объявляет свидетеля, выступавшего в гражданском процессе в Перовском районном суде (в том самом, который признал, что квартира на законных основаниях принадлежит Диме), «вымыслом Кипиани Д.С. с целью введения суда в заблуждение». Не понятно, как осужденный сумел заставить Перовский суд поверить в свои фантазии, но раз уж так случилось, то тут ведь без врачей не обойтись, правда?

Вот Кипиани и просил Центральный районный суд города Тулы разъяснить ему все эти неясности. Это был один из шагов придуманного им плана, конечная цель которого — заставить судей признать, что приговор, вынесенный ему, основан на абсурде, несостоятелен в сути своей. Не в первой инстанции — так в последующих.

Судья Центрального районного суда города Тулы Марина Богатина председательствовала на выездном заседании в ИК-2. В пустом зале клуба, украшенном лишь грубо сработанным деревянным гербом Тульской области, битый час Дима зачитывает судье выдержки из документов, от которых веет откровенным бредом. Пара заключенных, у которых в приговорах тоже понаписано много увлекательного, внимательно что-то себе конспектируют. Обязательный адвокат явно скучает, поглядывает в окошко.

Через полчаса судья зачитала свое решение. Если опустить какие-то сопутствующие моменты, основная суть его сводится к следующему: «В удовлетворении ходатайства о разъяснении сомнения при исполнении приговора отказать». И все, больше ни слова о том, почему судья не нашла возможным разъяснить Кипиани художества своих московских коллег, нарушив тем самым закон. И даже больше того: Богатина не могла не знать об определении Конституционного суда, которое еще раз подчеркивает требование закона: «Судьи обязаны приводить мотивы, по которым доводы жалоб признаются ими несостоятельными или несущественными». А вот почему-то не приняла во внимание этот обязательный к исполнению документ.

Об этих нарушениях Кипиани написал в следующем своем обращении, теперь уже на имя председателя Тульского областного суд Пыленко. Тот тоже ему отказал: приговор законный, потому что обоснованный, и обоснованный, потому что соответствует закону. В отдельном, частном письме, адресованном Кипиани, председатель областного суда уверяет: все дела, проходящие по его суду, находятся под его, Пыленко, «постоянным и неусыпным контролем».

Но отчего тогда он не объяснил всю эту чушь в приговоре Кипиани? Корпоративная солидарность?

По этой своей схеме Дима Кипиани прогнал и несколько решений судов в отношении своих знакомых по колонии. У него там забавная набежала подборка, он предлагает даже делиться с газетой самыми сочными перлами судей-прокуроров. Но пока что на все требования разъяснить сомнения в приговоре поступает примерно тот же пустопорожний ответ, и надежда только одна: на то, что когда-то, в какой бы то ни было инстанции, жалобу будет рассматривать адекватный человек, у которого к тому же все в порядке с совестью.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera