Сюжеты

Диверсионный прием

На Кудринской площади жестко «винтил» боевой ОМОН. А люди продолжали работу «ассамблеи»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 54 от 18 мая 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

Во время разгона на Кудринской площади полицейский применил диверсионный прием к девушке: схватил ее сзади за шею — и она потеряла сознание. <br><br> Мы считаем, что на фото зафиксирован акт применения немотивированного насилия полицейского к гражданскому лицу, свидетелем чего была журналист «Новой газеты» Юлия Полухина. Просим считать публикацию официальным обращением в Генеральную прокуратуру

В шесть утра 16 мая после разгона #оккупайабай у людей был четкий план: гуляем дальше, внутри Садового кольца. Где соберется больше всего людей, там и новый лагерь. Через некоторое время в твиттере Ильи Яшина появилось сообщение: «В сквере на Баррикадной (у высотки) разогнали группу активистов. Сейчас полиции нет. Предлагаю попытаться собраться снова. Мы с Собчак здесь».

Думаю, это был главный мотив. Не сообщение Яшина, а сам факт попытки разогнать гуляющих на улице людей, среди которых были «белоленточники». Как и присутствие Ксении Собчак, которая с первого дня #оккупайабая не заявляла о своем лидерстве, а выполняла в лагере роль Лизы Глинки: привозила дождевики, зонты, пирожки, соки, просто общалась с людьми.

К полудню в сквере на Кудринской площади уже работал фонтан, народ потихонечку подтягивался. Примерно в это же время к протестующим вышел начальник ОВД по Пресненскому району полковник Юрий Рузляев, который сказал, что претензий к активистам не имеет и разгона не будет, главное, чтобы не топтали газон и не было «лежанок».

Дальше все как обычно: на лавочках сидят люди, маленькие дети жителей из близлежащих домов бегают по газонам. Приехал депутат Илья Пономарев, который много говорил об утреннем разгоне на Чистопрудном бульваре: «Была договоренность, что до 12.00 активисты покинут лагерь у Абая сами. Но полиция приехала в четыре утра. Один из руководителей подошел к активистам и сказал, что у них есть час на сборы вещей. После чего, в течение буквально нескольких минут, полиция и ОМОН перешли в наступление. Начали военные действия без объявления войны».

Примерно часа в четыре определились, что в правом углу сквера у Кудринской площади будет расположен инфоцентр, а рядом с ним поставили коробку с журналами и несколько пятилитровых бутылей воды. К вечеру гуляющих стало гораздо больше ста. Приехал Артемий Троицкий, который сказал, что 16 мая он должен был читать лекцию в лагере у Абая, но переместился вместе с остальными.

В шесть вечера появились жених с невестой. Все дни они находились в лагере #оккупайабай, сменились на время свадьбы и приехали уже на #баррикады.

В девять вечера в лагере было человек триста: кто-то играл в мафию, кто-то — на гитаре, или рассматривал картины, которые принесла художник Евгения Мальцева. На одной из них изображены два обнаженных человека, горло одного из них сжато обручем. «Это скованное состояние подходит настроению в стране», — поясняла людям художница.

С правой стороны в сквер вторгся ОМОН, молча, без объяснения причин. Я была первой, кого они хотели задержать, потому что прямо у моих ног были бутылки с водой. Спасла пресс-карта. Омоновцы схватили воду и коробку с пожертвованиями. Тех, кто задавал какие-либо вопросы, молча хватали и тащили к автозаку. Люди бежали за ними, Илья Яшин пытался понять, что происходит, гуляющие начали скандировать толпой: «Воры!», «Один за всех и все за одного!»

Яшин, адвокат Виолетта Волкова и депутат Илья Пономарев пытаются получить внятные объяснения от полиции. Они грудью закрывают вход в автозак, люди, в возрасте от 15 до 80 лет, мужчины и женщины, становятся в живую цепь. В это время появляется подполковник Бородин: «Давай еще автозак». В него уже попадают Илья Яшин и другие активисты. ОМОН в предельно жесткой форме оттесняет народ цепью. Я в толпе, в жилетке «Пресса», но им плевать. Людей впечатывают в автозаки, один из них начинает движение. Живая цепь не размыкается.

Журналисту «Граней.ру» Андрею Новичкову выбили палец. Фотографу «Новой» Евгению Фельдману разбили объектив, нашего спецкора Павла Каныгина попытались задержать. Когда я потребовала представиться седого командира и ответить, на каком основании они задерживают прессу, Пашу отпустили и сказали нам: «Пошли вон отсюда».

Омоновец хватает девушку, стоящую к нему спиной, за шею и тянет к себе, она падает, теряет сознание, он за шиворот волочет ее в автозак. Я требую объяснить, зачем он все это делает, вместо этого лечу кубарем на асфальт, тяну на себя девушку, а люди выталкивают омоновца. Кто-то поднимает меня, кто-то ее, брызгают ей в лицо водой, мне подают разбросанные по асфальту сумки.

Выхожу из толпы, чтобы отдышаться

Я уверена, что это был боевой ОМОН. У некоторых бойцов на форме были орденские планки. А прием, который применил омоновец к девушке, называется диверсионным. Так за секунду на войне обезвреживают часовых.

Полицейский начальник в сторонке дает нам комментарий: если все сейчас вернутся в сквер, то задержаний больше не будет. Люди выкрикивают: «Мы вам не верим!»

Третий автозак вязал анархистов и националистов, их избивали и тащили в особо грубой форме. Говорят, что в автозаке их тоже били, я этого не видела. Но Яшин чуть позже написал в твиттере: «Четыре часа держат в автозаке. Переругиваемся с омоновцами. Они расчехлили дубинки, угрожают».

В десять привезли еще ОМОН: в сферах, в бронежилетах наружу и с дубинками. (Это так называемый линейный ОМОН, для работы не в «горячих точках», а в городах.) Встали в оцепление.

Кто-то в толпе поднял надо головой плакат: «Ассамблея». Виолетта Волкова и Илья Пономарев поехали вызволять людей, общественный деятель Алена Попова вела переговоры с кем-то из руководства полицейских, а остальные стали собираться на ассамблею: установившуюся у Абая форму прямого демократического управления.

На ассамблее запрещен мегафон. Выступающий говорит фразу. Несколько человек ее повторяют, чтобы ораторов слышали все. Если тема, поднятая выступающим, не нравится, люди скрещивают на груди руки: блокировка. За внесенные предложения голосуют.

На ассамблее выяснилось, что в кассе, которую унесли полицейские, были только собранные за вторник пожертвования. Представитель агитационной группы рассказал, что полицейские унесли и большую часть листовок. Предлагают собрать подписи среди жильцов «Чистых прудов»…

Казалось бы, о чем они говорят? Вокруг выстраиваются автозаки, а они решают оргвопросы.

На ассамблее в сопровождении Алены Поповой появляется полицейский начальник, который наконец объясняет: задержания начались из-за «незаконного кормления и раздачи воды». Ответ хором: «Мы вам не верим!»

Депутат Дмитрий Гудков и Ксения Собчак в это время спокойно ждут своей очереди для выступления на ассамблее.

В полночь в сквере полно людей, от метро идет непрекращающаяся толпа. Здесь уже и Ольга Романова, и Глеб Павловский, и Иван Стариков, и Максим Виторган…

В половине четвертого утра в лагерь начинают приходить задержанные, которых отпустили из ОВД. Многих оформили по статье 12.30 КоАП (переход улицы в неположенном месте). Яшину собираются дать пятнадцать суток.

Рассвело. Людей у фонтана разбудила полиция и предложила им спать дома. Кто-то привез бутерброды — и народные гуляния продолжились.

P.S. Обращаемся к пострадавшей девушке. Предлагаем Вам связаться с редакцией любым удобным способом. Гарантируем юридическую поддержку.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera