Сюжеты

Что привлекает в маркизе Помпадур?

«Фанфан-Тюльпан» в Театре оперетты: запланированное удовольствие никто не отменял

Этот материал вышел в № 54 от 18 мая 2012
ЧитатьЧитать номер
Культура

Екатерина Васенинакорреспондент отдела культуры

 

«Фанфан-Тюльпан» в Театре оперетты: запланированное удовольствие никто не отменял

 

Михаил ГутерманОпереттомюзикл «Фанфан-Тюльпан» в Театре оперетты — уютный спектакль, лучшее в котором — от оперетты: неспешность, старая добрая реалистическая сценография, исторический сюжет, пышные костюмы с мужскими треуголками, дамскими корсажами и панталончиками — зал веселится, когда Людовик XV называет их стрингами: театр запланированного удовольствия, театр для «выхода в свет» никто не отменял. Главное богатство «Фанфана» — прекрасные голоса артистов. Людовик XV Юрия Веденеева существует подробно, иронизирует тонко, не бряцает богатым сценическим опытом, распоряжается им с чувством меры и вкуса, завораживает сильным баритоном. Маркиза де Помпадур (Елена Ионова), много лет властвовавшая над королем, пленяет и зал округлой, ясной и нежной манерой пения. Капитан Де Ля Улетт Петра Борисенко — тенор чистой красоты: брав, усат, возвышен как перевербованный воин света: «Франции, королю и мне нужны хорошие солдаты. Дети мои! Все вы теперь — одна семья. Здесь вас научат красиво носить форму, красиво сражаться и красиво умирать».

ФАНФАН. А умирать обязательно?

КАПИТАН. Нет, но желательно. Смерть в бою — высшая награда для солдата. Вы не представляете, с какими почестями мы хороним своих убитых! Музыка, салют, прочувственные речи! Трогает до слез.

Принадлежность мюзиклу приписана в афишу «Фанфана» больше для кассового интереса: молодые звезды отечественных мюзиклов вроде Валерии Ланской в роли цыганки, Аделины или драматические артисты с музыкальным образованием (Алексей Франдетти, Фанфан-Тюльпан собственной персоной) стараются быть эффектнее, крупнее, напористее артистов оперетты, но шипучка не хуже вина — это разные напитки. Два типа музыкального театра вполне ужились бы в спектакле, будь в нем хотя бы одна яркая, привязчивая ария, которую захочешь — не забудешь. Но нет, музыкальный материал (композитор Андрей Семенов) «проглатывается» без усилия и особенного следа или вреда.

Смех зависит от эпохи и страны, он социален, как язык. Цыганка Аделина вербует при штабе королевской армии новых рекрутов, король набивает казну за счет новых налогов, ведет бесконечные войны, но при этом при Людовике XV Дидро и Д’Аламбер издают первую в мире энциклопедию, Руссо публикует «Общественный договор», где говорит о необходимости передать государственную власть в руки народа, Монтескье требует независимой судебной власти. А вне стен театра, в паре километров от него, в дни премьеры у памятника Абаю читали уличные лекции об истории гражданского неповиновения «от Сократа до Мартина Лютера Кинга».

Зал и не думает осуждать Людовика за его lit de justice, верховенство королевского суда над любым другим: «Когда король приходит, судьи умолкают». Зал смеется над фамилией маркизы де Помпадур и раздевшейся перед Фанфаном принцессой («мой герой!»). И герой этого зала — Фанфан. Он понимает о государственной власти достаточно, и все-таки встает под королевские знамена и оборачивает обстоятельства в свою пользу благодаря отсутствию иллюзий.

Что ж, Людовик XV много тратил на войну, чтоб не казаться бедным. Не обращал внимания на народное недовольство: запершись в своем Оленьем парке, на все доклады об опасности, угрожавшей престолу, о бедствиях народа, отвечал: «Монархия продержится, пока мы живы» и «После нас хоть потоп». Фанфаны тем временем стремятся во дворец жениться на королевской дочери, крадут у монарха победу и дарят ее любимой Франции.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera