Сюжеты

Пункт приема смыслов

Александр АНДРИЯШКИН, перформер: «Если всё, на что ты способен, это сказать: «Мне надо подумать», то чем ты занимался до этого?!»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 55 от 21 мая 2012
ЧитатьЧитать номер
Культура

«Новая газета»редакция

Александр АНДРИЯШКИН, перформер: «Если всё, на что ты способен, это сказать: «Мне надо подумать», то чем ты занимался до этого?!»

 

Мария Зерова

Александр Андрияшкин, танцор, хореограф-постановщик. С 1998-го по 2005-й работал в театре «Вампитер» (Новосибирск), фокусировавшемся на уличных акциях и перформансах. Арт-директор «PRO-Движение», созданного для популяризации современного танца в Новосибирске. С видеохудожником Романом Корниенко ведет проект Fingers. Работа «Доктор Луцик» вошла в антологию видеоарта, танцфильм «10 выдохов» приобретен BBC. В 2007-м переехал в Москву. Преподает современный танец.

 

Несколько лет назад танцовщик и перформер Александр Андрияшкин придумал уличную акцию «Человек-манифест» и проводил ее в разных местах, предлагая прохожим придумать свои лозунги вместо привычной критики уже существующих. На Чистых прудах «Человек-манифест» продержался всего 40 минут, хотя мероприятие было согласовано с властями.  

 

 «Человек-манифест» - игровая, нарочито наивная визуальная история, в которой я предлагаю человеку самому  сформулировать свой лозунг, который будет тут же предъявлен. Для этого я стою  с художницей Катей Улитиной на постаменте в костюме, который исписан политическими, историческими, рекламными слоганами от Just do it до Arbeit macht frei.  Рядом стоят мольберты и раздаются флаеры: «Создай свой лозунг», «Скажи в мегафон».  Человек сам говорит в мегафон, в этот момент я записываю его голос лозунг в мегафон, художница наносит его на транспарант,  вешает на держатель и я с ним стою до появления следующего лозунга. Я отвечаю за то, что буду с ним стоять независимо от того, согласен  с ним или нет, до тех пор, пока не придет новый человек и не предложит новый лозунг. Перформанс заканчивается тем, что есть последняя фраза, повторяемая мегафоном и груда валяющихся транспарантов.

Этот перформанс – тест по ходу жизни: человек идет, а ему раз – говори! И если в ответ ты можешь только воротить нос и отвечаешь: «Мне надо подумать», то  чем ты занимался до этого?

Здорово, что креатив художников  ускорил и усилил зимние события. К художникам быстро  присоединилось множество людей, они стали использовать артистические формы выражения протеста, что, на мой взгляд, очень точная вещь. А раз люди пришли туда, куда мы их звали, я должен отойти и заниматься другими вопросами. Теперь, когда задача «Человека-манифеста» выполнена, люди пришли на площадь со своими лозунгами, нам надо исследовать попытку договориться. Я сделал спектакль «Последний», он посвящен полиции. Для меня было важно, чтобы это была не сколько громкая критика, сколько социально-художественное исследование и попытка понять, почему есть ощущение абсолютной чуждости друг другу гражданского комьюнити и полицейского и можем-ли мы еще найти точки пересечения, в которых мы еще понимаем друг друга и которые могли бы стать поводом к изменению ситуации. Я выбрал тактику переведения личного опыта и размышлений в художественную форму. Разговаривал с полицейскими, ставил себя в различные жизненные ситуации, связанные с полицией. Иногда абсурдные, иногда на грани, иногда пронзительные. В итоге получилась такая танцевально-театральная лекция на сцене, где я лавирую между образом полицеского, собой, клише и осмыслением. Часть людей разочарована – спектакль слишком мягкий. А я не хочу делать жесткий, хотя знаю, что могу эффектно трэшить и кровить. Но зачем сейчас? Мне не все равно, какого рода круги по воде я запускаю. Сейчас важно, смягчая углы, показать, что за счет смягчения возможны пересечения. Еще хочу понять, могу ли  спрятать артистическую амбицию  и инициировать в обществе создание своего арт продукта по предложенным мной правилам – как в «Человеке- манифесте», где формально я только транслятор. Уже на так интересно быть художником, которого забирают в автозак и фотографируют за то, что он шел с плакатом о свободе. Интересно создавать социальные и художественные пространства, где могут быть проявлены (а в последствии и сгенерированы). идеи самих людей. Когда получается сделать внятное предложение и работать на то, чтобы это предложение функционировало, я стараюсь стать проводником. А позиция «бросайте сюда цветы» вызывает скуку и отторжение.

Поскольку протест стал моден, немало появляется художников, которые думают, что для репутации смелого творца достаточно цитировать. Понятно, что если я надену портрет Путина на пояс и пойду голым, это будет пеной. Мне важнее  идея переосмысления, а не воспроизводства - я создаю ситуацию, где зритель сам формулирует, а не потребляет заранее кем-то изготовленные высказывания. то есть возникает концепт созидания и социальной дискуссии, когда люди реагируют на предыдущий плакат. При этом важно, что они могут среагировать только своим следующим предложением, а не отрицанием. В такой примитивной форме мы моделируем и предлагаем  социальную дискуссию. 

Можно начать с лозунга «я не фиг знает кто, я перформер» или « я не фиг знает кто, я оппозиционер». Дальше надо выруливать на дела. Есть мнение, что хипстеры украли у Лимонова революцию, набросали на нее блесток и провозгласили «все это карнавал!» Отлично! Но дальше прогулки должны вызревать в повседневные протестные дела. Потому что, несмотря на радость карнавала, мы движемся в ту сторону, где высказывание «Я хочу покупать в России хорошую обувь»  уже будет протестным.

Прохожие охотно генерируют смыслы. Их лозунги –  не ругань: "Нам нужна общая победа", "Хочу работать за счастье"... И все равно на Чистопрудном нас попросили сворачиваться через 40 минут, хотя ни одного радикального лозунга не было предложено и акция была согласована. Сказали, что ситуацию не надо накалять… А ведь это важно - люди не предлагали  негативных и глупых лозунгов, даже в  эпицентре событий не пороли горячку, за которую я изначально подписывался нести ответственность. Хорошо, что конкретные предложения оппозиции не сформулированы. «Белым кругом» выходят разные люди и говорят: нас много, мы не согласны и вы должны об этом знать.  Хорошо, что это говорится именно от первого лица, разными и своими словами. Странно, когда художники помещают в свои работы видео с площадей, если их там не было. Социальное искусство не в заклеивании себе рта скотчем. Это такая же ежедневная практика, как балетный класс, как работа над плие тандю. Для генерации смыслов и предложений недостаточно уметь делать батман и в соответствии с повесткой дня связать себе руки за спиной под текст  «Мне не все равно, что происходит в моей стране». Иначе получается, что про матрешки мы спектакль уже делали, а теперь мы наденем для выхода на сцену каску и возьмем дубинки. Политического искусства от этого не получится, как у меня не получится балета, если я надену пачку.

 Понимание неразрывной связи с обществом – определенная  ступенька развития. Важно, и в общем-то неизбежно, чтобы человек рано или поздно на этой ступеньке оказался. Задача искусства, на мой взгляд, состоит и в этом тоже- стать платформой не только переживаний, но и инструментом генерирования смыслов и инициации социальных изменений. Все это нужно лишь за тем, чтобы шагнуть потом на следующую ступень.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera