Мнение

«Приближается время естественной смены поколений политической элиты, и это не оставляет российской власти надежды на сохранение политического статус-кво» (ТЕКСТ ДОКЛАДА)

Доклад Центра стратегических разработок

Этот материал вышел в № 57 от 25 мая 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

Считается, что прошлогодний доклад Центра стратегических разработок предсказал события на Болотной площади, причем тогда, когда никто не верил в вероятность возникновения протестного движения. В новом документе, который мы публикуем на сайте, его авторы на основе эмпирических исследований анализируют текущее состояние российского общества и формулируют несколько сценариев возможного развития событий...


Фото: Анна Артемьева/«Новая газета»

24 мая в Москве представлен новый доклад ЦСР. Внимание к этому событию – огромное. И не только благодаря традиционному качеству исследований, которыми руководит известный российский экономист, президент ЦСР Михаил Дмитриев. Считается, что прошлогодний доклад Центра предсказал события на Болотной площади, причем тогда, когда никто не верил в вероятность возникновения протестного движения. (По этому поводу Михаил Дмитриев давал интервью «Новой газете» — см. материал «Перемены неизбежны и исторически неотвратимы» в №96 от 31 августа 2011)

В новом документе, который мы публикуем на сайте, его авторы на основе эмпирических исследований анализируют текущее состояние российского общества и формулируют несколько сценариев возможного развития событий.

В одном из ближайших номеров «Новой газеты» увидит свет интервью Михаила ДМИТРИЕВА.

 

ОБЩЕСТВО И ВЛАСТЬ В УСЛОВИЯХ ПОЛИТИЧЕСКОГО КРИЗИСА

Доклад экспертов Центра стратегических разработок (ЦСР) Комитету гражданских инициатив (Комитету Алексея Кудрина). Избранное

 

Введение

<…> Новые исследования показали, что накопленный груз нерешенных социально-экономических проблем, доставшихся в наследство от первого «путинского десятилетия», выступает в роли своеобразного консолидирующего фактора, который сглаживает различия в политических ожиданиях массовых социальных полюсов. Как для среднего класса, так и для других социальных слоев характерен однородный, деидеологизированный и прагматичный запрос на изменения, который сфокусирован на узком круге проблем, связанных с развитием человеческого потенциала (неудовлетворительное состояние образования и здравоохранения), обеспечением личной безопасности и верховенства закона, а также качеством и доступностью услуг инфраструктуры (особенно в сфере ЖКХ). Запросов, политически объединяющих все массовые слои общества, пока гораздо больше, чем запросов, порождающих конфликты между ними. Таким образом, по-прежнему сохраняется возможность апеллировать к подавляющему большинству населения страны с однородной политической повесткой, как это происходило в начале прошлого десятилетия.

Но особенностью сложившейся ситуации является острый дефицит доверия к политическим лидерам и политическим партиям на общероссийском уровне, который блокирует формирование новой партии большинства «сверху вниз», особенно на основе ребрендинга «Единой России». Как показало наше исследование, эффективно работающие механизмы формирования доверия, сегодня действуют по принципу «снизу вверх». <…> Формирование новой партии большинства становится более длительным и трудоемким процессом. Эффективность привычных технологий политического манипулирования, применяемых федеральной властью, снижается, что отчасти выравнивает шансы власти и оппозиции в борьбе за доверие масс.

<…> В предыдущем докладе мы указывали на высокий риск появления в ближайшие годы левопопулистского лидера, апеллирующего к массовым слоям за пределами среднего класса. Но сближение запросов избирателей среднего класса и прочих массовых слоев приводит к тому, что население становится менее восприимчиво к популистскому стилю политического взаимодействия. Доверие авансом не дается никому, а завоевывается в результате исполнения реалистичных обещаний, максимально приближенных к повседневным запросам населения. Это намного усложняет задачу политического популиста общероссийского масштаба, строящего стратегию на громких, но невыполнимых обещаниях. Еще менее вероятной представляется перспектива усиления массовой поддержки радикальным националистическим движениям и их лидерам.

Проведенное исследование показало, что массовые протесты в Москве уже оказали и будут оказывать в ближайшем будущем решающее влияние на развитие политического кризиса.Это происходит, несмотря на относительную немногочисленность протестующих по меркам всей страны и их политическую дистанцированность от массовых слоев населения. <…>

 

2. Отношение к властям и запрос на изменения

2.1. Направление и динамика политических изменений

Исследование свидетельствует о сохранении устойчивой тенденции к нарастанию недовольства населения, эрозии базы политической поддержки власти в центре и на местах, а также к усилению спроса на изменения в различных сферах и на обновление персонального состава руководителей в центре и на местах.

Вместе с тем протестная составляющая недовольства ослаблена во всех слоях общества. Готовность к публичным протестам не сошла на нет, но присутствует в латентной форме. В целом уровень агрессии респондентов понижен. Они не проявляют склонности к обострению общественных конфликтов и к открытой политической конфронтации. <…>

Того возбужденного психологического состояния и готовности к активным протестным действиям, которое сейчас характерно для активных участников массовых акций протеста на Болотной площади и Чистых прудах, в наших фокус-группах мы практически не наблюдаем. Не высказывается и однозначной поддержки и сочувствия действиям митингующих в Москве. Даже в фокус-группах из среднего класса крупных городов — Москвы и Екатеринбурга — установки на активное выражение протеста просматриваются слабо. Это говорит о том, что несмотря на массовость московских протестов по меркам столицы, в общероссийском масштабе протестующие по-прежнему являются незначительным меньшинством, обособленным от массовых слоев населения.

Разумеется, сложившуюся ситуацию не следует рассматривать как признак отсутствия у митингующих возможностей влияния на политический процесс. Напротив, это влияние весьма значительно и непропорционально велико по отношению к доле протестующих в российском населении.

Протестную активность респонденты обусловливают дополнительными гипотетическими изменениями к худшему, которые непосредственно затронули бы их чувствительные личные интересы.Новое ускорение этим процессам могут придать события, наступление которых в данный момент мы уверенно прогнозировать не можем — например, начало второй волны экономического кризиса, вызванное падением цен на рынках энергосырьевых товаров. <…>

 

2.2. Эрозия поддержки властей

Проведенное нами исследование свидетельствует об ослаблении поддержки федеральных властей со стороны массовых групп населения, включая средний класс и другие слои, не только в крупнейших, но и в малых и средних городах. Однако масштабы этого явления у среднего класса крупных городов и за его пределами различаются.

Средний класс крупнейших городов для власти практически потерян.Это выражается в утрате поддержки Путина, партии власти и в неодобрении политического статус-кво. <…>

За пределами среднего классатакое мотивированное неприятие власти встречается реже, но там тоже наблюдается отчетливая эрозия поддержки власти. Она выражается как в количественном сокращении сторонников Путина, так и в ослаблении их мотивации. Среди голосовавших за Путина на последних выборах преобладают негативные, а не позитивные мотивы. Наиболее распространенная мотивация голосования за Путина — это отсутствие приемлемой альтернативы. Другой распространенный мотив — уверенность в том, что неучастие в выборах, испорченный бюллетень и даже голосование за других кандидатов не могло изменить результат. Все другие мотивации, особенно позитивные, выражены гораздо слабее. Даже признание прошлых заслуг, которое еще год назад было одним из основных аргументов поддержки Путина во всех слоях населения, сейчас встречается лишь эпизодически. <…>

Наряду с маргинализацией мотивированных сторонников Путина происходит заметное усиление мотивированных оппонентов Путина и действующей власти в целом. <…>

Существенным элементом в эрозии мотивированной поддержки служит то, что и Путин, и Медведев стали восприниматься как недостаточно современные лидеры. Их облик, поведение и политическая риторика начинают диссонировать с изменениями, которые происходят в общественной жизни, и население все более отчетливо это осознает. <…>

 

2.3. Запрос на изменения

На сегодня сформировался устойчивый и массовый запрос на серьезные изменения ситуации в стране.Он объединяет практически все слои городского населения во всех наблюдавшихся регионах. Нам лишь пару раз удавалось наблюдать фокус-группы, в которых преобладало мнение о нежелательности каких-либо серьезных изменений в стране.

Что особенно важно, перечень наиболее серьезных, мотивирующих проблем, которые ассоциируются с необходимостью изменений, является коротким и мало меняется в зависимости от возраста, пола, социального положения и региона. В их число входят прежде всего проблемы здравоохранения, образования, ЖКХ, личной безопасности и эффективного правосудия. <…>

Различия в восприятии приоритетных проблем по линии «средний класс — прочие массовые слои» в основном не носят антагонистического характера. В значительной мере они связаны с расстановкой акцентов. Средний класс Москвы делает упор на тему правосудия и правового государства, а в других слоях чаще распространен запрос на расширение государственного вмешательства в реальном секторе экономики. <…>

Население хорошо сознает, что российская власть попала в колею персонифицированной политики и что вместо декларируемого кадрового обновления пока получается одна большая рокировка. В результате перестановок в верхних эшелонах власти мало кто выбывает из кадровой обоймы и почти каждому подыскивается новое место. Новых лиц во власти практически не возникает. Между тем массовые слои населения демонстрируют явную усталость от правящей элиты в целом и предъявляют запрос на масштабное кадровое обновление верхнего эшелона власти на центральном, региональном и местном уровне. Отсюда — интерес и внимание к свежим политическим фигурамфедерального уровня, к потенциальным политикам. <…>

Власть в ее нынешнем состоянии не сможет обеспечить быстрые сдвиги к лучшему ни по одной из приоритетных задач,формирующих массовый запрос на изменения. Во многом само выдвижение этих проблем на первый план в массовом сознании стало следствием хронической неспособности власти проводить успешные институциональные изменения в перечисленных сферах.

Характерным примером служит реформа полиции, которая упоминается респондентами исключительно как одиозный случай пропагандистской смены вывески, призванной камуфлировать отсутствие реальных улучшений.

Тактика влияния на власть должна принимать во внимание, что реальный, не имитационный перехват властью программы действий, сформулированный в рамках инициативы, будет невозможен. <…>

 

2.4. Рейтинги доверия и когнитивный диссонанс

Опросы общественного мнения, проводившиеся в течение первых месяцев 2012 года, как до, так и после президентских выборов, демонстрируют снижение протестных настроений, восстановление рейтингов доверия В. Путину, Д. Медведеву и партии «Единая Россия». В настоящее времярейтинги стабилизировались на уровнях, характерных для периода задолго до начала их резкого падения в 2011 году. <…>

Проведенные нами фокус-группы свидетельствуют о низкой склонности населения к протестам, агрессии и конфронтации, что вполне согласуется с официальными данными. Но они не позволяют интерпретировать восстановление рейтингов Путина, Медведева и «Единой России» как свидетельство возвращения доверия к власти в прежнее, докризисное русло. В свете полученных нами результатов повысившиеся рейтинги доверия имеют иную природу.

В новых фокус-группах мотивированная поддержка Путина, Медведева и «Единой России» быстро отходит в прошлое. Мотивированные сторонники власти встречаются значительно реже, а мотивированные оппоненты — гораздо чаще, чем в фокус-группах годичной давности, проведенных до начала падения рейтингов доверия. <…>

Как показал психологический анализ материалов фокус-групп, респонденты, поддержавшие Путина ввиду отсутствия других подходящих кандидатов, с большой вероятностью попадали в ситуацию когнитивного диссонанса. Когнитивный диссонанс возникает в случаях, когда человеку приходится делать выбор из равноценных вариантов — одинаково привлекательных или одинаково непривлекательных. Чтобы ослабить внутреннее напряжение после выбора, сделанного в состоянии когнитивного диссонанса, люди на время теряют интерес к отвергнутым альтернативам и стараются преувеличить достоинства избранного варианта. Временный рост рейтингов доверия Путину и Медведеву в этом случае выглядит вполне закономерным…

 

Выборы президента РФ 2012 г. с позиции когнитивного диссонанса

Результаты исследования говорят о том, что радикальных настроений у народа нет. Народ хочет стабильности, и поэтому голосует за Путина, но одновременно он не хочет, чтобы Путин оставался у власти…

Очень четко прослеживается в фокус-группах, кого хотел бы избрать народ. Во-первых, мужчину-лидера от 40 до 50 лет, с опытом управления. Во-вторых, этот лидер должен выступить с очень четкой программой и ясно ее выразить. Нужны не общие слова о борьбе с коррупцией или о чем-то еще, а ясное понимание того, что конкретно этот человек собирается делать.

В-третьих, народ требует, чтобы этот человек был человеком какой-то новой формации. Именно так респонденты квалифицируют Навального, Удальцова, Ройзмана и других — они даже внешне отличаются от лидеров старой формации. Но одной принадлежности человека к новой формации недостаточно. Навальный, Удальцов и Ройзман — люди новой формации, но народ не устраивает их методы. К примеру, что касается Ройзмана, людям не нравится какой-то привкус бандитизма в том, что он делает. Что касается Удальцова и Навального, то людям непонятны их программы. Они воспринимаются как мутные и невнятные.

В-четвертых, люди категорически не приемлют различные неадекватные поступки, типа сидения в фонтане, голодовок и т.д. <…> То есть помимо четкости и прозрачности программы люди хотят адекватного поведения. Недопустимы также сленг, жаргонизмы, особенно из уголовной лексики, — использование таких слов также вызывает опасения.

Путин не нравится людям тем, как повел себя по отношению к ним. Он изначально запланировал «рокировку», очевидную всем с самого начала. Первый указ Медведева — продлить президентство до 6 лет. Такое подогревание себе теплого места уже тогда вызвало раздражение. Сейчас, когда все это претворено в жизнь, когда нам указали на свое место, это вызвало серьезное раздражение. <…>

 

Источник: заключение психолога по результатам фокус-групп.

 

2.5. Сужение пространства для радикального популизма

 <…> Ослабление популистского запроса выражается и в том, что антикоррупционная риторика в чистом виде оказалась недостаточно мотивирующей. Об этом свидетельствует и довольно вялая реакция наших респондентов на антикоррупционные ролики с участием А. Навального. <…>

В целом коррупция, конечно же, раздражает. Но, как правило, люди не находят очевидной личной выгоды в том, чтобы ее ликвидировать. Если в городе плохие дороги, течет канализация, отсутствуют лекарства в больницах и т.д., такие проблемы выходят на первый план и принимаются гораздо более серьезно. <…>

Таким образом, массовой социальной почвы для радикального популизма мы не обнаруживаем: явно отсутствуют признаки того, что в случае ускоренной политической демократизации российский Уго Чавес или Александр Лукашенко может с легкостью завоевать страну и получить поддержку большинства населения…

 

2.6. Восприятие внешних угроз и внутренних межэтнических конфликтов

 <…> В условиях сохраняющейся тенденции к ослаблению одобрения населением основных направлений внутренней политики властей, можно ждать попыток компенсировать неудачи во внутренней политике внешнеполитическими действиями, идущими в русле ожиданий населения. В результате внешняя политика может стать еще менее реалистичной и более индоктринированной, превращаясь в механическую производную от политики внутренней. Это ограничит возможности для проведения гибкого и прагматичного внешнеполитического курса, отвечающего долгосрочным интересам России.

Полученные результаты позволяют также заключить, что в отличие от внешних угроз — реальных или воображаемых — внутренние межэтнические конфликты на данном этапе не могут служить средством повсеместной политической мобилизации русского населения, тем более мобилизации на открытую конфронтацию.

Это не исключает существования локальных очагов межэтнической напряженности, а также распространения латентного национализма. <…>

 

3.1. Кризис «Единой России» и официальной политической риторики

Проведенные фокус-группы подтвердили широкое распространение негативного отношения к «Единой России» и растущий запрос на политические альтернативы. Судя по нашим фокус-группам, проведенным в Тольятти и Ярославле, эти мотивы сыграли важную роль в поражении официальных кандидатов на выборах мэров этих городов.

Ресурс позитивного восприятия этой партии еще не исчерпан полностью, но заметно сжимается. Судя по тому, как воспринимались на фокус-группах выступления представителей «Единой России», особенно Сергея Неверова, сказывается не только усталость от одних и тех же лиц во власти, но и исчерпание потенциала официальной риторики. <…>

Даже Путина воспринимают скорее как безальтернативного руководителя, но не как политического лидера, способного вести людей за собой. Ни один из партийных руководителей тем более не рассматривается как привлекательный лидер общенационального масштаба, а тема партийного лидерства, похоже, вообще перестала служить мотивом голосования.За Жириновского голосуют, чтобы не голосовать за Путина. За Путина голосуют, потому что не хочется голосовать за кого-то еще. В итоге доминирует пассивно-негативная мотивация…

 

3.5. Политическая роль Русской православной церкви (РПЦ)

 <…> Подавляющее большинство россиян разделяет мнение о том, что церковь должна находиться вне политики и что ее роль сводится преимущественно к укреплению нравственных основ общества. Создается впечатление, что непосредственное влияние РПЦ на политический выбор россиян является весьма ограниченным… население предъявляет спрос на церковь как на источник институциональных социальных норм, компенсирующий слабость других социальных институтов. При этом религиозные аспекты взаимодействия с церковью волнуют население гораздо меньше. Церковь же, напротив, делает акценты на религиозно-обрядовой составляющей своей деятельности, а в последнее время — и на политической, вступая тем самым в определенный конфликт с ожиданиями массовых групп населения…

 

4. Отношение к потенциальным политическим лидерам

Выводы

Попытка выявить сложившихся общероссийских политических лидеров за пределами ведущих партий пока не принесла убедительных результатов. Таким образом, массовое сознание все еще находится в состоянии поиска лидеров новой формации, а политики с трудом нащупывают перспективные стили коммуникаций и поведения.

Привлекательные лидеры новой волны в полной мере проявить себя еще не успели. Но их появление и отбор облегчается благодаря тому, что политическая среда стала в целом более открытой и конкурентной.Поэтому при наличии массового запроса на новые лица со стороны населения появление новой когорты перспективных общенациональных политиков может стать делом недалекого будущего. Они могут возникнуть как из среды федеральных политиков второго эшелона, так и из числа новых фигур, многие из которых будут выдвигаться на местном уровне, где возникли условия для более быстрого укрепления доверия между лидерами и населением.

Меры завоевания доверия, основанные на риторике, политических программах и декларациях общероссийского масштаба, пока не вызывают мотивированного позитивного отклика ни в каких социальных группах.Как показало изучение местных лидеров, вызывающих доверие населения, наиболее действенные меры по выстраиванию доверия заключаются в приближении к избирателю путем участия в решении местных проблем и оказания поддержки местным инициативам, в которых люди склонны проявлять наибольшую личную заинтересованность. <…>

 

 

5. Влияние массовых протестов на развитие политического кризиса

Выводы

Участники массовых протестов в Москве по-прежнему относительно немногочисленны в масштабах всей страны и политически дистанцированы от массовых слоев населения. Но именно протестующие в Москве, а не массовые слои населения по всей стране, оказывают сейчас решающее влияние на ход политического кризиса. В отличие от массовых групп населения, склонность к протестам у митингующих в последнее время усиливается, а их численность уже не позволяет властям игнорировать их требования. <…>

С учетом перечисленных выше особенностей развития протестного движения в Москве и за ее пределами, мы формулируем четыре сценария дальнейшего развития событий. Ни один из этих сценариев не ведет к самопроизвольному затуханию политического кризиса и не оставляет возможности для сохранения политического статус-кво.

Переход уличных протестов в стадию силового конфликта укрепляет позиции оппонентов модернизации во власти и среди митингующих. Это может стать пусковым механизмом для сценария «Политической реакции». В условиях силового противостояния роль авангарда протестующих перейдет к радикальной оппозиции, в которой преобладают силы, слабо заинтересованные в модернизационной повестке: левые радикалы, анархисты и националисты. В свою очередь, власть, решившаяся на последовательное применение насилия, попадет в зависимость от силовых структур, в которых сравнительно широко распространены консервативные настроения.

Предотвратить развитие событий по этому сценарию могло бысохранение мирного характера протестов и начало политического диалога между сторонниками модернизации во власти и среди митингующих. Достижение компромисса по узкому кругу конфликтных политических вопросов, являющихся предметом острых разногласий между этими сторонами, позволило бы кооптировать представителей протестующих в систему власти исформировать расширенную коалицию активных сторонников модернизации. <…> Это создаст условия для ускорения преобразований, направленных на модернизацию политической системы и других институтов.

Развитие событий по этому сценарию, которому мы даем название «Ускоренная модернизация», на данном этапе представляется маловероятным.Отчасти это связано с тем, что начавшаяся эскалация политического насилия затрудняет возвращение протестов в мирное русло и начало политического диалога. Другой причиной является острота и персонифицированный характер политических разногласий между потенциальными сторонами диалога. Наконец, участию в диалоге со стороны протестующих и их частичной кооптации в систему власти препятствует отсутствие эффективного представительства и механизмов согласования коллективной политической позиции. Однако полностью сбрасывать со счета возможность развития по этому сценарию тоже не следует. Обе стороны хотят продолжения модернизации, а отсутствие диалога ослабит их влияние и затормозит желаемые преобразования.

Начало экономического кризиса в условиях незавершенного политического кризиса скорее всего приведет к распространению протестов на массовые группы населения за пределами Москвы и даст толчок для реализации сценария «Радикальной трансформации».Сочетание экономического и политического кризиса с высокой вероятностью приведет к быстрой утрате политического контроля и к ускоренной трансформации системы власти.

Наконец, сценарий «Инерционного развития» предполагает затухание политических протестов. Спад протестной активности на этой стадии уже не приведет к завершению политического кризиса. Но его течение замедлится, поскольку на первый план выдвинутся среднесрочные и долгосрочные факторы его развития. <…>

 

Основные выводы

 <…> Политический кризис может быстро перерасти в острые формы, если на него наложится вторая волна экономического кризиса. В этом случае риски потери политического контроля существенно возрастают, а темп политической трансформации может резко ускориться.

Помимо краткосрочных факторов кризиса российские власти сталкиваются и с угрозами среднесрочного характера. Эти угрозы состоят в нарастании конкуренции со стороны лидеров новой формации, которая будет усиливаться по мере взросления второго поколения беби-бумеров и количественного роста среднего класса. Приближается время естественной смены поколений политической элиты, и это не оставляет российской власти надежды на сохранение политического статус-кво. Поэтому даже возможное ослабление накала протестов в Москве не ведет к завершению политического кризиса, а лишь обеспечивает его более плавное течение.

 

Полный текст доклада читайте здесь

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera