История

Цеповязанные

В нашей стране иная власть: не Путин, сидящий на своих дутых процентах, не Чайка с Бастрыкиным, не все эти Грызловы и Патрушевы. Все они – просто обслуга бессчетного количества российских цапков. Цапки – опора их власти, а они – опора цапковского бизнеса

Этот материал вышел в № 61 от 4 июня 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

В нашей стране иная власть: не Путин, сидящий на своих дутых процентах, не Чайка с Бастрыкиным, не все эти Грызловы и Патрушевы. Все они – просто обслуга бессчетного количества российских цапков. Цапки – опора их власти, а они – опора цапковского бизнеса

Петр Саруханов — «Новая» В четверг Кущевский районный суд Краснодарского края вынес приговор Сергею Цеповязу, обвиняемому в укрывательстве убийства 12 человек в доме фермера Аметова. Убийство произошло в ночь с 4 на 5 ноября 2010 года в станице Кущевской. Семьи Аметовых, Касьяновых, Мироненко, Игнатенко были буквально вырезаны. Убиты 12 человек, в том числе четверо детей. Суд приговорил Цеповяза к выплате штрафа в 150 тысяч рублей.

По данным «Новой газеты», Сергей Цеповяз входил в группировку цапков.

Группировка возникла в 1991 году и существовала до ноября 2010 года, когда ее костяк был арестован. С 93-го и до своей смерти в 2002 году ОПГ возглавлял Николай Цапок, после власть перешла к Сергею, его брату. Костяк группировки составляли Бык (Андрей Быков), Вова Беспредел (Владимир Алексеев), Буба (Вячеслав Рябцев), Сергей Цеповяз, Рисы (Алексей и Сергей Карпенко), братья Паленые, братья Рабули, Камаз (Владимир Запорожец), братья Гуровы. Количество рядовых «бойцов» группировки к 2010 году достигало 200 человек. В активе группировки: захват земель и предприятий, крышевание и поборы, беспредел — массовые драки и изнасилования. Последние годы — легализация и проникновение во власть. Все эти 20 лет своего существования группировка фактически управляла станицей.

Приговор Цеповязу шокировал кущевцев. Люди в бешенстве. Но нужно сказать — суд действовал в рамках предъявленного следствием обвинения. Цеповяз проходил по ст. 316 УК — заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений. Максимальное наказание за это, согласно нашему законодательству, — штраф  200 тысяч рублей или 2 года лишения свободы (при этом 8 месяцев Цеповяз уже провел в СИЗО).

Однако есть много вопросов к следствию, предъявившему подобное обвинение — и ограничившемуся им.

 

«Новая газета» нашла Сергея Цапка на инаугурации президента 2008 года. С тех пор никто официально не опроверг и не объяснил его появление на этом мероприятии

По словам оперативников, расследовавших дело, и по многочисленным свидетельствам кущевцев, Сергей Цеповяз, лучший друг Сергея Цапка, занимал в ОПГ довольно серьезную позицию. Цеповяза менты называли «завчужем» — заведующий чужим имуществом (отвечал за финансовое обеспечение банды, вел бухгалтерию, заведовал материальным обеспечением — бензин, машины). Через его руки проходили в том числе денежные транши работникам краевой прокуратуры. Официально занимал пост заместителя руководителя в «Артекс-Агро» — семейной фирме цапков. Кроме того, Сергей являлся официальным лицом банды — кущевцы рассказывают, что именно он вел важные переговоры.

Однако Следственный комитет до начала процесса официально вывел его из состава банды. Как и кума Сергея Цапка — начальника кущевского РУБОПа Александра Ходыча, который, как сами же следователи утверждали поначалу, вместе с сотрудниками обеспечивал ментовское прикрытие цапкам, а в последние годы вместе с бандой в две руки вымогал взятки у фермеров и местного бизнеса.

Далее. По свидетельству местного криминалитета, именно Цеповяз помог банде надежно закорешиться с ГИБДД, обеспечив ее членам безопасное передвижение, а также отправку легких наркотиков на Ростов, которую курировали цапки. Помогли, наверное, родственные связи. Отец Сергея — гаишник Юрий Цеповяз, начальник Павловского подразделения ГИБДД. Вообще о близких связях гаишников и цапков в Кущевке ходили смешные слухи. Если, например, не остановиться по требованию гаишников, вскоре в дом нарушителя приходили цапки и требовали штраф в удвоенном размере.

В 2009 году Сергей Цеповяз стал депутатом Кущевского района, сменив на этом посту Сергея Цапка, пришедшего во власть в 2005. Шесть лет они обеспечивали официальное представительство банды во власти района.

 

Все это не прозвучало на судебном процессе. На процессе рассматривалось лишь то, как и почему 8 ноября 2010 года Цеповяз сжег документы, подтверждающие факт выдачи члену банды Сергею Карпенко топлива на автозаправочной станции (бензин убийцы использовали для поджога дома семьи Аметовых).

На процесс Цеповяза не допускали журналистов. Только протокольная съемка до начала заседания и только на чтение приговора. Точно так же — фактически в закрытом режиме, проходили суды над Андреем Быковым и Вячеславом Рябцевым (оба признаны виновными в убийствах, получили по 20 лет). Цеповяз, Быков и Рябцев пошли на досудебное соглашение со следствием, и все три процесса шли в особом порядке — то есть без допроса свидетелей и без исследования доказательств. Важнейшее судебное разбирательство превратилось в разговор между прокурором и адвокатом. На процесс Цеповяза даже не пригласили родственников убитых, и последнее слово Цеповяз произносил в одиночестве.

Суды над остальными членами группировки и над главарем Сергеем Цапком еще не начались, но сейчас уже очевидно следующее. Следствие старается держаться в очень узких рамках. Да, расследуется убийство 12 человек, которое стало пиком кущевского беспредела и, получив федеральный резонанс, не могло быть замято. Плюс признательные показания членов банды, объяснявшие другие преступления, получившие федеральную огласку в ходе расследования основного убийства — дела об убийствах главы Кущевского района Бориса Москвича, фермера Анатолия Смольникова, фермеров Романа и Валерия Богачевых, Александра Иванова, Леонида Кадяна, несколько разбойных нападений. Остальная деятельность банды — 20 летний террор станицы, изнасилования школьниц и студенток кущеского медучилища и Северо-Кубанского гуманитарно-технологического института, избиения молодежи «татарского района», принудительные работы студентов ПУ-55 на полях агрофермы цапков, обложенные данью фермеры, отъем земель в районе — все это остается в тени. И, видимо, останется.

Очень симптоматично дело Цапчихи — Надежды Цапок, матери Николая и Сергея Цапков. Надежда возглавляла семейную сельскохозяйственную фирму цапков — «Артекс-Агро». Только официально фирме принадлежит 17 тысяч гектаров земли, неофициально — более сорока. Именно «Артекс-Агро» и аффилированным с ней фирмам отходила земля, отнятая цапками у фермеров. Именно деньги «Артекс-Агро» (официальный годовой оборот составляет более миллиарда рублей) позволяли цапкам «решать вопросы» на уровне района и края, подкупая и перекупая чиновников и силовиков. Так вот, 18 августа прошлого года ей дали три года колонии — фактически за ошибку в бухгалтерских платежках. Дальше выявленной недоплаты в 30 тысяч рублей следствие не пошло.

Звездная бригада Следственного комитета не сочла необходимым влезать в кущевские дела слишком глубоко, делать разбирательство публичным. Процессы, которые могли стать катализатором гласности после двадцатилетнего молчания и серьезной психотерапией для искалеченной станицы, сделали фактически закрытыми. Почему?

Потому что 20 лет — серьезный срок. 20 лет фактически управлять станицей, без ведома правоохранительных органов и властей станичного, районного и краевого уровня не получится. По нашей информации, в ноябре-декабре 2010 года, когда после убийства в Краснодарский край приехали сотрудники правоохранительных органов со всей России, краевая прокуратура развернула настоящую спецоперацию по изъятию оперативных материалов из краевого ГУВД, касающихся взаимоотношений прокурорских и цапков.

«Новая газета» располагает частью этих материалов — например, прослушками, на которых Сергей Цапок неформально общается с сотрудником краевой прокуратуры Дмитрием Александровичем (предположительно — старший помощник прокурора Краснодарского края по собственной безопасности Федоров) по поводу «ленинградского дела» (жалобы фермеров Ленинградского района, натерпевшихся от цапков. — Е. К.); оперативной справкой, согласно которой Цапок ему же заносит взятку за закрытие уголовного дела по избиению Цапком капитана милиции Налбандяна.

Но это, конечно, лишь эпизод долгих и плодотворных взаимоотношений цапков и правоохранительных органов. Кто закрывал дело по сожженному совхозу Степнянскому, земли которого перешли  банде? Как легализовались отнятые у фермеров земли? Кто конкретно принимал спонсорскую помощь цапков в кущевском РОВД (компьютеры, мебель, кондиционеры, горячее питание, оплата обучения сотрудников)? Где можно увидеть показания начальников РОВД Владимира Финько, Николая Черновского, Виктора Бурнусова?

Но думаю, что профессиональная солидарность — не единственная причина такого ведения следствия.

Потому что Кущевская — это лакмусовая бумажка беззакония, которое происходит ежедневно, ежечасно, за границей крупных городов, обласканных вниманием медиа. Потому что страшно признать и — через показания свидетелей, через реальный список преступлений — увидеть, какую страшную форму принимает многолетнее безвластие, каких чудовищ рождает двадцатилетний страх.

 

Я бы хотела, чтобы в суде выступили родители изнасилованных девочек кущевского медучилища и сказали те страшные слова, которые говорили мне: «Это обычная жизнь, обыкновенная. С чего шум-то?» Чтобы в суде рассказала про позитивное отношение к жизни моя ровесница, которая сидела в соседней комнате, пока насиловали ее подругу. Чтобы мальчики-сироты, которые видели в цапках единственных защитников, объяснили суду, как это здорово, когда банда «может порвать» любого твоего врага. Чтобы мальчик из «татарского района» Кущевки, которого проткнули шампуром, потому что он появился в центре (а это было запрещено цапками) — праздновал день рождения друга, рассказал судье, чем закончилась попытка официального разбирательства. Чтобы фермеры назвали суммы ежемесячных поборов (которые, кстати, после ареста цапков продолжились). Чтобы учительница школы № 4 рассказала, как девочек забирали со школьных дискотек и почему эти дискотеки нельзя было отменить совсем: «Это же плановое мероприятие».

Но этого не будет.

Потому что Кущевскую по-прежнему заставляют жить в тишине.

 

P.S. Двое членов банды уже не смогут дать показания. 30 июня Виталия Иванова нашли повешенным в Краснодарском СИЗО. Родственники заявили, что будут добиваться расследования смерти: «Его убили. У нас все доказательства на руках, 350 фотографий. Гематомы огромные на висках, гематомы по всему телу, два ногтя содраны, ссадины на кончиках пальцев. Он сопротивлялся». Сергей Карпенко скончался утром 1 августа в реанимационном отделении клинической больницы Владикавказа. Согласно официальной версии, охранникам ИВС удалось вынуть его из петли, но Карпенко уже впал в кому. Обстоятельства смерти также более чем странны — в больницу Карпенко поместили под другой фамилией, врач «скорой» Диана Габуева, оказывавшая первую помощь, утверждает, что странгуляционная борозда отсутствовала.

Обеспечат ли правоохранительные органы безопасность остальных фигурантов дела?

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera