Сюжеты

Удальцов отмахивается от обвинений

Мировой суд Ленинского района Ульяновска постановил принудительно доставить оппозиционера на заседание, назначенное на 9 июня

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 63 от 8 июня 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

 

Мировой суд Ленинского района Ульяновска постановил принудительно доставить оппозиционера на заседание, назначенное на 9 июня. Уголовный процесс по делу координатора «Левого фронта» Сергея Удальцова, инициированный ульяновской активисткой «Молодой Гвардии «Единой России» 20-летней Анной Поздняковой, встраивается в цепочку судебных преследований известных российских оппозиционеров.

Фото автора
Активистка «Молодой гвардии» Анна Позднякова признала себя потерпевшей

Сергей ГОГИН
для «Новой»,
Ульяновск

 

Уголовный процесс по делу координатора «Левого фронта» Сергея Удальцова, инициированный ульяновской активисткой «Молодой Гвардии «Единой России» 20-летней Анной Поздняковой, встраивается в цепочку судебных преследований известных российских оппозиционеров.

Такие дела если и не выключат лидеров оппозиции из общественной деятельности, то отвлечь от нее могут. Во вторник, 5 июня, мировой суд Ленинского района Ульяновска постановил принудительно доставить Удальцова на заседание, назначенное на 9 июня. Если судебные приставы выполнят это решение, а приговор будет обвинительным (к тому все идет), то назначенный на 12 июня «Марш миллионов» может пройти без Удальцова: статья предусматривает до трех месяцев ареста.

Студентка Ульяновского высшего авиационного училища гражданской авиации Анна Позднякова в частном порядке обвиняет Удальцова в нанесении ей побоев (ч. 1 ст. 116 УК РФ) во время антинатовского митинга 21 апреля — он якобы ударил ее по руке с телефоном, и удар пришелся по лицу. Сам он утверждает, что не трогал ее пальцем, просто заслонил рукой камеру телефона, он даже написал заявление о ложном доносе. Ульяновская полиция дело о доносе возбуждать отказалась, а вот заявлению Поздняковой тут же дала ход. Удальцов и его сторонники уверены, что эта девушка — провокатор.

На видеоролике, снятом Поздняковой и доступном в интернете, слышно, как она долбит его одним и тем же вопросом: «Сергей, вы голодаете?» (Накануне Удальцов вышел из голодовки в поддержку астраханского депутата Олега Шеина, и Позднякова, судя по ее показаниям в суде, об этом знала.) Удальцов в кадре ведет себя невозмутимо, фотографируется с другими людьми. Далее видно, как рука закрывает объектив камеры, потом затемнение, визг, и в следующее мгновение Удальцов уже спокойно идет, как будто бы за секунду совершив прыжок метра на три в сторону («телепортировался», шутят журналисты). Камера какое-то время «провожает» его. Кандидат технических наук из НИИ «Кинофотоинститут», кинематографист с 45-летним стажем Александр Блохин по просьбе защиты провел экспертизу ролика и нашел в нем признаки видео- и аудиомонтажа (в частности, судя по спектру шумов, визг был вмонтирован).

Процесс против Удальцова идет с начала мая, но впервые обвиняемый появился в суде лишь 25 мая, до этого он сидел под арестом после «Марша миллионов» и лежал в больнице с язвой. Девять свидетелей защиты заявили, что никакого удара не видели. Свидетель Щедров видел, как Позднякова говорит своим знакомым: «Меня только что ударил Удальцов» — и выглядит при этом счастливой, хотя, судя по заключению врачей, у нее в это время была закрытая черепно-мозговая травма и сотрясение мозга. Трое свидетелей обвинения дали противоречивые показания: из их пояснений не ясно, как же был произведен удар — кулаком или открытой ладонью, прямой рукой или с замахом, по предплечью, запястью, кисти или по голове. Адвокат Удальцова Виолетта Волкова представила суду схему, из которой следует, что свидетели не могли видеть удара, потому что обзор им загораживала толпа людей и транспаранты.

4 июня Удальцов вновь приехал в Ульяновск, и тут судья Екатерина Трофимова погнала процесс к завершению со скоростью курьерского поезда. Она отказалась удовлетворить почти все ходатайства защиты, важные для установления истины. Защита предлагала Поздняковой пройти тест на детекторе лжи вместе с Удальцовым и за его счет — и получила отказ. Защита просила назначить повторную судмедэкспертизу Поздняковой, потому что проведенная по запросу суда экспертиза вызывает сомнения: она выполнена по одним лишь медицинским справкам, без изучения материалов уголовного дела, притом за один день, хотя грамотному эксперту на эту работу требуется около недели. Отказ. Защита просила вызвать медэксперта, чтобы спросить, как он сделал вывод о характере травм и механизме их получения, не изучив материалы судебного следствия. Отказ. Защита просила провести дополнительную техническую экспертизу видеоролика, настаивая, что это монтаж. Отказ.

Судья Трофимова переходит к прениям, дав сторонам на подготовку… 20 минут. «В моей практике такое впервые», — говорит Волкова, которой не дали подготовиться к прениям при таком объеме материалов. Она опаздывает на другие процессы, но судья отказывается перенести слушания. После перерыва адвокат не вернулась в зал заседания. «Меня госпитализировали в ульяновскую клинику с диагнозом гипертонический криз, аритмия сердца, запредельное давление», — пишет Волкова в своем «Твиттере». Удальцов остается без защитника, но судью это не смущает, как и статья 50 УПК РФ, по которой обвиняемый в такой ситуации имеет 5 суток, чтобы привлечь нового адвоката. Удальцов заявляет, что процесс ведется предвзято, с нарушениями принципа состязательности, с обвинительным уклоном. «Такого беспредела, как на суде в Ульяновске, я давно не видел», — его запись в «Твиттере».

Утром 5 июня Удальцов в суд не пришел, прислав заявление с просьбой отложить заседание в связи с болезнью адвоката. Очевидно, единственное, что могла сделать в этой ситуации Волкова, — это покинуть процесс, тем более что к этому располагало состояние здоровья: все другие легальные способы защиты суд проигнорировал. «Тенденциозность решений судьи не может не выводить из себя представителя защиты, поскольку судебный процесс все более напоминает откровенное глумление над конституционными и процессуальными нормами права, — считает ульяновский правозащитник Игорь Корнилов. — Суд сам себе, таким образом, устроил «темную», ограничив еще и право адвоката на надлежащую защиту подсудимого и представление доказательств защиты. Допускаю, что подобное процессуальное «затмение» у судьи носит вовсе не личный характер, а имеет иной характер, скажем, политический».

Хотя адвокат Волкова и жалуется на самочувствие, но обещает: «Хоть тушкой, хоть чучелом, я в Ульяновске 9 июня буду». Она обещает некую «бомбу» для Анны Поздняковой.

 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera