Мнения

Презентован доклад Amnesty International по Ингушетии: полная зависимость следствия и отсутствие правосудия

Похищены государством

Этот материал вышел в № 68 от 22 июня 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

Вячеслав Измайловвоенный обозреватель

 

Вчера, 21 июня, в Независимом пресс-центре на Пречистенке состоялась презентация доклада международной правозащитной организации Amnesty International («Международная амнистия») «Замкнутый круг несправедливости» о спецоперациях российских силовых структур и нарушениях прав человека в Ингушетии. За день до этого доклад был обсужден на круглом столе в общественном центре им. Андрея Сахарова.

Материалы доклада почти полностью основаны на двух исследовательских миссиях сотрудников «Международной амнистии» в Ингушетии, проведенных в ноябре 2010 года и в мае-июне 2011 года.

Грубые нарушения прав человека в Ингушетии типичны и для других республик Северного Кавказа, и прежде всего Дагестана, Чечни, в какой-то степени Кабардино-Балкарии. Так, в Дагестане на сегодня значится больше насильственных исчезновений людей, чем в Ингушетии.

Понятие «насильственное исчезновение» в международной практике и теории определено как «похищение, связанное с представителями государства», то есть когда похитителями являются представители государства. Формально во многих случаях можно говорить о предполагаемых насильственных исчезновениях.

Так, ранним утром 10 июня 2009 года несколько вооруженных мужчин в камуфлированной форме без знаков различия и в штатском пришли в квартиру семьи Албаковых и увезли Батыра Албакова, как они сказали, в Назрановское РОВД. Через несколько дней труп Батыра Албакова был обнаружен, но ни одно силовое ведомство, в том числе Назрановское РОВД, ответственность за его задержание не взяло.

Исраил Торшхоев бесследно исчез 18 ноября 2010 года. Его увезли «силовики» без масок из собственного дома после обыска на виду у всех домочадцев. А поводом к обыску в доме и задержанию Исраила послужило его стремление выяснить, почему убили его троюродного брата Ваху Гайсанова. «Силовики», приехавшие за Торшхоевым, были на БТРах и спецавтомобилях. Всего их было около 50 человек. Заметим, что появление боевиков в таком количестве и на таком транспорте в центре маленькой Ингушетии в ноябре 2010 года было просто невозможно. Ни одно силовое ведомство и в этом случае не взяло на себя ответственность за задержание Торшхоева. О его судьбе ничего не известно по сей день.

Умалат Барсанов и Акроман Угурчиев бесследно исчезли 10 месяцев назад. На них накинулись неизвестные «силовики» прямо у дома Барсановых. О местонахождении и судьбе Барсанова и Угурчиева ничего не известно. Ответственность за их исчезновение никто на себя не взял.

Более 10 лет назад Анна Политковская писала о людях, исчезающих в Чечне. В наши дни «людьми исчезающими» стали жители не только Чечни, но и Дагестана, Северной Осетии, Кабардино-Балкарии…

По данным прокуратуры Ингушетии, в 2007 году имело место 13 исчезновений людей, в 2008-м — 8, в 2009-м — 9, в 2010-м — 2, в 2011-м — 1. В то же время сообщений о пропаже людей в республике только в 2009 году было 32, в 2010-м — 37, в 2011-м — 17. Даже на официальном сайте МВД Республики Ингушетия данные расходятся с теми, что сообщает республиканская прокуратура: с октября 2010 года по декабрь 2011 года — 72 сообщения об исчезновении 57 лиц (39 мужчин и 18 женщин).

Отдельные главы доклада кроме насильственных исчезновений посвящены внесудебным казням и пыткам. В качестве примера авторы доклада приводят дело 20-летнего Зелимхана Читигова, подвергшегося пыткам в Карабулакском РОВД в 2010 году. Благодаря стечению обстоятельств это, пожалуй, единственное среди аналогичных доказанное дело. Его раскрытию способствовали и бесстрашие самого Зелимхана Читигова, получившего в результате избиений сотрясение мозга, потерю слуха, потерю сознания прямо в здании суда, и сами сотрудники РОВД Карабулака, отказавшиеся подчиняться преступным приказам своего начальника, а также принципиальная позиция главы республики Юнус-Бека Евкурова. Начальник Карабулакского РОВД и его заместитель были уволены, против них возбуждены уголовные дела. Но дело Читигова — редчайшее исключение.

Все свидетельства, собранные «Международной амнистией» (а им удалось поговорить с 60 свидетелями) в ходе исследовательских поездок в Ингушетию, говорят об одном: полной зависимости следствия, его слабости и отсутствии правосудия. Это, к сожалению, объединяет Ингушетию с другими республиками Северного Кавказа и свидетельствует о слабости принципа верховенства закона по всей России.

Прочитать доклад можно ЗДЕСЬ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera