Сюжеты

«Болотное дело»: требуются очевидцы

Если следствию не хватает свидетелей, они должны прийти сами, чтобы рассказать, что на самом деле происходило 6 мая

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 81 от 23 июля 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

 

Расследование дела о беспорядках на Болотной площади 6 мая идет как-то странно: потерпевшими признаны только правоохранители — и ни одного гражданского лица. Возможно, следствию не хватает информации? Показания дают пока главным образом полицейские. Присутствие в деле свидетельств тех, кто — физически — находился по другую сторону баррикад, возможно, сделало бы картину более сбалансированной. В том числе в деле очень нужны показания тех, кто, собственно, вывел людей на улицу — и согласовывал формат мероприятия с властями.

Правозащитники выступали модераторами и давали профессиональные рекомендации/Фото Анны Артемьевой
В маленькой комнатке, где собрались родственники «болотных узников», быстро возникла «социальная сеть»

В № 71 «Новой» мы уже рассказывали о том, что расследование дела о беспорядках на Болотной площади 6 мая идет как-то странно: потерпевшими признаны только правоохранители — и ни одного гражданского лица.

Возможно, следствию не хватает информации? Показания дают пока главным образом полицейские. Присутствие в деле свидетельств тех, кто — физически — находился по другую сторону баррикад, возможно, сделало бы картину более сбалансированной. В том числе в деле очень нужны показания тех, кто, собственно, вывел людей на улицу — и согласовывал формат мероприятия с властями.

Какие бы версии ни строило следствие, практически всех арестованных пока объединяет только одно обстоятельство: ранее они никогда не встречались друг с другом. По этой причине адвокаты и родственники подозреваемых и обвиняемых долгое время действовали разобщенно. С одной стороны, это естественно: их задача — вытащить «своих». С другой стороны, уголовное дело — одно на всех, и консолидация защиты была бы разумным шагом.

И этот шаг, надеюсь, был сделан на прошлой неделе — состоялась встреча родственников задержанных по делу о массовых беспорядках 6 мая с правозащитниками.

Инициатором выступил возглавляющий движение «За права человека» Лев Пономарев, в его же офисе и собрались мамы, папы, братья и другие близкие «болотных узников», а со стороны правозащитников — представители «Комитета 6 мая» и Общественной наблюдательной комиссии (ОНК). Комитет сложился стихийно и объединяет тех участников весенних уличных акций протеста, кто находится на свободе, но хотел бы помочь задержанным. ОНК же — правозащитная организация, представители которой регулярно инспектируют следственные изоляторы и тюрьмы. После арестов по «болотному делу» представители ОНК были одними из первых, кто посетил задержанных в ИВС.

Удивительно, как быстро сближает иногда общее горе: в маленькой комнатке сложилась настоящая социальная сеть — люди, большинство из которых прежде не имели с инфраструктурой лишения свободы ничего общего, делились советами: как облегчить быт и поддержать дух своих близких. Правозащитники давали рекомендации.

Так, юрист движения «За права человека» Яков Моисеев объяснил, что родственники могут стать общественными защитниками, как это сделала, например, Ольга Романова в деле своего мужа Алексея Козлова: «Польза будет не в том, что вы знаете закон, а в том, что сможете оказать моральную поддержку».

Маму Андрея Барабанова, которая подписала сына на «Новую газету», волновал вопрос: как он сможет получать ее в камере? Мать Рихарда Соболева, которому уже довелось бывать в СИЗО, подсказала: нужно отвезти в Бутырку квитанцию об оплате. Представитель ОНК Валерий Борщев обещал также помочь Барабановым и с проблемой питания: Андрей — вегетарианец.

Жена Ярослава Белоусова Тамара узнала от сотрудницы ОНК, что ее мужу провели медосмотр и результаты будут в самое ближайшее время.

— У него астма, у него миопия (близорукость). Ему очки новые можно будет передать? — переживает Тамара. Ее успокаивают: да, можно.

Виктор Савелов получил от правозащитников из ОНК весточку от сына, права на свидание с которым так и не добился от следователей (в официальном отказе на ходатайство отца почему-то назвали «свидетелем»), — представительница ОНК, недавно посетившая ИВС № 4, читала свои заметки в блокноте: «В камере четыре человека. Артем велел вам передать, что жив и здоров, ребята в камере — нормальные. Просил вас крепиться. В камере не было холодильника и не было чайника, мы сообщили об этом адвокату. Сейчас вроде бы всё в порядке».

Виктор Савелов вздохнул и шепотом повторил про себя: «Крепиться». На встрече он рассказывал, что не понимает, как его сыну могли приписать какую-то агитацию (Артем был задержан как причастный к организации и призывам на Болотной площади г. Москвы и к проведению массовых беспорядков на основании ч. 2 ст. 91 УПК РФ), если тот страдает тяжелой формой заикания — и даже в армию не пошел по этой причине. «Характер у Артема уравновешенный. На всех видеозаписях 6 мая он спокойно идет, даже среди полицейских. Когда один из полицейских на него замахнулся, Артем встал по стойке смирно, и у полицейского даже не хватило наглости его ударить. И ему все равно шьют статью о насилии в отношении представителя власти».

Родители Бахова также узнали о состоянии сына от представителей ОНК. «Федор жаловался адвокатам на то, что у него болит рука, немеют пальцы». Кроме того, Бахова-отца беспокоит возобновление следственных действий: боится, что сын опять что-нибудь на себя возьмет.

Опять — потому что на первом допросе Федор уже подписал явку с повинной. «Не мудрено поддаться давлению, когда допрос идет часов десять, и при этом присутствует государственный адвокат, — говорит Бахова-мать. — Федя интеллигентный человек, впервые попал в такую ситуацию, его обещали выпустить, если он напишет явку с повинной. А теперь все пишут, что Федор сотрудничает со следствием. Так вот, на этого адвоката была уже подана жалоба в Одинцовскую коллегию, потому что в данном случае он повел себя совсем не как адвокат. Виновным себя Федор Бахов не признает, не сотрудничает со следствием и не дает показания на основании 51-й статьи Конституции».

Самая сложная ситуация сейчас, пожалуй, у Михаила Косенко. Ему 37 лет, он инвалид 2-й группы — сложное психическое заболевание, которое он получил после армейской контузии. Михаилу необходимо регулярно принимать определенные медицинские препараты, без которых его состояние начинает ухудшаться. Ксения Косенко рассказала, что руководство СИЗО № 4 не разрешило передавать лекарства, прописанные его доктором, а тюремный врач осмотров не проводит.

— Не так давно Косенко стало плохо в камере, — подтвердил координатор «Комитета 6 мая» Руслан Садчиков. — Сокамерники вызвали врача, врач зашла на минуту, вышла и больше не вернулась.

По словам правозащитников, Михаил просит перевести его в психиатрическую лечебницу, на что правозащитник Анна Каретникова заметила: «Для этого нужны медицинские документы. А если они есть, то я тогда вообще не понимаю, что он делает в СИЗО». На этот риторический по сути вопрос ответил отец Михаила Косенко: «Я был на суде, два адвоката всё разложили в суде по полочкам, но судья ничего не хотел слушать».

Практически все родственники жаловались на то, что следователи не дают им свидания с арестованными. Анна Каретникова резюмировала: «Если я правильно понимаю, у нас разрешено свидание было родственникам одного человека, Максима Лузянина, который сотрудничает со следствием».

Самым острым оказался вопрос о том, чем «болотным узникам» могли бы помочь те люди, которые являются официальными заявителями митинга и согласовывали с властями и маршрут продвижения колонны, и время, и численность.

— Мы не видим каких-то подвижек со стороны заявителей, которые, между прочим, находятся на свободе, — перебивая друг друга, говорили Баховы. — Нашим родственникам грозят реальные сроки. Нет, мы не хотим, чтобы Удальцов, Навальный, Бакиров, Давидис сидели, но нам надо, чтобы они проявили солидарность и нам бы помогли — настолько, насколько это в их силах. А сейчас такое ощущение, что они куда-то спрятались.

Суть тут вот в чем: официальные заявители могли бы (должны?) выступить свидетелями защиты на предварительном следствии и пояснить: как проводилось согласование с властями, какой маршрут был определен и кто нарушил договоренности?

Перераставшую заявленный формат дискуссию остановил Лев Пономарев, который заявил, что постарается 24 июля организовать встречу с участием родственников «болотных узников», адвокатов и заявителей. А Руслан Садчиков напомнил, что 26 июля в Новопушкинском сквере состоится согласованный митинг солидарности с политзаключенными по «делу 6 мая». На нем выступят и родственники арестованных.

«Новая газета» связалась с официальными заявителями митинга 6 мая и попросила их, пока заочно, ответить родственникам задержанных на вопрос о том, готовы ли они помочь — и чем. Также нас интересовал вопрос, почему «Марш миллионов» официально был согласован только на 5 тысяч человек? От комментариев пока воздержалась Елена Лукьянова — ей, как юристу, необходимо время для взвешенного и аргументированного заявления, но отступать она не собирается. Позиция остальных заявителей представлена под рубрикой «Дословно».

А в прошедшую пятницу стало известно, что отдельно встретиться с родственниками арестованных собирается Алексей Навальный, который не являлся заявителем «Марша миллионов». Однако идейный вдохновитель акции «Росузник» — именно Навальный, а Сергей Власов — координатор «Росузника» — на пожертвования частных лиц смог оплатить адвокатов тем задержанным по «болотному делу», кто в них нуждался. Вот что пояснила «Новой газете» пресс-секретарь Навального Анна Ведута: «Да, Алексей будет в ближайшие дни встречаться с родственниками задержанных, таково их желание. Эмоции и чувства этих людей можно понять, даже если в этом может и не быть какого-то практического смысла».

 

Дословно

Сергей Удальцов, лидер «Левого фронта»:

— Еще на «Марше миллионов» 12 июня я говорил с трибуны, что защита политзаключенных, товарищей, арестованных после 6 мая, — наша первостепенная задача. С тех пор уже не одну акцию протеста мы провели. Я считаю, что и другим оппозиционерам отдельно надо в этом направлении работать. В «Комитете 6 мая» есть наши представители. И никаких проблем по поводу встреч, общения с родителями, с родственниками нет.

Мы все сегодня — пострадавшие. Кого-то арестовали, кто-то под следствием, кто-то под угрозой ареста, как я например. Поэтому нам тут нечего делить. Конечно, надо друг другу помогать.

«Комитет 6 мая» — это неформальное объединение, необходимое для того, чтобы координировать все мероприятия, действия по защите, освобождению узников Болотной площади. Мы не знаем, какие планы у власти: сегодня 12 человек сидят, завтра они еще 20 арестуют, а может, 100.

Никто не подвергает сомнению, что акция 6 мая была согласована. Те претензии, которые предъявляют нам следователи, не лежат в плоскости: согласовано — не согласовано.

 

Игорь Бакиров, координатор движения «Белая лента»:

— Безусловно, я готов встретиться с родственниками задержанных ребят. Движение «Московский гражданский форум», куда я вхожу как представитель «Белой ленты», было инициатором встречи, которая состоялась во вторник. И я поддерживаю призыв родственников встретиться со всеми заявителями. Это надо делать в обязательном порядке.

Я хоть и был чисто техническим заявителем, но несу моральную ответственность за всё, что происходило на Болотной 6 мая. Хотя и не считаю, что там были массовые беспорядки.

Я готов выступать свидетелем. Из числа заявителей в Следственный комитет вызывали Сергея Давидиса, очередь остальных придет в конце лета. Официально я повестку еще не получил, но звонок уже был.

 

Сергей Давидис, активист движения «Солидарность»:

— Естественно, я готов участвовать во встрече с родственниками арестованных, в ее организации. Мы рады помочь, дать любые объяснения.

Организаторы не могут точно знать заранее, сколько людей придет. Мы указали цифру 5 тысяч, полагая, что протестная активность спадает. К тому же учитывали, что на майские праздники люди разъедутся на дачи. Мы не хотели упреков: мол, заявили огромное количество людей, потратили кучу денег из городского бюджета, а люди не пришли.

Но само по себе превышение реального числа участников над заявленным не являлось проблемой. По этому же маршруту согласовывалось мероприятие на 30 тысяч, а приходило 100 тысяч. Мы договаривались совершенно явным образом о том, что всё будет так, как в феврале. В феврале был сквер открыт и проход был широким фронтом: и весь сквер, и вся набережная.

 

Надежда Митюшкина, активист «Солидарности»:

— Меня не будет в Москве до середины августа, я в командировке, работаю с детьми-инвалидами в летнем лагере. Но в принципе я готова встретиться с родителями задержанных.

Как заявитель, я в течение всего мероприятия работала за сценой и в демонстрации не участвовала. Поэтому мне очень трудно прокомментировать то, что происходило.

У нас была заявка на 5 тысяч, потому что было неизвестно, какая площадь будет свободна в Москве, учитывая канун инаугурации и репетицию парада.

Мы, честно говоря, и сами не ожидали, что столько людей выйдет.

Хочу обратить внимание еще на один существенный момент. Находясь за сценой, я так и не нашла полицейского, который, как это обычно бывает, подписывал бы бумагу, которую обычно подписывают, — предупреждение об ответственности. Я вообще не смогла разыскать полицейское руководство, хотя металась, как очумелый заяц. «Мы не знаем… Подойдите к нашему начальнику». — «А где ваш начальник?» — «А он отошел».

В результате какой-то более или менее высокий полицейский чин появился в самом конце только для того, чтобы сообщить, что полиция прекращает митинг ввиду нарушений.

 

Вместе !

«Новая» обращается к тем, кто был 6 мая на Болотной, — в том числе к лидерам общественного мнения, политикам, журналистам, блогерам. Ваши показания действительно необходимы для того, чтобы следствие по резонансному делу не превратилось в дайджест полицейских рапортов. Если вы готовы дать показания на стадии предварительного следствия, обращайтесь в редакцию. Мы свяжем вас с адвокатами обвиняемых и окажем юридическую поддержку.

С автором публикации можно связаться по электронной почте p25_80@mail.ru или по телефону 8 (495) 9262001

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera