Сюжеты

Копать или не копать

В понедельник в Общественной палате обсудили перспективы разработок медно-никелевых руд в Воронежской области

Фото: «Новая газета»

Общество

Мария Епифановасобкор в странах Балтии

Протестная волна, захлестнувшая страну в последние месяцы, не обошла стороной и Воронежскую область. Только тут у людей свой посыл. Пока в Москве требуют отставки Путина и свободы политзаключенным, воронежские жители хотят решения одной конкретной проблемы: не допустить разработки медно-никелевых месторождений...

Протестная волна, захлестнувшая страну в последние месяцы, не обошла стороной и Воронежскую область. Только тут у людей свой посыл. Пока в Москве требуют отставки Путина и свободы политзаключенным, воронежские жители хотят решения одной конкретной проблемы: не допустить разработки медно-никелевых месторождений. Митинги и пикеты уже стали обычным делом и проходят почти каждые выходные, а местные казаки готовы защищать Елкинское и Еланское месторождения с оружием в руках. Понять их можно: конкурс на освоение выиграла Уральская горно-металлургическая компания (к слову, занимающая седьмое место в рейтинге крупнейших непубличных компаний по версии «Форбс»). Так что противник серьезный.

В хитросплетении интересов местных жителей, предпринимателей и администрации решила разобраться Комиссия Общественной палаты по социальной политике. По крайней мере, впервые за одним столом собрались представители УГМК, чиновники, независимые экологи, химики, биологи и члены антиникелевых движений во всем их многообразии. На то, что удастся прийти к взаимопониманию, мало кто надеялся, целью было хотя бы попытаться наладить диалог. Правда, и к этому стороны, видимо, пока не очень готовы.

Правда у каждого своя. Как обычно, данных слишком мало, чтобы составить четкую картину. Некоторую ясность могли бы внести в Федеральном агентстве по недропользованию, которое проводило конкурс на освоение, но предпочли этого не делать. Сергея Гудкова, представителя Роснедр, попросили прояснить главную интригу: как вышло так, что в конкурсе победил холдинг УГМК, а не «Норникель»? Не то, чтобы жители расстроились за «Норникель», но все же интересно: по каким параметрам определяли, кто получит право на разработку месторождений. Г-н Гудков успокоил граждан: во главу угла были поставлены вопросы экологии и безопасности. Какие именно — разъяснять не стал, поскольку «не был членом конкурсной комиссии» и попросил переадресовать вопрос в УГМК. Почему Роснедра не отправили на слушания человека, знакомого с конкурсной документацией, осталось загадкой.

Григорий Рудой, директор УГМК-Холдинга по горному производству, вызывал сочувствие: объяснять жителям, почему они должны согласиться отдать сельскохозяйственные земли под добычу цветных металлов — задача не из приятных. Кроме того, пришлось ответить сполна за себя и свой холдинг: г-ну Рудому припомнили заявление о сотрудничестве со швейцарской компанией Glencore, коррупционные скандалы с участием УГМК и нежелание прислушаться к мнению общественности. В ответ Григорий Рудой пообещал провести оценку воздействия на окружающую среду: по его словам, только тогда можно будет получить лицензию и начать поисковые работы. После этого УГМК подготовит отчет, который также должен пройти согласование.

— На все это уйдет семь-восемь лет, — пояснил г-н Рудой. — То есть, через восемь лет, в лучшем случае, начнем строить объект.

Самый больной вопрос для УГМК — взаимодействие с местным населением. Как реагировать на тысячные митинги в Воронеже и акции протеста по всей области руководство компании, видимо, еще не решило. С одной стороны, г-н Рудой повторил вслед за губернатором Гордеевым, что необходимо согласие жителей и пообещал провести опросы общественного мнения. При этом на вопрос о том, будет ли строительство, если выдадут разрешение на него, ответил положительно. И тут уже — без учета настроений.

Бизнес с человеческом лицом — нечто из разряда фантастики, и, в принципе, понятно, что вопросы прибыли волнуют руководство УГМК больше, чем вопросы моральной ответственности. Тем более что фактически ответственность понесут не они, а правительство Воронежской области.

— Люди готовы физически оказывать сопротивление, — рассказывает координатор движения «В защиту Хопра» Константин Рубахин. По его словам, многие жители села Елань-Колено, расположенного рядом с месторождениями, хотят выйти из состава Воронежской области, чтобы присоединиться к Волгоградской: губернатор Боженов, по крайней мере, против разработок никеля.

Несмотря на обещания провести экспертизу, экологи беспокоятся о возможных последствиях добычи: слишком много вопросов пока открыты. Академик Российской Экологической Академии Ирина Косинова объясняет: при разработке рудников зона промышленного влияния составит минимум 12 с половиной километров от его границ (многие экологи называют еще большую цифру). В эту зону попадает долина реки Елань, которая впадает в Савалу — один из притоков Хопра, самой чистой реки Европы. Другая проблема — грунтовые воды на глубине до пяти метров, которые являются одним из источников питьевой воды в Воронежской области. Непонятно, куда будут поступать отходы производства, как будет выглядеть дренажная система подземных вод, насколько большой окажется зона поражения черноземных почв. Вернее, ответы на эти вопросы скорее всего есть — у УГМК. Но все расчеты и документы находятся в закрытом для широкой публики доступе. А незнание, естественно, порождает неприятие.

Сделать процесс более открытым вряд ли получится — по крайней мере, без вмешательства высокопоставленных лиц. Поэтому свою просьбу противники добычи никеля адресуют прямо Президенту и Председателю Правительства. Прислушается ли к ней нынешний Президент, своей подписью разрешивший разработку месторождений, сложный вопрос. Кроме того, необходимо реформировать законодательство в целом. Константин Рубахин со своими коллегами по движению «В защиту Хопра» подготовил ряд поправок к Закону «О недрах», который, к слову, не менялся с 1992 года.

Сейчас для активистов главное — добиться приостановки проекта до тех пор, пока не будут получены ответы на все вопросы. Пожалуй, для УГМК политика «не торопиться» тоже будет самой правильной — хотя, конечно, можно рискнуть и отправить своих работников разрабатывать месторождения в гости к вооруженным казакам.

Во время заседания несколько выступавших просили слова вне очереди — торопились на поезд. Многие приехали одним днем — попасть на слушания. Одна из жительниц Воронежской области, выходя из Общественной палаты, сказала:

— Да, теперь и домохозяйки начали политикой заниматься…

Приходится, видимо. По крайней мере, если разработки рудника начнутся, это ударит прежде всего по ним — домохозяйкам, их мужьям и детям. 

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera