Мнения

Атрофия

Этот материал вышел в № 84 от 30 июля 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юлия ЛатынинаОбозреватель «Новой»

Как понять, что государство Путина борется против людей, которые хотят вернуть России свободу, но игнорирует людей, которые расстреливают рейсовый автобус и заливают яд в стратегическую подлодку?


Петр Саруханов — «Новая»

Как понять, что государство Путина борется против людей, которые хотят вернуть России свободу, но игнорирует людей, которые расстреливают рейсовый автобус и заливают яд в стратегическую подлодку?

Наиболее обсуждаемой темой в последние дни стали многочисленные законы, направленные на подавление политической оппозиции: драконовские штрафы нового закона о митингах, борьба со свободными интернет-ресурсами под видом борьбы против педофилии (причем, заметим, борьбой с собственно педофилией особенно не заморачиваются), закон о клевете, закон об иностранных агентах и пр. Но давайте взглянем немного пошире и посмотрим, что еще занимает — или, наоборот, не занимает — наши власти в то время, когда они изо всех сил борются против всяких нехороших людей, почему-то недовольных режимом Путина.

Внутрипарламентская дискуссия номер один — переезд депутатов из исторического центра города на кудыкину гору на Калужское шоссе. Предложение беспрецедентное. В мире есть случаи переезда в новую столицу — из Москвы в Санкт-Петербург, из Алма-Аты в Астану, но представить себе, чтобы в американском сенате обсуждали: ну вот у нас тут Белый дом, у нас тут Капитолий, а давайте-ка все это перенесем за Beltway.

Куда переезжают? Ответ — на земли сенатора Мошковича. Ребята, но это за пределом сознания. Частный бизнесмен купил землю, и для поднятия стоимости этой земли туда надо перевезти парламент. И в правительстве нашлось достаточное количество людей, лоббистски в этом заинтересованных.

Другая история. В суде очередной раз слушается дело о гибели людей на подлодке «Нерпа» 8 ноября 2008 года, когда во время испытаний несанкционированно сработала система пожаротушения ЛОХ. Я сейчас не намерена обсуждать, почему она сработала, — но вот проблема: люди на подлодке погибли в том числе и потому, что в качестве тушащего вещества в систему вместо предусмотренного инертного хладона было залито совсем другое: смертельно ядовитое вещество — тетрахлорэтилен. То есть через ряд фирмочек и фирмешек людьми, снаряжавшими атомную подводную лодку, вместо предусмотренного инструкциями вещества был поставлен яд.

Это в принципе диверсия. Это прямая специальность ФСБ. Я не могу себе представить, чтобы такая вещь произошла в США или Израиле, и чтобы люди, которые устроили эту диверсию, не сели. В России эта часть дела никого не интересует, в отличие от переезда парламента на земли сенатора Мошковича. Ну подумаешь, поставили яд вместо хладона. Ха-ха. Ребята, вы не виноваты, можете делать то же самое дальше.

Еще несколько историй, которые произошли в Москве подряд. Сначала — поножовщина у ТЦ «Европейский», когда чеченец под камеры спокойно вонзает сзади тесак в не понравившегося ему прохожего. Потом, когда сообщников его приходят арестовывать в общежитие Академии им. Маймонида, живущие там чеченцы бросаются на ОМОН.

Потом — замечательная история с арестом чеченского бандита по кличке Плохиш на Кутузовском, когда ему на подмогу выдвигается человек с заткнутым за пояс перламутровым пистолетом и удостоверением сотрудника ФСБ.

Последняя история, случившаяся только что у общежития на Лефортовском Валу: полицейские повздорили с одним из жильцов, после чего на подмогу соотечественнику выдвинулись семеро молодцов на «Рейнджровере» и «Крайслере» — полицейских обстреляли из травматики и побили.

Одну секундочку, у нас есть государство или нет? Путин объяснял нам, что мы выиграли чеченскую войну. Как справедливо заметил Александр Минкин в своем «Письме президенту», это как? До войны чеченцы запугивали русских в Грозном, теперь они запугивают русских в Москве. И вы говорите нам, что мы выиграли войну?

Кремль очень озабочен оппозицией, которая покушается на его власть. Почему они не озабочены чеченцами? Что было бы, если бы оппозиция вела себя, как чеченцы? Вы представляете, я, Юлия Латынина, в момент задержания Алексея Навального появляюсь рядом с перламутровым пистолетом и удостоверением сотрудника ФСБ. И говорю: «Отпустите этого человека». А потом ФСБ отвечает: вы знаете, удостоверение Латыниной было фальшивое, поэтому факт ее появление на улице Москвы с перламутровым пистолетом нас не волнует.

Как понять, что государство Путина борется против людей, которые хотят вернуть России свободу, но игнорирует людей, которые расстреливают рейсовый автобус?

Еще одна проблема, которую власть не склонна обсуждать: мигранты. В России 10 млн мигрантов и около 8 млн русских, не желающих — как нам объясняют — работать. Пенсионеры в Москве получают пенсию  10 тыс. руб. При этом с дворов Москвы при зарплате 500 долл. за двор исчезли российские дворники.

Эксперт Михаил Блинкин как-то мне рассказал: в обслуживающей его жилконторе работал единственный русский. Он был единственным человеком, который расписывался в ведомости за белую зарплату, — она с премией достигала 40 тыс. руб. Все остальные расписывались за липу и отдавали деньги начальнику. Русского выжили. Чиновникам не нужен был гражданин, который знает свои права и получает 40 тыс. руб. Им был нужен раб, который из этих 40 тыс. девять десятых отдаст чиновнику.

С какой стати вместо россиян работают мигранты? С какой стати вместо нормальных зарплат мы имеем копейки? Как это — цены в России выше европейских, а зарплаты — ниже? За счет чего? За счет того, что труд раба всегда будет выгодней для работодателя. Хорошо, прекрасно, логику работодателя я понимаю. Но я не понимаю логику власти. Как получается, что власть, которая говорит про сильную Россию, лишила работы россиян и последовательно превращает их в скотов? Это делается нечаянно? Тогда это слабая власть, которая не может защитить свой народ от корысти чиновников и работодателей. Тогда она не нужна. Это делается специально? Тогда такая власть не нужна тем более.

Коренная проблема режима Путина заключается не в блогере Навальном. Коренная проблема режима Путина заключается в нем самом.

В тот момент, когда люди начали выходить на улицы, режим оказывается не способным разобраться с чеченцем, фигуряющим с перламутровым пистолетом по улицам Москвы; он не способен выяснить, кто же все-таки заливает яд вместо хладона в стратегическую ядерную подлодку; зато он способен обсуждать на государственном уровне, как поднять цену земли сенатора Мошковича путем позорного переезда парламента. Ну и, конечно, как унять тех агентов Сатаны, которые почему-то утверждают, что этот режим губит Россию. Это — не политика и не режим, это — атрофия.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera