Мнения

Для выявления лидера протестного движения действительно нужны выборы. Но — какие?

Мастер-класс от Венесуэлы

Этот материал вышел в № 87 от 6 августа 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

Андрей Колесниковспециально для «Новой»

 

 

Спор о формализации руководства российской оппозиции, который условно можно назвать дискуссией Владимир Рыжков — Алексей Навальный, в некотором смысле модельный для протестного движения, которое уже начинает наследовать опыту демократических партий конца 1990-го — начала 2000-х. То есть раскол начинается еще до того, как стороны решили объединяться.

В этой дискуссии по-своему правы обе стороны.

Правы те, кто говорит: процедура выборов в Координационный совет оппозиции сложна, нечетка. Критерии неясны, а интернет-голосование с возможностью прихода голосов более чем странных, а то и заказных персонажей, может сильно исказить волю оппозиционной общественности. Тот состав, который получится на выходе, способен окончательно расколоть и без того весьма неоднородное протестное движение.

Правы и те, кто утверждает, что дальнейшее движение вперед широких протестных масс невозможно без какой-либо более или менее четкой организации, без лидеров. И такого рода «выборы» могут этих лидеров обозначить.

На самом деле многое зависит от того, какие цели ставят перед собой организаторы праймериз. Если это попытка создать параллельное «теневое» правительство — это одна история. И она выстраивается на презумпции того, что нынешний политический режим сам отсохнет и отвалится. Но, судя по тому, что успел сделать Путин за три месяца своего правления, расставаться с властью он не собирается. Зато собирается не просто игнорировать протестное движение, но и подавлять его с помощью квазиправовых инструментов.

Если же цель — участие в легальных выборах, в попытках конкурировать с оппонентом, властью, на ее поле, по ее правилам, но с ощущением своей силы и правоты, тогда праймериз оправданны. Однако и в этом случае они должны быть в очень высокой степени репрезентативны.

«Новая» уже писала об опыте Венесуэлы, страны, во многих отношениях — благодаря нефти и многолетнему экзотическому лидеру-диктатору — похожей на Россию (Эмиль Дабагян «Почему Венесуэла не Россия», http://www.novayagazeta.ru/comments/51035.html). 12 февраля этого года оппозиция, представленная коалицией оппозиционных партий «Круглый стол демократического единства», провела праймериз с четкой и всеми признаваемой целью — выявление консолидированного кандидата в президенты от протестного движения. Среди кандидатов практически не было уличных вожаков (в чем, кстати, отличие их оппозиции от нашей), а победил на праймериз и вовсе губернатор штата Миранда Энрике Каприлес Радонски. Теперь этот 40-летний политик, знающий, что такое выборы (он был губернатором Каракаса), будет соперничать всерьез с Уго Чавесом на президентских выборах 7 октября. Почему в этом можно быть уверенным? Потому что в голосовании приняло участие более 3 миллионов человек (Каприлес набрал 64,2% голосов).

Вот такие выборы, организованные признаваемой всей оппозицией структурой, которая не случайно называется «Круглым столом» и уже успела успешно выступить, что важно, на парламентских выборах, действительно осмысленны. Почему бы не только российской власти, но и российской оппозиции не пойти по пути Венесуэлы?

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera