Мнения

Гуманизацию пенитенциарной системы России тормозят, чтобы не освобождать Ходорковского

Политика

 

В связи с делом Расула Мирзаева почти все центральные СМИ вспомнили ст. 72 УК РФ. Дело в том, что прокуратура затребовала для Мирзаева два года ограничения свободы. А поскольку Мирзаев уже год содержится в следственном изоляторе, а по ч. 3 ст. 72 УК РФ один день нахождения в СИЗО приравнивается к двум дням ограничения свободы*, получается, что срок наказания Мирзаев уже отбыл.

СИЗО действительно не идет ни в какое сравнение с ограничением свободы. Но не только. В СИЗО намного труднее, чем в колонии. Хотя бы даже потому, что подышать свежим воздухом арестанты могут лишь во время часовой прогулки. А все остальное время находятся в переполненных камерах.

Оглашение приговора Расулу Мирзаеву пока отложили, но с новой силой вспыхнули разговоры о том, что надо бы вернуться к вопросу внесения поправок в ст. 72 УК РФ («Об исчислении сроков наказаний и зачет наказания»). Впрочем, эта дискуссия поднимается уже не в первый раз. Законопроект о внесении изменений в злополучную статью УК четыре года лежит в закромах Госдумы.

Инициировал законопроект Павел Крашенинников. Еще 20 июля 2008 года. На официальном сайте Госдумы законопроект зарегистрирован под номером №73983-5. Депутат предложил приравнять один день содержания под стражей в СИЗО к полутора дням колонии общего режима, двум дням в колонии-поселении и трем дням исправительных работ.

Прошло четыре года, но законопроект до сих пор не принят. И это притом что Крашенинников — не рядовой депутат, уже второй срок возглавляет думский Комитет по законодательству. И вносить в Думу заведомо бесперспективные проекты не будет.

Не менее удивительно, что у законопроекта нет противников. Публично все за принятие поправок в ст. 72 УК РФ. Потому что невозможно противопоставить что-то серьезное и логическое доводам, которые Крашенинников привел в сопроводительном письме к законопроекту. Кроме очевидной для всех несопоставимости условий содержания в СИЗО и в колонии автор законопроекта сослался и на Рекомендацию Комитета министров Совета Европы, который предложил: «…в случае назначения судом наказания, не связанного с содержанием осужденного в камере, целесообразно засчитывать время, проведенное в местах содержания под стражей, в срок отбывания наказания с коэффициентом большим единицы».

Профильный комитет Думы поддержал проект.

Верховный суд России прислал лаконичный отзыв: «Замечаний и предложений не имеется».

Официальный отзыв правительства России, подписанный Сергеем Собяниным (в то время вице-премьером и руководителем аппарата правительства), был более развернутым и даже содержал несколько поправок. Но в целом правительство не возражало против принятия законопроекта.

Не удалось мне найти противников законопроекта и среди депутатов. Геннадий Гудков заявил «Новой», что этот проект «разумный, его давно пора принять». Даже депутаты от «Единой России» готовы поддержать законопроект.

Анатолий Выборный на вопрос «Новой» о проекте Крашенинникова ответил, что если проект внесут в Думу, он за него проголосует.

Владимир Бурматов хоть и оговорился, что он «не специалист в этой сфере», потому что среди его знакомых и родственников нет ни одного человека, который сидел в СИЗО или колонии, но раз законопроект внес единоросс Крашенинников, скорей всего он согласован с руководством партии, значит, голосовать против не будет.

24 июля 2008 года Совет Думы также рекомендовал принять закон. Но рекомендацию проигнорировали. В феврале 2010-го думский Комитет по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству снова вернулся к законопроекту и снова рекомендовал принять в первом чтении проект закона «О внесении изменений в статью 72 УК РФ». Комментируя решение комитета, Крашенинников говорили, что «поправки послужат гуманизации уголовно-исполнительной системы страны. В случае принятия законопроекта он будет иметь обратную силу, в результате чего сроки заключения сократятся почти у 200 тысяч осужденных».

Но до голосования законопроект так и не добрался.

— В Думе бесполезно искать причины торможения закона, — заявил «Новой» депутат от «Справедливой России» Михаил Емельянов. — Все принципиальные решения принимаются в администрации президента и правительстве. Там и надо искать противника закона.

Найти публичных противников не удалось. А вот анонимно мне объяснили, что закон тормозит «фактор Ходорковского»:

— Ходорковский больше пяти лет провел в СИЗО, и если принять законопроект, то и Ходорковского и Лебедева придется тут же освободить.

Адвоката Платона Лебедева Константина Ривкина ничуть не удивило, что именно из-за Ходорковского стопорится принятие законопроекта, направленного на гуманизацию пенитенциарной системы России:

— У этой версии — очень серьезные основания, — сказал Ривкин. — У меня нет сомнений, что одни законы принимаются, а другие не принимаются именно из-за Ходорковского и Лебедева. Достаточно вспомнить, что в Уголовно-исполнительный кодекс стремительно внесли поправки, позволяющие отправлять осужденного отбывать наказание в любой регион России. А в прежней редакции УИК была норма, что осужденный должен отбывать наказание в том регионе, где он проживал.

Вспомнил адвокат и амнистии. С момента взятия под стражу Ходорковского и Лебедева уже было несколько амнистий (к примеру, к 65-летию Победы). Но все они были куцые, распространяющиеся на очень ограниченный круг осужденных.

— Лишь бы под них не попали Ходорковский и Лебедев — заявил Ривкин.

Получается, что законопроект о внесении поправок в ст.72 УК РФ так и будет лежать без движения в закромах Госдумы, пока Ходорковский не освободится?

 

* Ограничение свободы — вид наказания, регламентированный ст. 53 УК РФ. Предусматривает запрет уходить из дома в определенное время суток, ходить на публичные мероприятия, выезжать за пределы территории муниципального образования, менять без разрешения место жительства, место работы или учебы.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera