Сюжеты

Подозрения напали дважды

Жителя Омска схватили на улице и приговорили к 14 годам за педофилию. То, как расследовалось это громкое дело, объясняет, почему усиление борьбы с педофилами приводит к увеличению их количества

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 92 от 17 августа 2012
ЧитатьЧитать номер
Общество

Георгий Бородянскийсобкор по Омской, Томской и Тюменской обл.

 

Жителя Омска схватили на улице и приговорили к 14 годам за педофилию. То, как расследовалось это громкое дело, объясняет, почему усиление борьбы с педофилами приводит к увеличению их количества

 

В Новосибирском областном суде завершилось судебное рассмотрение по делу Антона Бойченко, обвиняемого в «насильственных действиях сексуального характера», совершенных в отношении двух малолетних девочек. Приговор огласили в понедельник. 14 лет строгого режима. Самое страшное, что осужденный, видимо, не виновен.

Первое преступление датировано 1 июля прошлого года. Как рассказала следователям потерпевшая (ей 8 лет), незнакомый мужчина около 19.30 (время указано в материалах предварительного расследования) завел ее за сарай, что во дворе школы города Барабинска, и предложил мерзость. Девочка закричала, после чего негодяй ударил ее по лицу и сбежал.

О случившемся узнала ее 13-летняя соседка, которая два часа спустя, увидев на автобусной остановке Антона Бойченко, предположила, что он и есть педофил. Почему так решила, пояснить суду не смогла, только сообщила, что приметы преступника ей были неизвестны.

Антону 25 лет. В Барабинск приехал два года назад, окончив Омский железнодорожный техникум. Работал электромехаником. В тот вечер, когда Антон, по версии следствия, совершал насильственные действия, он, как утверждают пятеро его сослуживцев, находился на посту ЭЦ (электрической централизации) — с 17.15 до 20.30.

Позднее, по словам защиты, Антон, возвращаясь с работы, подошел к остановке, спросил у стоявших там людей (в том числе и девочки), не проезжал ли автобус. Узнав, что времени еще предостаточно, решил зайти в магазин. Девочка, очевидно, пребывавшая под впечатлением от услышанного пару часов назад, поделилась с окружающими подозрениями. Двое молодых людей, отправились на поиски злоумышленника. Нашли, стали бить руками, потом — ногами. Кто-то позвонил в полицию.

Вопросов к «народным мстителям» у старшего оперуполномоченного ГОВД Барабинска не возникло. Майор Андрей Олифиренко сразу же догадался, кто из троих дерущихся — преступник, и надел на Антона наручники. Нападавших же отпустил, даже не взяв объяснений. А Бойченко привезли в горотдел и закрыли в «стакане» (зарешеченное помещение для временно задержанных).

 

«Иначе изнасилуют, а может, убьют»

В тот же день, около полуночи, майор пришел домой к потерпевшей. Без протокола, поскольку для его составления необходимо заявление от родителей (они еще раздумывали: писать или нет), допросил 8-летнюю девочку о том, как выглядел человек, который завел ее за сарай. Характерных примет она не запомнила, но определенно сказала, во что тот был одет: белую кепку, камуфляжную куртку, темные штаны «на завязках». Присутствовавший при разговоре/допросе отчим ребенка впоследствии дал об этом показания в суде.

Но ни одного из этих предметов одежды на задержанном Бойченко не было. Обнаружить их в комнате общежития, где проживает Антон с гражданской женой, также не удалось, а «следакам», нагрянувшим к ней в 9 утра следующего дня (еще до возбуждения уголовного дела), Елена Кулинич ответила, что таких вещей муж не носит.

Таким образом, если уголовное дело и просматривалось, то только одно: о незаконном задержании Бойченко и удержании его более 3 часов в горотделе без всякого повода. «Спасти» ситуацию могло только чистосердечное признание.

Утром 2 июля подозреваемого перевели из «стакана» в кабинет старшего оперуполномоченного. Из заявления Антона Бойченко: «Там находились еще ряд оперативных сотрудников. Один из них нанес мне сильный удар кулаком в лоб», другой «замахнулся связкой ключей», правда, бить не стал, а «придавил голову к коленям, причиняя сильную боль в области шеи и позвоночника, и это длилось долго, из-за чего у меня до сих пор, хотя прошло уже более полугода, болят шейные позвонки». Физическое давление сочеталось с психологическим: «Оперативники угрожали, что поместят меня в камеру к насильникам… Все доказательства моей вины уже собраны, и если я буду отпираться, то получу 10 лет, а если дам признательные показания, то меня отпустят под подписку о невыезде, и дело рассмотрят по легкой статье — 133-й, по которой мне будет грозить только штраф». В общем, «уговорили» они его.

При задержании у Антона изъяли сотовый. Дважды просил он Олифиренко, потом следователя Андрея Крылова сделать хотя бы один звонок родителям — дать знать, что сын в полиции. Елена Бойченко, мама Антона, сказала мне, что если бы она узнала обо всем вовремя, то никакой «явки с повинной» не было бы. О чем догадывались, вероятно, и сами стражи правопорядка…

Естественно, Антона ни под какую подписку не отпустили. Сначала отправили в ИВС, где сосед по камере — некто Виктор Ермолаев настоятельно рекомендовал: как переведут в СИЗО, «не отказываться от своей вины, потому что в противном случае меня изнасилуют, а может, убьют». В следственном изоляторе «сокамерники Юрий Малышев и Василий Казаков потребовали, чтобы я написал им записку о якобы совершенных мною ранее действиях эксгибиционизма. Угрожали физической расправой, а также насилием со стороны неизвестных мне лиц в отношении моей гражданской жены. Я воспринял эти угрозы реально, т.к. они знали подробности моей личной жизни, хотя я им ничего о ней не рассказывал…»

И только через 7 месяцев, когда Антона по настоянию адвоката перевели из «пресс-хаты» в обычную камеру, у него появилась возможность написать жалобу на действия следствия и оперов.

 

Неопознанный субъект

Чтобы обвинение, основанное лишь на сомнительном признании обвиняемого, которое он затем опроверг, выглядело все-таки убедительным, следствие подкрепило его еще одним делом, давно «висевшим» на ГОВД и межрайонном отделе СК. Возбуждено оно было 31 января 2011-го. По дате самого преступления есть сомнения: согласно сообщению на сайте Следственного управления СК РФ, совершено оно 28 января, а если верить материалам уголовного дела — то тремя днями позже. Но и на то, и на другое число у Антона имеется алиби — в частности, справка: 31 января он весь день находился на работе, что опять-таки подтверждается коллегами. Одежда, в которой ходил он обычно, ни в одной своей детали не совпадает с тем, во что был одет преступник. Никто из свидетелей ни разу не видел Бойченко в рабочее время в нетрезвом виде. Мужчина же, который, по версии следствия, издевался над детьми в школе №48, был, по свидетельствам очевидцев, изрядно пьян. Похоже, пил он и прямо там (была обнаружена бутылка из-под водки «Снегирь»).

По словам потерпевшей (ей тоже 8 лет), мужчина зашел в женский туалет и схватил ее, причинив сильную боль. Рядом находились еще две ученицы, некоторые видели этого человека в фойе, школьная техничка разговаривала с ним: он спросил ее, как пройти в 1 «Г» класс. Она категорически утверждала на суде и на следствии, что на Антона Бойченко насильник не похож. Фоторобот предполагаемого преступника, составленный экспертно-криминалистическим центром при УВД с участием трех свидетелей, выглядит так: рост 170–180 см, возраст 45–50 лет, телосложение плотное. У Антона рост 160 см, ему 25 лет, телосложение худощавое.

При этом следствию известен человек, фото которого сильного смахивает на «субъективный портрет преступника». Оно имеется в уголовном деле. В интернете размещена запись с камер видеонаблюдения школы Зальцевского района Новосибирска от 1 февраля 2011 года, где некий Б. (фамилия редакции известна) совершал развратные действия, аналогичные тем, которые совершал похожий на него человек в школе №48 Барабинска, за что был осужден районным судом и освобожден от уголовного наказания в связи с признанием его невменяемым. Одеты они с фотороботом тоже практически одинаково: темная куртка средней длины, темные штаны, черные кроссовки. Разительное сходство и в поведении: оба действовали не таясь, спрашивали у сотрудника школы, где находится такой-то класс, демонстративно разговаривали по сотовому. При обыске дома у Б., сообщали новосибирские СМИ, обнаружены расписания занятий в различных школах.

Но все ходатайства адвокатов Бойченко о проверке причастности этого гражданина к совершению преступления в школе №48 Барабинска следствием отклонены. Почему? На этот вопрос, как и на другие, заданные «Новой газетой», расследовавший дело Крылов отвечать отказался: «Обращайтесь в пресс-службу Следственного управления». Там мне ответили, что комментариев по этому делу они не дают, так как оно передано в суд.

…Если в первом эпизоде обвинение Бойченко основывается на его признании, то во втором — только на опознании. Оно проходило, по утверждению адвоката, с грубыми нарушениями. Опознававшие — школьницы младших классов — видели из окон первого этажа здания школы, как Бойченко до следственного действия вели в наручниках. Две девочки на него указали, но не смогли сказать, по каким именно приметам узнают преступника, а та школьница, которая в окно не смотрела, уверенно опознала статиста — сотрудника ГОВД.

В обращении к Путину гражданская жена подсудимого Елена Кулинич пишет: «Борьба с педофилами была озвучена президентом РФ Д.А. Медведевым как одно из самых важных направлений борьбы с преступностью, после чего количество выявленных педофилов выросло как минимум в несколько раз». То есть чем больше борются с ними правоохранительные органы, тем больше становится их в реальной жизни. Отчитываться надо, а работать — лень. Родителям же приходится жить в постоянной тревоге: тем, у кого маленькие дети, — по поводу того, что настоящие насильники продолжают бродить на свободе; тем, у кого большие, — что насильниками сделают их детей.

 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera