Расследования

Не дать, не взять — так сесть

Прокурор Владивостока Дмитрий Романченко не считает надпись против президента России Владимира Путина клеветой?

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 93 от 20 августа 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

 

Приморский краевой суд еще на полгода продлил срок содержания под стражей предпринимателю Алексею Сорокину, которого заключили в СИЗО по обвинению в клевете на прокурора Владивостока Дмитрия Романченко. А самого бизнесмена, страдающего диабетом, бросили из одиночной камеры в общую «хату».

 

Алексей Сорокин

Алексей РАСПУТНЫЙ

 

Приморский краевой суд еще на полгода продлил срок содержания под стражей предпринимателю Алексею Сорокину, которого заключили в СИЗО по обвинению в клевете на прокурора Владивостока Дмитрия Романченко. А самого бизнесмена, страдающего диабетом, бросили из одиночной камеры в общую «хату».

«Новая» уже не раз рассказывала об этом громком деле («Граждане — начальники?», № 18 от 20 февраля 2012 г.; «Показания мертвого свидетеля выросли в объеме», № 33 от 26 марта 2012 г.; «Дело скроено из фальши», № 44 от 20 апреля 2012 г.). Оно показательно на фоне обсуждаемого сейчас «диалога» между музыкантом Макаревичем и президентом Путиным, который посоветовал адресовать письмо представителям бизнеса: они сами якобы часто провоцируют чиновников и силовиков. Чем провоцируют?! Тем, что эффективно развивают свой бизнес и при этом кормят целую паразитирующую прослойку? Даже не прослойку уже, а целый жирный слой вымогателей — смотрящих «от государства». Так вот — бизнесмена из Владивостока Алексея Сорокина уже два года морят в тюрьме именно за то, что он отказался давать взятку.

Об этом отчаявшаяся добиться справедливости жена предпринимателя Елена Кудрявцева написала в открытом письме президенту:

— Истинной причиной этих уголовных дел является рейдерский захват бизнеса и имущества, силовое давление на компанию ОАО «Сельхозрынок».

Напомним: бизнесмен с российско-американским гражданством является владельцем одного из лучших торговых предприятий Владивостока — так называемого Первореченского рынка, расположенного практически в центре города. По словам Елены Кудрявцевой, в начале 2010 года учредителям акционерного общества поступило предложение, от которого трудно отказаться, — заплатить 400 тысяч долларов «за решение проблем с законом». Проблемы странным образом наступили сразу после отказа: на предприятие обрушилась волна проверок, претензий и исков, инициированных городским прокурором Дмитрием Романченко. Когда Алексей Сорокин прилетел в Москву, чтобы обжаловать действия следователей, то был арестован по обвинению в клевете и помещен в СИЗО Владивостока. Далее обвинения в адрес бизнесмена потянулись цепью: вслед за клеветой на прокурора пошло традиционное мошенничество. Чтобы окончательно закрепить предпринимателя за решеткой, следствие вспомнило историю семилетней давности, когда у Алексея Сорокина подожгли дом (поджигатель тогда сам обгорел и скончался в больнице) и при пожаре погибла родственница его бывшей жены.

— Следствием собрана достаточная доказательная база, и дело в отношении Сорокина передано в суд, — прокомментировала «Новой» поток обвинений старший помощник руководителя следственного управления СК России по Приморскому краю Аврора Римская. Почему следствие «возбудилось» по тяжкому преступлению только спустя семь лет, уже после ареста за «клевету», об этом прокуратура не распространяется.

В свою очередь, адвокаты бизнесмена указывают на явные фальсификации в уголовном деле. И особенно на манипуляции с показаниями некоего уголовника Кичигина, на которых, собственно, и держится обвинение против Сорокина. К сожалению, допросить по этому поводу ценного свидетеля защита уже не сможет. Вскоре после дачи показаний Евгений Кичигин странным образом скончался на пересылке в Хабаровске.

— Уголовник Кичигин спустя семь (!) лет неожиданно вспомнил подробности поджога дома Сорокина и «чистосердечно» поведал об этом следствию. Вот одно и то же постановление следователя Круглова о выделении материалов в отдельное производство, датированное 7 февраля 2011 года, но взятое из разных дел. В одном указывается протокол допроса свидетеля Кичигина — на 12 листах и протокол проверки его показаний на месте — на 16 листах. В другом деле мы вдруг обнаруживаем это же постановление, где тот же самый протокол допроса Кичигина от того же числа уже прилагается на 17 листах, а протокол проверки показаний свидетеля — на 28 листах. Каким образом заверенные и подшитые материалы «разрослись» почти в два раза? Если это не фальсификация, то что?! — комментирует адвокат Владимир Потоцкий. — Мы считаем это преступлением и требуем расследования по фактам фальсификаций, потому что им должна быть дана правовая оценка.

Красноречивые казусы со свидетелями обвинения случаются постоянно. В качестве такового проходит бывший директор ООО «Авто Плюс» Антон Думбрович — на момент расследования пасынок Максима Захаренко, заключившего в рамках «дела о баннерах» соглашение со следствием. К слову, в свое время ИП «Кудрявцева» расторгла с ним договор аренды. Необязательный родственник задолжал около миллиона рублей и при этом не платил своим сотрудникам зарплату. В 2010 году прокуратура установила в его действиях признаки преступлений сразу по двум статьям и направила материалы в следственный отдел по Фрунзенскому району в связи с тем, что «установить местонахождение Думбрович А.Ю. не представляется возможным». Интересно, как же разыскивали директора-должника, если он является в суд для дачи показаний по делу Сорокина? Наверное, так же активно, как объявленного в розыск судебными приставами некоего Александра Ярзутова, с которым также усиленно работает следствие.

Тем временем краевой суд продлевает срок содержания под стражей 60-летнего предпринимателя еще на полгода. Причем, по мнению адвокатов, это тоже проделано с нарушением закона. В ходе рассмотрения защита подавала ходатайство об изменении территориальной подсудности, которое должно рассматриваться высшей инстанцией — в данном случае Верховным судом РФ. Но на уровне края как-то неожиданно в деле поменялся судья, и ходатайство было технично проигнорировано. А самого предпринимателя перевели из одиночки в общую камеру, не принимая во внимание реальную угрозу его жизни. Все это время постоянное давление оказывается и на супругу Сорокина, в том числе через уголовников.

По мнению экспертов, здесь столько нарушений и фальсификаций, что в Приморье просто боятся отпустить дело «наверх». Как считает руководитель Ассоциации адвокатов России «За права человека» Евгений Архипов, который приезжал во Владивосток в рамках приемной «Чистые руки», «подозреваемому специально ухудшили условия заключения, чтобы запугать».

— На фоне того, что человек страдает таким серьезным заболеванием, как сахарный диабет, для его здоровья это крайне опасно, — комментирует Евгений Архипов. — Алексей Маркович — один из таких людей, принципиальных предпринимателей, который не стал молчать и продолжает бороться за свои права. Его дело очень громкое, и власти боятся огласки. Дело в том, что в Приморье боятся, что дело выйдет на федеральный уровень.

Жена предпринимателя Елена Кудрявцева в открытом письме президенту России заявила, «что лишь один шаг отделяет нас от очередного дела Магнитского». Резонансное «дело о клевете» стало яркой иллюстрацией к диалогу Макаревич—Путин: жесткая коррупционная система не дает бизнесменам дышать не только в переносном, но и в самом прямом смысле.

Адвокат Владимир Потоцкий уже год фотографирует надпись на заборе неподалеку от суда и прокуратуры. И хотя сейчас фамилия фигуранта несколько размазана, очевидно, в связи с торжественной подготовкой Владивостока к саммиту АТЭС, она все равно читается: «Путин — враг народа».

— На мой взгляд, здесь также содержится клеветническое заявление в адрес лица, занимающего в нашей стране самый высокий государственный пост, — утверждает адвокат. — Но если надписи против городского прокурора стали поводом для возбуждения уголовного дела и заключения моего подзащитного под стражу, почему в данном случае не предпринимается никаких следственных действий? Прокуратура Владивостока и Следственный комитет РФ по Приморскому краю не считают эту надпись клеветой?!

Как говорится, возможны варианты. Либо приморские правоохранители согласны с уличным творчеством, либо они прекрасно понимают: скорее всего, у человека, писавшего на заборе, нет коммерческой недвижимости в центре Вла­дивостока…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera