Сюжеты

Лия АХЕДЖАКОВА: «Я и маму его играла, и сестру, и жену…»

Ушел Игорь Кваша

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 99 от 3 сентября 2012
ЧитатьЧитать номер
Культура

Елена Дьяковаобозреватель

 

30 августа вечером, на 79-м году жизни умер Игорь Кваша: один из отцов и столпов театра «Современник», Первый министр в легендарном «Голом короле» 1960 года, Сирано и доктор Стокман, Сталин и Гаев из «Вишневого сада», Мелкий бес Передонов и Мольер, Карамазов-старший - и Фальстаф, Чебутыкин и Степан Трофимович Верховенский в «Бесах» Анджея Вайды, автор замечательных актерских работ в 80 фильмах...

фото: ТАСС


«Мы всю жизнь плавали в кандалах»

30 августа вечером,  на 79-м году жизни умер Игорь Владимирович Кваша: один из отцов и столпов театра «Современник», Первый министр в легендарном «Голом короле» 1960 года, рассказчик в не менее легендарном спектакле «Балалайкин и К»,  Сирано и доктор Стокман, Сталин и Гаев из «Вишневого сада», Мелкий бес Передонов  и Мольер, Карамазов-старший - и  Фальстаф , Чебутыкин и Степан Трофимович Верховенский в «Бесах» Анджея Вайды, автор замечательных актерских работ в 80 фильмах – от «Соломенной шляпки» до «В круге первом», режиссер спектаклей «Кабала святош», «Дни Турбиных», «Балалайкин и К» (в версии 2001 года).

 

И – это совершенно особенная, это очень долгая будет память – бессменный ведущий совершенно особенной телепередачи «Жди меня».

Коренной москвич, сын профессора-химика, ушедшего на фронт добровольцем и погибшего под Ленинградом, - Игорь Кваша стал в российском театре своего времени (своего полувека!) почти символом интеллигента, лицом интеллигенции. «Мы всю жизнь плавали в кандалах», - итожил он опыт своего поколения в отличной книге воспоминаний «Точка возврата»(2007). Несомненно, в кандалах (особенно смолоду). Но как они плыли!

В ночь с 20 на 21 августа 1991 года народный артист России Игорь Кваша стоял в цепи добровольцев у Белого Дома.  Много лет спустя он писал об этом: «Нашли в подсобных помещениях лопаты… черенки лопат ломали пополам и раздавали, это было все наше оружие. …Инструктаж такой: если начнется штурм, вы только выставляйте черенки вперед для самозащиты, и сразу падайте. Вы не сможете противостоять профессионалам, когда они пойдут. Вы для них просто ничто, но те секунды, на которые вы задержите штурмующих, нам очень важны».

Тут комментариев быть не может. Кроме одного: двадцать лет спустя, в декабре 2011 года  Игорь Владимирович вновь выступил с резким протестом против фальсификации выборов в Думу.

В промежутке – он вел «Жди меня», записывал на радио «Белую гвардию» и «Доктора Живаго», Лермонтова и Маяковского, Блока и Ахматову.  И если называть вещи своими именами, не стыдясь пафоса: Игорь Владимирович прожил, проплыл в кандалах (по его собственной формуле) образцовую жизнь русского интеллигента.

Эта жизнь завершена…

«Новая газета» приносит глубокие соболезнования семье артиста и театру «Современник».

 

 

Лия АХЕДЖАКОВА: «Я и маму его играла, и сестру, и жену…»

— Сегодня мне позвонили из Фонда Ходорковского. Сказали: Лия Меджидовна, у нас записано, что в 2010-м (кажется, в 2010-м) Игорь Владимирович Кваша первым подписал письмо интеллигенции в защиту Ходорковского и Лебедева… Я не помнила точно — но наверняка это было так. Потому что и в середине 1960-х, в очень сложные, отчаянные годы, — Игорь первым в нашем театре подписал письмо в защиту Синявского и Даниэля. Тогда это большого мужества требовало.

Однажды «Современник» не поехал из-за Игоря на гастроли, которых все страстно ждали. Потому что Кваша встретил в Париже Виктора Некрасова — и кинулся обнимать его, и провел с ним несколько часов. О чем немедленно узнали, где следует. Советские приличия (да просто советские правила личной безопасности) требовали, чтобы знаменитый актер из Москвы прошел мимо писателя-эмигранта с каменным лицом… И Игорь эти правила знал. Только никогда им не следовал. Следовал своим, личным. Кодексу чести.

Он и был таким всю жизнь: подписантом. Я это твердо знаю: много лет, когда я подписывала письма протеста, у меня сразу просили чьи-нибудь еще телефоны. И знала, что могу, не спрашивая разрешения, не перезванивая, дать только два номера: Игоря Кваши и Эльдара Рязанова.

…И не то чтобы мы были очень близкими, задушевными друзьями. Но получалось так, что на всякую подлость, которую видели около себя, — мы смотрели одинаково. Всегда. От времен диссидентов и «подписантов» — до дела Pussy Riot. И в августе 1991-го… Мы потом долго с ним определяли: в какой точке цепи у Белого дома стоял он, а в какой — мы с Инной Чуриковой. Но была ночь, было много народу: там мы не встретились.

Тридцать пять лет мы были на сцене вместе. Я и маму его играла. И сестру. (Сестру почему-то дважды.) И жену. И тещу. Игорь был для меня на сцене какой-то сокровенный человек. Великий партнер. Он же никогда не играл на зал: он всегда работал на партнера. Предельно внимательно. С предельной отдачей. И готов был поддержать — знаете, как поддерживают в балете.

С двумя такими великими партнерами я играла за всю жизнь: Игорь Кваша и Богдан Ступка.

И обоих нет. Оба ушли этим летом.

…Еду за рулем. Слезы льются. Все время вспоминаю какие-то истории из жизни Игоря. Он был теплый человек. Нежный. Трогательный. Иногда смешной. А их дружба-вражда с Гафтом: как они были хороши, как артистичны в ней все годы. И как вместе играли в «Балалайкине»!

Месяц назад мне сказали страшную вещь: «Ну, актеры — это сфера обслуживания». Дело было за столом. И никто не возмутился, не встал, не ушел. Кроме меня: я ушла из-за этого стола навсегда. И уходя, думала: если бы со мной здесь был Игорь… или Богдан Ступка…

Как бы они вспыхнули оба! И что бы сказали в ответ на «сферу обслуживания».

Мне, кстати, именно пытались объяснить, что гражданскую позицию иметь — не нашего актерского ума дело.

Уходит наше поколение. Уходит время подписантов, диссидентов, чистых духом, твердых людей. Они даже и не нужны стали: настолько жизнь ожесточилась, перестала быть сентиментальной, стала… не могу вспомнить эпитет… ну этот, от слова «выгода»… Вот: жизнь стала прагматичной.

А Игоря я всегда любила за чистоту и твердость. И никогда он не боялся идти против привычного и удобного. Никогда не поступался собой. Ни в 1960-х — ни весной 2012-го.

P.S. Прощание с Игорем Квашой пройдет 4 сентября на основной сцене театра «Современник», начало — в 10 утра. Похороны состоятся в тот же день на Троекуровском кладбище.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera